Перейти к содержимому

IP.Board Themes© Fisana
 

Burglars' trip. Часть вторая


Сообщений в теме: 24

#1 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 06:12

Burglars' trip. Часть вторая

Автор: valley (ventrue@yandex.ru)
Бета: Lonely Star&Elga.
Рейтинг: PG
Пейринг: LM&SS, а также все остальные милые чудовища, встречающиеся им в пути.
Жанр: General
Отказ: Все, что где-то уже встречалось, – не мое. Коммерческие цели не преследуются. Автор благодарит оба алфавита за любезно предоставленные буквы.
Цикл: Burglars’ trip [2]
Аннотация: Взломщик – это не профессия. И не склад характера. Взломщик – это состояние души. Причем постоянное. Спойлеры из всех пяти книг. Константы, заданные мадам JKR - неприкосновенны. Факты – это святое. Почти.
Источник: http://snapetales.co...php?fic_id=1004

Разрешение на размещение на potterland.ru получено.

#2 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 06:21

Глава 1. Чем умнее черти, тем тише омут (часть 1)

История ритуально-шизофреническая, с элементами паранойи, на основе которой всемирно известный профессор Хогвартса Северус Снейп, может, и хотел бы написать очередную монографию (возможно, даже не одну), да врожденный инстинкт самосохранения не позволяет. Ибо не хочет профессор провести остаток своей бурной жизни ни в клинике Святого Мунго, ни в Азкабане. Так что не станет он монографию писать. Не судьба.

Felix cui nihil debet.
Счастлив тот, кто ничего не должен (лат.)

Последние два месяца этого отвратительного 1981 года я вспоминаю как в тумане. Больше всего боялся чего-нибудь не успеть, перепутать, не доделать, забыть.
А ведь еще уроки.
Мои попытки оставить школу сразу после исчезновения Лорда наткнулись на стойкое сопротивление Дамблдора. И хотя теоретически я считал, что я ему «должен», меня бы это не остановило.
Ни на секунду.
Кому я должен - всем прощаю.
Меня совершенно не волнует, что учебный год едва начался и что я не только преподаватель Хогвартса, но и декан Слизерина.
Плевать, что именно из-за меня третий год невозможно нормально преподавать защиту от Темных искусств. Вовсе не я устроил подобное безобразие, а «старый приятель» нашего директора. Вот пусть сами и разбираются.
Мне вообще нет никакого дела до того, что происходит в школе. Я устал и хочу домой. Запрусь в своих ашфордских подвалах - и пусть тут все горит синим пламенем.
Ненавижу людей.
Но я никогда по-настоящему не умел спорить с Кесом. А Кес - совершенно неожиданно - встал на сторону Дамблдора. И довольно настойчиво. Что уже само по себе было странно.
- Ты же говорил, чтобы я ни в коем случае не делал того, чего мне делать не хочется. И что теперь? Я не хочу там работать.
- Тогда зачем ты соглашался?
Не могу же я ему сказать, что два года играл в незнамо сколько раз перевербованного тройного агента, а учителем подвизался для прикрытия. Самому смешно.
- Мне надоело.
- Почему?
- Кес! Ты что, не понял? Я просто не хочу. С каких пор этого стало недостаточно?
- Этого, конечно, достаточно. Но ты уверен, Севочка, что твое желание действительно настолько сильное, что стоит пренебречь остальными факторами?
За последнее время он так редко говорил со мной серьезно, что я невольно слушаю его очень внимательно. Мне предлагается сравнить «силу своего желания» и «остальные факторы».
Я сравнил.
Не стоило даже начинать. Все и так ясно.
Желание покинуть школу продиктовано упрямством и нечеловеческой усталостью. «Остальные факторы» разнообразны и явно более серьезны.
Я не хочу, чтобы у Дамблдора были проблемы. Ему сейчас и так не до Хогвартса.
Я не хочу бросать свой факультет. С ужасом понимаю, что за два года успел привыкнуть к этим мелким, сопливым, тупым рептилиям. Кому они сейчас нужны? После исчезновения Шефа у моих змеенышей проблем только прибавилось. Практически все они - на проигравшей стороне, и бледный, вечно злющий декан в неизменной черной мантии является пока их единственным защитником. И от детей, и от профессоров.
Никого не волнует, как относились родители моих учеников к непонятно куда и надолго ли пропавшему Темному Лорду. Достаточно того, что они из чистокровных старинных семейств и что Шеф сам учился на моем факультете.
Пожалуй, Кес прав. Дети не виноваты, что вызывают у меня исключительно глухое раздражение. Они вообще ни в чем не виноваты. Во всем виноват только я сам. В своей мизантропии, в своей усталости, в своей периодически обостряющейся неврастении.
В январе мне исполнится двадцать семь. Через восемь лет Кес возьмется за меня всерьез. Я ему обещал. Восемь лет – это очень мало. Практически ничто. Тогда, в четырнадцать, мне казалось, что к тридцати пяти я стану умным, взрослым, сильным, опытным... и вообще, самым прекрасным. Теперь мне почти двадцать семь, и я прекрасно понимаю, что это была всего лишь очаровательная детская иллюзия. Ничего не изменилось. Прошло тринадцать лет, и ничего не изменилось.
Так неужели можно быть столь наивным и полагать, что за оставшиеся восемь лет изменится? Я вырос и только отчетливее понял, как меня раздражает этот вечно висящий надо мной дамоклов меч Наследства.
Может, и правда обзавестись сыном? А лучше - сразу тремя. Тогда Кес переключится на них и оставит меня в покое. Но это так... да что там – это будет самое чудовищное преступление, которое я вообще смогу совершить в своей жизни. Обзавестись сыновьями, чтобы отдать их Кесу. Меня-то ему никто не «отдавал». Просто мне так сказочно повезло. Не по-детски. И не могу сказать, будто меня что-то не устраивало.
А Дамблдор... не очень красиво бросать его сейчас.
Он ведь тоже устал.
Уж никак не меньше, чем я.
Целыми днями пропадает в их глупом Министерстве.
И вообще...
Если уж я тут остаюсь, то школе нужен директор. А не появляющийся изредка по ночам фантом. А то ведь я тоже не железный. Если он, явившись однажды, обнаружит, что я ненароком отравил МакГонагалл... вряд ли ему это понравится.
А какая бы она лежала… красивая... и тихая...
Эх, мечты...
~*~*~*~
16.12.1981
Кес, у меня к тебе просьба, так, знаешь, по-родственному. Понятия не имею, есть ли у тебя возможность и желание ее выполнять, но рискну. Не мог бы ты как-нибудь поспособствовать тому, чтобы Дамблдор вернулся в школу? Тут всем без него очень плохо, а мне особенно, потому что еще несколько дней близкого общения с МакГонагалл... И вообще, бардак. Попробуй, а?
Северус.
~*~*~*~
Мы заврались: думаем одно, говорим другое, пишем вообще непонятно что...
Григорий Горин.
Дом, который построил Свифт.

Приветствую, Альба!
Наслышан о твоих подвигах, мой мальчик, наслышан. Твой «Совет о беспорядках» бесподобен, чего и следовало ожидать. А ты еще говорил, будто я над тобой насмехаюсь. Что ты, мой хороший, я никогда не насмехаюсь, я только вижу суть вещей.
Реформированием налоговой системы ты еще не пробовал заниматься? Ах да, экономические вопросы тебя никогда особо не интересовали. Большинству старинных семейств хоть в чем-то повезло. Ну-ну. Чего ты только не достигнешь.
Желаю удачи.
Всегда полезно осваивать новый вид деятельности.
Клаус Каесид. Старейший Князь.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
18.12.1981
Кес! Ты совсем рехнулся?! При чем тут «Совет о беспорядках»?! Мало того, что ты... Совести у тебя нет, вот что! Не мешай мне работать!
И прекрати меня так называть!
Альбус Дамблдор.
~*~*~*~
Президенту Международной конфедерации магов.
Верховному чародею Уизенгамота.
Альбусу Персивалю Вульфрику Брайану Дамблдору.
Министерство Магии.
Лондон.
18.12.1981
Ах, извините. Вы же знаете, господин Председатель, что я давно путаю времена и события. Старческий маразм. И письмо-то было не Вам, Вы посмотрите повнимательнее - совсем не Вам. Это я своему старому приятелю писал, а мне тут Севочка сказал, что тот уже лет четыреста как умер. Вот незадача. Вы уж простите великодушно, такая путаница получилась, что взять с бестолкового старика? Глубина моего раскаяния безмерна. «Совет о беспорядках» - это, конечно, не про Вас, не берите в голову, Ваша общественно полезная деятельность вызывает только восхищение.
И умиление, если честно.
Мои почтальоны не всегда находят адресатов. Раз адресат «выбыл», то и отдали ближайшему. Ближайшему по сути в данной временной плоскости, так сказать. Видят-то они плохо, особенно днем.
Сожалею.
Больше не повторится.
Клаус Каесид.
Старейший Князь.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
18.12.1981
Кес, ты действительно так думаешь?
Альбус.
~*~*~*~
Президенту Международной конфедерации магов.
Верховному чародею Уизенгамота.
Альбусу Персивалю Вульфрику Брайану Дамблдору.
Министерство Магии.
Лондон.
19.12.1981
Я всегда говорю, что думаю, а еще чаще думаю, что говорю. На всякий случай. А то знаешь, как бывает: старые друзья, старые друзья, а потом оглянуться не успеешь - уже Председатель. Так что всего Вам наилучшего, господин Председатель.
Клаус Каесид.
Старейший Князь.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
19.12.1981
Если я уйду из Уизенгамота, только хуже станет. Ты не представляешь, что Крауч вытворяет.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
20.12.1981
Но ты не будешь уже иметь к этому никакого отношения. Ты – это ты, а Крауч – это Крауч. Не вижу связи. Если тебе нравится купаться в луже с помоями, то не все ли равно, кто плещется рядом с тобой? Мое отношение к политике тебе прекрасно известно. Не мажь грязью свое светлое имя, Альба. Пока вы в своей войне окончательно не погрязли, ты был согласен, что политическая деятельность – это мерзость, а теперь, когда от тебя ждут великих свершений, ты с готовностью этим занимаешься. Самовыражаться можно любым способом, вовсе не обязательно самым грязным.
Впрочем, это всего лишь мое мнение, так что желаю удачи.
Развлекайся.
Клаус Каесид.
Старейший Князь.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
20.12.1981
Я загляну к ночи. Ты не против?
Твой Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Министерство Магии.
Лондон.
20.12.1981
Мы теперь это обсуждаем? С каких пор, если не секрет, тебе требуется официальное разрешение? Помнится, я даже приглашал тебя как раз на это время, где-то к полуночи после войны. Война ваша кончилась, насколько я понимаю, так что добро пожаловать, господин Председатель. Всегда рад старым друзьям, даже в председателей переродившимся.
P.S. И Ника пригласи, пожалуйста, а то у меня одного может не хватить на тебя ни красноречия, ни терпения.
Кес.
~*~*~*~
Очень странно наблюдать за происходящим со стороны. Как на экзаменах. Ты уже свободен, выходишь, а вдоль стен стоят бледные личности, у которых еще «все впереди».
В школе меня это забавляло. Я радовался, задирал повыше подбородок и, презрительно усмехаясь, проходил мимо, провожаемый завистливыми взглядами.
Сейчас все очень похоже.
Только радости нет.
Пропало ощущение веселой игры.
Облегчение – да. Просто огромное.
А радости нет.
Совсем.
Зря я обижался на Эйва. Ведь он здорово поддержал меня. А у него-то как раз еще ничего не решено...
Айс велел мне заявить, что я сам накладывал «Imperio» на наших. Меня ведь уже оправдали. Я все равно за свои действия отвечать не мог, да это и в признаниях было. Но Айс сказал, что нужно в печать. В принципе, я не против. У меня теперь репутация человека, тяжело пережившего информацию о собственной преступной деятельности. Правда, убийств за мной не числится. Доказательств нет.
И не будет.
Так Айс сказал.
Ему, конечно, виднее.
А еще я теперь официально признан черным магом. С Темными искусствами на короткой ноге. Может, оно и так. Строго говоря, чем мы только не занимались. Но мне как-то сложно оценить. Особенно когда Айс все время рядом, потому что по сравнению с ним...
~*~*~*~
К Рождеству Дамблдор вернулся в школу. Нет, он все равно, конечно, проводил много времени в Министерстве, но он вернулся. Не знаю, что Кес для этого сделал. А может, и не Кес вовсе. Я никогда не спрашивал. Директор ведь и сам прекрасно понимает, что необходим Хогвартсу. Как воздух.
Мне - точно необходим.
~*~*~*~
Да уж. «Доброе имя» Малфоев сейчас, пожалуй, и яйца выеденного не стоит. В смысле благонадежности. Так это и не особо важно. Вот Айс говорит, что поддерживать официальную власть – моветон. В целом, я согласен, хотя… тогда не очень понятно, чем сам Айс последние несколько лет занимался. Но задавать ему такой вопрос я не стал. Есть у меня смутное подозрение, что ответа он все равно не знает.
Я признан не только черным магом, раскаявшимся и действовавшим не по своей воле, но и ближайшим сторонником Темного Лорда. О моей деятельности ходят просто чудовищные слухи, кстати, в первую очередь подогреваемые именно бывшими сторонниками нашего Повелителя.
Кроме того, я непонятным образом оказался большим приятелем Сириуса Блэка. Мы с ним, конечно, практически «родственники», но это же не причина...
Так как этот бред активно распространяется средствами массовой информации, то могу себе представить, чего стоит вся остальная газетная писанина.
Но читаю с огромным удовольствием. Публикуемые отчеты о судебных заседаниях – это вообще из области «сказок на ночь», что я в свое время Шефу рассказывал. Кто мог, все оправдались. Каркаров, конечно, в тюрьме. Но он сам виноват. Мгновенно во всем признался. Теперь не отвертится.
Крауч зверствует в Министерстве. Его там сильно не любят, но если он станет министром (а к этому все идет), то вполне может пересмотреть закрытые дела. Кто ему помешает? Айс говорит, что это невозможно. Пересматривать уже вынесенные решения никто не станет. Не знаю. Не уверен. Крауч пока не министр, он только начальник Департамента по Магическому Законодательству, а вытворяет Мерлин знает что. Отправил же он Блэка в Азкабан. Без суда. А в этом деле точно что-то не так. Все газеты писали, что Петтигрю обвинил нашего родственничка в предательстве Поттеров и был убит. На Блэка это очень похоже. Он всегда был немного не в себе. Легко верю, что взбесился из-за какой-нибудь ерунды и дюжину магглов со злости на тот свет отправил. Может, оно и так. Но Петтигрю, прибежавший к Шефу больше года назад и сдавший всех, кого только смог, очень странно выглядит со своими обвинениями. Айсу я так и не рассказал об этом. Я не самоубийца. Он мне голову оторвет, если узнает, что я скрывал от него болтающегося среди авроров предателя.
Трэверс с Долоховым не смогли оправдаться. Их еще при Шефе искали. Против них множество свидетельств. Трэверса я знаю плохо, а за Тони обидно. С ним приятно было работать. Очень надежный партнер.
Не выживет.
Из Азкабана не выходят.
Нет теперь того, кто всегда стоял «сразу за мной». Розье убит аврорами. Раньше мне часто хотелось, чтобы его не было «сразу за мной». В школе точно хотелось. Потом стало как-то все равно... Но ощущение оставалось. А сейчас... Не могу сказать, что меня это особо радует.
Но во всем следует искать положительные моменты. Зато остальные все живы.
Лестранги выкрутились. Подозреваю, что без Айса не обошлось. Да у Белл и без того ума всегда хватало. А защитой Эйва точно Айс занимался. Это я просто знаю. И за Уолли я зря переживал. Он, кажется, был единственным из нас, кого вообще ни в чем не обвиняли. Это хорошо. Его некому было прикрывать. Айс его терпеть не может, а у меня у самого сейчас положение не очень устойчивое.
Нет, конечно, достаточно устойчивое.
Но не очень.
~*~*~*~
Любопытное ощущение, когда приходишь, ну, так скажем, к себе домой, а там… все совсем не так, как ты привык. Особенно если, кроме тебя, в этом месте никто не… живет. Не знаю, можно ли в моем случае так выразиться.
До смерти уставший после бесконечного общения с МакГонагалл, с детьми, с котлами, в которых несчастные бестолковые студенты по традиции варили Мерлин знает что, с Филчем, который почему-то одарил меня своей симпатией, решив, что я намного приятнее остальных обитателей Хогвартса, я буквально выполз на Тревес из Западного камина, молясь, чтобы меня никто не увидел, и зная, что это невозможно. «Встречающие» есть всегда. В некоторых вопросах Кес очень аккуратен.
Раскланялся - так принято. Поулыбался - они не любят, когда я ругаюсь без причины, а по их понятиям, достойной причиной можно считать только конец света, и то не всегда. Потащился к себе в Восточное крыло. Поднимаясь по лестнице, начал подумывать, а не навестить ли Фэйта…
Мне всегда казалось весьма забавным, что подобная идея приходит в голову, когда я попадаю в свой замок на севере Ирландии.
Ненаносимый.
Ненахождаемый.
Недосягаемый.
Сведений о котором нет ни в одном министерском архиве.
И вот из этого места я делаю три шага и оказываюсь в Имении, до которого и от Хогсмида намного ближе, и добраться из Хогвартса гораздо проще.
Как обычно в таких случаях, я решаю, что невероятно глупо протащиться через Тревес, чтобы подняться по лестнице и провести вечер с Фэйтом. Ведь можно было отправиться к нему из школы. Но там у меня даже мыслей подобных не возникает. Возможно, мне просто не нравится его камин в холле. Слишком... на виду. Мало ли. Лучше уж сразу в кабинет. Фэйт и раньше проводил там много времени, а теперь и вовсе никуда не ходит. Во всяком случае, не помню ни одного раза с ноября месяца, чтобы я пришел, а его там не оказалось.
Рассуждая таким образом, я поднялся в свою спальню и… остолбенел. Вся комната была завалена каким-то барахлом. Оно лежало… везде. На полу, на креслах, на кровати. Всюду.
Что это?..
А главное: как оно сюда попало?!
Ответ, на самом деле, элементарный. Эльфы не могли этого сделать. А если бы приехала Эстер, я бы знал. Но она вовсе не собиралась возвращаться в Англию. Солнце Италии понравилось детям больше наших туманов, и Эс оказалась с ними вполне солидарна.
Оставался Фэйт.
Честно говоря, я испугался. Очень. Пробираясь к камину мимо наваленных повсюду коробок с какими-то непонятными предметами, бумажных пакетов, тоже неизвестно с чем, книг, раскиданных по полу, и прочего мусора, я уже почти догадался, что у него могло случиться. И догадки эти мне совсем не нравились.
Споткнувшись и практически свалившись на груду какого-то тряпья, лежащего на моей постели, я наткнулся взглядом на мантию-невидимку Фэйта. Никогда не понимал его глупых пристрастий к подобным розыгрышам. Она только для детских выходок и годится. Совершенно бесполезная вещь. Следы остаются, материя не исчезает, тепловой эффект сохраняется, с головой накрываться – душно, и дыхание, соответственно, плавно переходит в сопение. Ерунда, короче.
Вот если бы превращаться в туман…
Стоп.
Хватит. Я много лет запрещаю себе думать об этом.
Нельзя!
Подхватив с кровати мантию Фэйта, я завернулся в нее тщательнейшим образом и полез в камин.
Если в Имении происходит то, о чем я подумал, то мое открытое присутствие там ни к чему. А скрытое - как раз очень даже может пригодиться.
Не дай бог, конечно.
Но мало ли…
~*~*~*~
Они, естественно, предупредили.
Совой.
За три минуты до своего появления.
Было их четверо, и явились они через камин, потому что разрешать им аппарировать я вовсе не обязан.
Очень спокойные и вежливые.
«Не беспокойтесь, мистер Малфой».
«Все в порядке, мистер Малфой».
«Вы ведь не против, мистер Малфой».
«Вы же понимаете, как сейчас все обеспокоены».
«Поступил сигнал. Мы только посмотрим».
И, наконец, «мы начнем с подземелий, разумеется».
Ну разумеется. Начинайте. Вот там-то как раз ничего и нет. Айс постарался. Он один умнее всего вашего Министерства в двадцать пять раз. А я пока наверх пойду. Вот где проблем не оберешься. Если вы туда доползете. После моих подвалов. Оставить бы вас там одних. Вы бы еще и заблудились.
«Конечно, конечно, господа! Располагайтесь! Ищите! Леди вас проводит. Чувствуйте себя как дома!»
Самое смешное, что в Имении они сейчас могут найти массу интереснейших вещей. Только, боюсь, совсем не тех, что ищут. Вот будет цирк. Может, и внимания особо не обратят. Они же все-таки «борцы» с Темными Искусствами, а не с экономической преступностью.
А вдруг они универсальные… специалисты?
Примерно об этом я думал, мчась по лестнице наверх.
Благо, Нарси не видит.
Бегать-то мне запрещено.
А по лестницам особенно.
~*~*~*~
Не обнаружив на третьем этаже ни души, я начал медленно спускаться.
Никого.
И тишина.
Неужели все так плохо?..
~*~*~*~
Вообще-то паниковал я здорово. Все, на что падал взгляд, казалось мне криминальным и, соответственно, опасным. В кабинете находилось множество всяких пустяков, которые при желании очень просто было счесть… предосудительными.
Книжный шкаф можно было отправлять в их Министерство целиком, потому что в самой библиотеке на первом этаже Айс ничего такого не оставил, а вот у меня… Как-то мы с ним никогда не думали о возможности обыска.
А последняя партия контрабандных волшебных палочек из Гонконга в количестве трех с половиной тысяч... Что же мне со всем этим делать?.. Они, правда, по большей части бракованные, но почему-то неизменно пользуются спросом. Уже много лет. Никогда не мог понять, кто покупает подобные вещи. Они даже «lumos» больше пятнадцати минут не держат. Не говоря уже о преобразовании энергии в принципе. Разве можно ими пользоваться?..
Когда я снимал с каминной полки большую колбу с каким-то ядом, оставленную здесь Айсом пару дней назад, я вспомнил про Джойн. Вряд ли они туда сунутся. То, что камин в моем кабинете к сети не подключен, проверяется элементарно, и лезть в него для этого вовсе не нужно.
Левитировать все, что могло показаться подозрительным, было делом трех минут.
Надо спуститься к «гостям».
А то еще заподозрят что-нибудь неладное.
Не отобьюсь ведь потом.
~*~*~*~
Фэйт обнаружился в подземельях. В компании четырех авроров и трясущегося от ужаса эльфа, который, видимо, приносил им выпить.
Нет, ну вы только посмотрите!
Он уже даже с аврорами пить готов.
Убью гада!
Ладно.
Я с ним потом разберусь.
На самом деле, этого и следовало ожидать. Просто я боялся, что они окажутся умнее. Надо же быть просто слабоумным, чтобы оставить в подвале хоть что-то из того, что эти придурки ищут. У меня в Восточном крыле вещами Фэйта завален весь бальный зал. Там половина его библиотеки. На ближайшие несколько лет все так и останется.
Вот я как знал, что рано или поздно они придут.
Проверять.
Не мало ли мы им всякой ерунды сдали.
Даже странно, что три месяца не приходили.
Все основное мы с Нарси в первую же ночь переместили. Вот кто чем в ту ночь занимался, а я малфоевский хлам таскал, незнамо сколькими поколениями собранный. Тогда совершенно был в панике. Теперь смешно. Я потому Фэйту и не говорил ничего те три дня. Чтобы он хоть не мешался!
И оказался прав.
Я всегда прав.
Если бы его, бедняжку, удар хватил сразу, а не на четвертые сутки, было бы намного хуже. А так получилось, что замучили человека допросами.
А теперь он с ними пьет!
Ну не идиот?!
~*~*~*~
Очень милые люди. Дальше подвалов и не пошли. Видать, устали.
Так я примерно все это себе и представлял. Конфисковали каменную плиту, на которой я в свое время пытался зарезать маггловскую девочку, принесенную для этой цели мертвецки пьяным Лестрангом. Сказали, что если плита мне нужна, то я могу подать жалобу в Департамент Магического Правопорядка, и ее, скорее всего, вернут.
Да мне не жалко, на самом деле. Я так понял, они хоть что-то конфисковать должны были.
Вроде как не зря работали.
Проводив их до камина в холле и пригласив приходить еще, я, под пристальным взглядом Нарси, направился вверх по лестнице.
Медленно и печально.
И как только оказался вне поля ее зрения, бегом устремился на третий этаж, с размаху врезавшись в стоящего на площадке Айса, которого секунду назад там не было.
Сразу заметив, что в руке он держит мою мантию-невидимку, я резко опустился на верхнюю ступеньку, лихорадочно соображая, давно ли он тут... бродит.
В моей мантии.
- Бегаем, значит, - очень тихо проговорил Айс, сверля меня злющим взглядом.
Мерлин.
– По лестнице. Бегаем.
Почему меня не арестовали?.. Сидел бы себе сейчас в Министерстве... Как хорошо.
- Пьем, значит. С министерскими аврорами. Виски пьем.
Совсем худо...
- Идиот! – вдруг заорал он.
Убьет.
Я схватился за сердце и старательно задышал, широко открыв рот.
- Что? – быстро спросил Айс.
- За-адыхаюсь…
~*~*~*~
Мерзавец!
Негодяй!
Все врет!
Совершенно точно врет!
А с другой стороны… он наверняка перенервничал…
И сильно.
Балбес.
Пускай притворяется, если ему так хочется.
Мне не жалко.
~*~*~*~
- Пойдем-ка, - пробормотал Айс, тихонько подняв меня под руку со ступеньки.
Вот так уже лучше. А то сразу: «Идиот!»
Я тебе покажу «идиота».
В следующий раз вообще мгновенно в обморок упаду.
Все равно никто не видит.
Будешь знать.
~*~*~*~
Зря я на него разорался. Он ведь и правда еще не совсем здоров.
Это я понял, когда увидел, что оставленную мной позавчера колбу с экспериментальным арсином он так и забыл убрать со стола в кабинете.
Работать в Ашфорде я не мог. Любые производные этого газа имеют весьма неприятный чесночный запах. Меня мгновенно выставят вон. Причем с большим скандалом.
В школе тем более невозможно. По моему кабинету постоянно шастают какие-то дети. Особенно когда меня там нет. Ставить на них настоящие ловушки мне, естественно, никто не позволит, поэтому я не могу оставлять там очень опасные соединения. А эксперименты, в которых я смешиваю токсичные вещества с различными элапидами, смертельны по определению. Даже испарения. Не говоря уже о чем-то другом. Вот я у Фэйта этим и занимался. Получалось совсем неплохо.
Только какого дьявола он оставил результат моих двухмесячных трудов прямо посреди стола? Если бы авроры дошли до кабинета, им и не надо было бы больше ничего искать. Могли бы сразу забирать и яд, и хозяина дома. Они вообще за ядами очень серьезно следят. Я сам на этом погорел два года назад. Отравителей здорово боятся. Выловить их практически невозможно, специалистов почти нет. Так что авроры любое неопознанное зелье сразу к себе тащат и расследование начинают.
А я тоже дурак. Вот будет весело, если Фэйт из-за моих экспериментов в Азкабан загремит.
Сказать ему об этом?
Или не надо?
- Фэйт, ты яд забыл на столе.
- Не может быть… Вот зараза. Представляешь, все время помнил…
Однозначно нездоров.
Совершенно точно.
~*~*~*~
Имея, что друзьям сказать,
Мы мыслим – значит существуем;
А кто зовет меня дерзать,
Пускай кирпич расколет х@#м.
Игорь Губерман.

Белл сидит на ковре у камина.
Рядом с моим креслом.
Абсолютно пьяная.
И рыдает.
- Я-то его ненави-и-идела-а-а! А он, оказывается, всегда был за на-а-ас! Ты понимаешь, Лю-ю-юц! За на-а-ас! За Лорда! Сириус тоже мечтал об установлении Темного Поря-я-ядка-а-а! А теперь Лорд исче-е-ез, а он в Азкаба-а-ане...
Далее неразборчиво.
Как я попался, однако. Только мне и не хватало здесь историй о вечной любви. Бр-р...
- Что делать, Лю-ю-юц? Мы-то все свободны-ы... А он в тюрьме-е... Ну, придумай же что-нибу-у-удь...
Не понял.
Кто?
Я?
Она сумасшедшая?
Или это я так похож на придурка?
Я все сделал как обещал.
Сам себе обещал.
Еще в школе.
И Айс наверняка доволен.
Он, конечно, не признается, но я уверен, что доволен. С этими уродами, семь лет отравлявшими нам жизнь, наконец покончено. Двое мертвы, третий навсегда посажен в Азкабан. Навсегда – это шутка такая. Долго там не живут. Четвертого в расчет не берем. Он был виноват только тем, что постоянно с ними таскался. Условно можно считать, что свои долги они нам заплатили.
Так в чем теперь проблема?
- Мы должны-ы его спасти-и...
Ну, знаете!..
Может, я кому и был должен, так уже всем отдал.
Даже больше, чем был должен.
Все, оказывается, под моим «Imperio» ходили.
Теперь их оправдали, а у меня, как выяснилось, неприятности только начались. Причем довольно... своеобразные.
Я тут явился на прошлой неделе в Министерство, так от меня какие-то две девицы так и припустили по пустому коридору. С визгом. Что я им сделал? Я их первый раз видел. Дуры. Это все Айс со своими газетами.
Хватит. Я наигрался на всю жизнь. Надо забрать Нарси с Драко и уехать куда-нибудь. Где потеплее. Года на два. Да вот хоть к Эстер в Италию. Она давно звала. Куплю там что-нибудь... на берегу...
С Шефом, конечно, было весело. Но без него как-то… спокойнее. Мне приключения немного наскучили, если честно. Когда повседневная экстремальность становится чем-то привычным, это слегка… утомляет.
А мне теперь волноваться вредно.
Айс заставляет меня пить всякой дряни раза в три больше, чем раньше. Нарси только и следит: ничего не трогай, ребенка не поднимай, по коридору не бегай, шоколад не ешь, вино не пей, в Министерство не ходи, в подземелья не спускайся, на эльфов не рычи...
Я слушаюсь. По мере сил.
Драко не поднимаю. Сразу подкидываю. Или левитирую. Ему так даже больше нравится.
По коридорам не бегаю. Зачем? У меня полно потайных ходов. И ей никогда не узнать, что я там делаю. Бегаю, ползаю или летаю. Ни ей, ни эльфам этим ее противным, которые все время за мной следят, а потом «хозяйке» доносят. Недаром я их не выношу. С детства.
Шоколад не ем. Я его теперь пью. Просто из вредности.
Зато не пью вино. Как будто, кроме вина, у меня выпить нечего.
В Министерство не хожу. Мне уже не надо официальным входом пользоваться. У меня еще с прошлого месяца есть разрешение на аппарацию. Разные весьма влиятельные личности крайне заинтересованы, чтобы я там появлялся почаще. С деньгами, естественно.
В подземелья не спускаюсь. Мне сейчас и вправду не до них. Что там делать-то? Даже плиту мраморную - и ту авроры унесли.
На эльфов не рычу. Сказал Нарси, что как увижу - сразу убью. Без предупреждения. С тех пор ни одного не видел. Они это умеют.
Так что я теперь послушный-послушный. Нарси довольна. А довольная жена – основа семейного благополучия.
И комфорта.
Нет уж, дорогая сестричка Белл, поищи кого-нибудь другого.
Мне пока тишина не надоела.
~*~*~*~
Белл совсем свихнулась. Вот кузен у нее психованный, и она сама такая же. Может, это у них семейное?.. Хотя нет, Нарси же нормальная. Даже слишком. Здесь Фэйту повезло. Он вовремя сообразил, что приключения хороши на стороне. Там, где-нибудь подальше – пожалуйста. А дома все должно быть традиционно и спокойно. Вот у него и тихо. Когда Нарси о его похождениях не знает, разумеется. Так она и не знает. На это у него всегда ума хватало.
А Белл… она немного… шумная… Да что там...
Она меня задолбала!
Задолбала!
«Мы найдем Повелителя!»
Зачем?
«Он вернется и освободит своих верных слуг!»
Кого? Долохова с Каркаровым? Кому они нужны? А наших всех оправдали.
С Белл я, конечно, не спорю, а вот при Фэйте не сдержался. Он терпеливо выслушал мои вопли, глядя почти с жалостью, а потом сказал:
- При чем тут Долохов? Ты же знаешь, кто ей нужен.
Знаю.
Плевать.
То, что требует от меня Белл, все равно Лорду не поможет.
Такие вещи вообще никому помочь не могут.
Только навредить.
А ее бешеный кузен… Я, честно говоря, совершенно был не готов к такому повороту событий. Это надо же! В школе не разлей вода ходили, а потом… Вот так Гриффы! Очень странная история. Может, «Imperio»? Уж больно Шефу хотелось до Поттеров добраться. Хотя цену этих «Imperio» я прекрасно знаю. Ерунда. Не может быть. Просто Лорд… Он ведь и не таким, как Блэк, головы дурил. Как он Роквуда окрутил. До сих пор удивляюсь. Уже немолодой человек, уважаемый, солидный… Шеф на него много времени потратил. Так ведь не зря же. Если бы не сеть Роквуда, таких серьезных проблем у министерских бы не было. И Роквуда, кстати, даже не обвиняли ни в чем. Так он и затаился.
Ну-ну…
~*~*~*~
Белл только и твердит о каких-то ритуалах. Говорит, что если даже Повелитель и умер, то запросто можно его вернуть, но Айс не хочет. Она уверена, что Айс может это сделать. Лично я уверен в обратном. Из чужих рук, да еще от невежества, все очень просто. Если бы это было так легко, то покойники давно бы среди нас жили. Причем в огромном количестве. Большинство людей не отказались бы кого-нибудь «вернуть». Даже я.
Но Белл уверяет, будто у Айса есть книга, в которой подробно описано, как это сделать.
Я, конечно, знаю, о чем она говорит.
Все об этом знают.
Только никто не пробовал.
Считается, что очень опасно, да и… лично я в это не верю.
Книге той почти полторы тысячи лет, и о ней ходят жуткие легенды. Ее называют Книгой Зла, Книгой Вызова Мертвых, Книгой-Ключом, который открывает проход в измерения ада. Это все ерунда, конечно, только Айс сказал мне по секрету, что когда он у Кеса спросил, то Кес ему запретил к этой книге даже приближаться. Ясное дело, Айс и не хочет. Я тоже не хочу. Никогда не слышал, чтобы Кес запрещал Айсу что-то делать. Там «Севочка» всегда прав. Надо меру знать.
Только боюсь, что Белл…
Айс все равно сделает то, что она хочет.
Я уверен.
~*~*~*~
В конце концов – это даже интересно. Все равно ничего не получится. Белл просто не сообразила, что вернуть Шефа таким образом нельзя. Он же не умер. Точно не умер. И Кес так считает. Да и все. Так что я ничем не рискую.
А почитать интересно будет. Мне интересно. Что-то я сомневаюсь, что они долго смогут это слушать. Подозреваю, что веселого там мало.
~*~*~*~
Айс обещал Белл, что книга будет. Собираемся у меня. Сам я почти никуда теперь не хожу. Нарси с Айсом зорко за этим следят. Только в Министерство, о чем они, как правило, не знают, и по парку гулять. Ну и ладно. Не очень-то и хочется. Дома лучше.
Руди притащил в нашу компанию своего брата Рабастана. По-моему, Белл его не любит. Я привык, что не любит она только меня. И обиделся.
Эйв привел неизвестных мне личностей, на которых я в свое время якобы «Imperius» накладывал. Конечно, я их где-то видел. У Шефа, вероятнее всего. Но незнаком.
Айс их знает.
Довольно неприятные.
Нотт – худой, похожий на постоянно извивающегося червяка, с цепким взглядом бесцветных глаз.
Крэбб и Гойл. Что-то в них есть… общее. Крэбб вроде поприличнее.
Уолли тоже с ними знаком. Ему их присутствие откровенно неприятно. Я подумал, что, может, потому Айс и велел Эйву пополнить наше слегка поредевшее общество. Чтоб Уолли не расслаблялся.
Наблюдаю за «новичками», пытаясь определить, что Айс в них нашел. И зачем велел мне «присоединить» их к своему «Imperio».
Не знаю.
Как он там говорил: «или мозги, или талант, или…» Не помню. А… кажется, там еще может быть душа… или сердце… Нет. Не помню. И ничего в них не вижу. Ни ума, ни таланта. Про душу и сердце вообще молчу. Не понимаю, зачем Айс им помогал. Может, он на них экспериментировать хочет? На Уолли-то я ему не разрешаю, а он как раз опять в какие-то исследования ударился. Уже больше месяца у меня в лаборатории целыми ночами какое-то зелье вонючее варит. Как раз на прошлой неделе долго рассказывал мне о своих успехах. Я повосхищался. Хотя и не понял ничего.
Ну точно.
Наверняка он этих милых людей будет ядом поить.
Только бы не у меня дома.
Тут теперь и так постоянно авроры шастают.
~*~*~*~
Хочешь завести друзей? Заведи их подальше.
Иван Сусанин.
Я принес то, что требовала Белл. Если ей это так важно…
Фэйт задумчиво разглядывает большую книгу в темном кожаном переплете:
- Разве у меня такой нет?
- У тебя было две. И обе фальшивки. Правда, хорошие.
- Почему «было»?..
- Ты сдал их аврорам, - удержаться от ухмылки я не могу, но он не обижается.
- А… - Фэйт возвращает мне книгу с некоторой опаской, - и что теперь?
- Если эта настоящая, то надо сначала хоть прочитать, о чем там, - решительно заявляет Нотт.
И я так думаю. Может, пока будем читать, даже выборочно, их пыл, глядишь и поугаснет. Тут больше тысячи страниц. Правда, рукописных. Но все равно много.
- Сев, читать будешь ты! - требовательно объявляет Белл.
Ну неужели ее заставлю.
- Читать в любом случае буду я. Книга на арабском.
~*~*~*~
Когда каждый устроился в моем кабинете в соответствии со своими понятиями о комфорте, Айс задумчиво потер переносицу указательным пальцем и произнес:
- "Аль Азиф". Гм… Ну... очень приблизительно это можно перевести как "вой ночных демонов". Ладно, слушайте. «Некромант - темный волшебник, чья деятельность связана с воскрешением мертвецов, а также управлением различными созданиями для своих целей. Некромант не принадлежит ни Тьме, ни Свету, а скорее третьей силе, которая в конце концов настигает создания Тьмы так же, как и создания Света, - это Смерть».
- А повеселее там ничего нет? – у меня сразу испортилось настроение.
- Если ты будешь меня перебивать, Люци, мы так никогда не закончим. «Мощь Некроманта формируется из ночных кошмаров…» М-да… Чушь какая-то. Из ночных кошмаров только паранойя формируется... «Даже имея огромные силы, некромант не может и не будет стремиться к власти над другими. Не может в силу определенных причин, а не будет, потому что ему не нужна власть. Сила некроманта разрушает реальность, рядом с ними искажается пространство…»
Где-то я уже слышал про пространство. Ну конечно! Это же про Кеса. Все от первого до последнего слова. А я-то всю жизнь думал, кто он такой. Так вот чему он там Айса учит. Тогда, конечно… Может, Белл и права... Только я так понимаю, что кому-то из нас придется проделать все, что эта книга потребует. Интересно, кому. Айс, в принципе, против. Он и книгу-то приносить не хотел.
Что-то я отвлекся...
- «…ничто не вечно, кроме Смерти...» - монотонно вещает Айс.
Прелесть какая!
- «Любая ошибка во время ритуала может оказаться роковой…» Это и так ясно… Заклинания приводятся…
- Какие? – нетерпеливо спрашивает Белл.
- Заклинание связывания злых чародеев...
- А оно нам нужно?
- Ну, это, вообще, может пригодиться… На будущее… На всякий случай... - Айс задумчиво поглаживает переносицу.
Еще не хватало!
- Зачем? – удивленно спрашивает Крэбб.
- Ну, вдруг Шеф, когда вернется, будет не совсем адекватен… - со смехом говорит Эйв.
- А когда он был адекватен? – мрачно замечает Руди.
- Это ты зря. Лет пять назад еще вполне…
Белл, конечно, виднее.
- Да, а то он от расстройства сначала нас всех поубивает, а потом…
Мне бы хоть десятую часть оптимизма Эйвери. Сидит перед полной тарелкой пирогов и радостно фантазирует о том, как мы вернем Шефа, а он нас всех на радостях поубивает. В благодарность. Не иначе.
- Заткнитесь уже! – злится Айс. - Заклинание против полчищ демонов...
Ой.
- Еще одно связывание чародеев… Заклинание Гор Масшу… Не знаю, как это можно перевести… «Тем, кто намерен проводить описанные здесь ритуалы, рекомендуется особенно позаботиться о создании магической защиты…»
Кто бы сомневался! Полчища демонов...
Что-то мы не то затеяли.
Я уверен.
- «…заставлял подняться демонов и мертвых… Я нашел Врата, которые ведут Наружу, через которые…»
- Сев, наружу чего?
- Откуда я знаю? «…через которые вечно наблюдают Древние, стремящиеся войти в наш мир…» Тут про какие-то символы… «Первый - это Знак нашей расы, пришедшей из-за Звезд… Второй - это Ключ, с помощью которого могут быть призваны Старшие Боги, третий - это Знак Наблюдателя. Наблюдатели - это раса, которую послали Старшие. Она стоит на страже, пока ты спишь...» Ну, тут они все изображены, и если вы хотите кого-то вызывать, то придется делать амулеты с этими символами… Вот! Нашел! «Чтобы эти печати действовали, их надо вырезать на камне, вкопанном в землю, или на алтаре, где совершаются жертвоприношения. Их также можно выгравировать на металле твоего Бога…»
- У нас есть бог? – спросил Эйв, доедая очередной пирожок с ежевикой.
Айс смерил его мрачным взглядом и изрек:
- У тебя точно есть.
Мы засмеялись.
- «Или Богини…»
- Эйв, у тебя и богиня есть, - Уолли решил продолжить обсуждение этой скользкой темы, что мне совсем не понравилось, потому что высмеивание Эйвери могло кончиться большой неприятностью, если это происходило в присутствии Айса.
- Согласен, - блаженно протянул Эйв, сразу сняв возникшее в комнате напряжение, - бабушка божественно печет пироги.
Айс, определенно, прав. Эйвери нам необходим. При нем и поругаться-то как следует никогда не получалось. Даже Шеф это ценил.
- «Огненный амулет, - продолжал Айс, недовольно морщась, - это могущественная печать, предохраняющая от всех, кто может явиться из-за Врат Внешнего Мира. Его следует изготовлять из чистого серебра при свете полной луны…»
~*~*~*~
- «…на амулет этот никогда не должны падать солнечные лучи. Эти тайны ни в коем случае нельзя открывать проклятым Служителям Древнего Змея...»
- Люци, тебе нельзя. Уши заткни. И отвернись, – веселится Белл.
- Кто бы говорил! Я, между прочим, сегодня не пил, – обиженно ворчит Фэйт, - в отличие от некоторых.
Это он зря. Мы все сегодня в полном порядке. Иначе я не стал бы читать.
~*~*~*~
- «Сохрани их в своем сердце и храни молчание... друзья юности отвернулись от меня... Проведя в скитаниях семь лет, я узнал, что все мои прежние приятели умерли…»
Ну, не без этого…
- «…наложив на себя руки по неведомым никому причинам…»
Никак древнему змею дослужились.
- «Я изучил многочисленные разряды демонов и злых божеств. Я узнал старинные легенды о Древних. Так я смог достойно вооружиться против чудовищного Маскима, который лежит в засаде за гранью мира, готовый схватить легкомысленного путника…»
- Сев, не пора ли нам перейти к чему-нибудь более практическому? Долго еще этот хвастун будет перечислять свои достижения?
- «…которую зовут Мечом, Рассекающим Череп…»
- Сев!
- «…ужаснейшего рода смерть», вы меня достали, лорд Малфой, - проговорил Айс на одной ноте, - «...со временем я выучил имена и свойства всех демонов, дьяволов, злых духов и чудовищ, перечисленные здесь, в Книге Черной Земли...»
- А это обязательно учить?
- Люци, заткнись! – уже хором.
Они совсем без Шефа со скуки обалдели, если им это интересно. Сейчас начнут всякую чушь заучивать. Я не буду. Я однажды уже заучивал как проклятый имена неведомых демонов и чудовищ, а потом почти пять лет был уверен, что у меня предки магглы. Все. Больше я так не попадусь.
- «…в одиноких церемониях, что я проводил в холмах, с огнем и мечом, с водой и кинжалом, при помощи странной дикорастущей травы, которая придает душе великие силы и помогает в невообразимо далеких путешествиях в небеса и в ад…»
- И имя той траве - ко-но-пля-я, - низким голосом, нараспев произносит Белл.
Айс хмыкает и - не в силах сдержаться - тоже начинает смеяться.
- Это точно. «…в этих путешествиях я получил следующие далее формулы для амулетов и талисманов, которые позволяют Жрецу невредимым пройти среди сфер, где он может скитаться в поисках Мудрости. И теперь, когда мое путешествие длится вот уже тысяча и одну луну…»
Сколько же той травы у него было?..
- «…Маским крадется за мной по пятам… Рабишу вцепился мне в волосы…»
- Странный человек… - задумчиво говорит Руди под еле сдерживаемый беззвучный хохот остальных, - если у него такой приход… мрачный, так зачем же…
- «…Ламмашта разинула смертоносные челюсти… - всхлипывая, продолжает читать Айс, - посему я должен торопиться… ибо мне кажется, что теперь вся подземная свита Эрешкигаль ожидает меня в засаде…»
- Во дает!
- Да у него просто мания преследования.
- Ага, как у Шефа была… Он, помнишь, тоже как-то рассказывал, что за ним какие-то твари бегали…
- Может, он авроров имел в виду?..
- Не, он говорил, что зеленые… с большими головами…
- «…мечтая лишь о том мгновении, когда они смогут вцепиться мне в горло...»
Все. Доигрался парень…
- «...разорванная черта откроет дорогу тварям из Внешнего Мира. Приноси жертвы в должном месте и в должное время...»
- Каких они жертв-то хотят?
- Тут не сказано, - сквозь всхлипывания отвечает Айс, вытирая слезы, - тут только говорится, что если все правильно сделаешь, то «Боги даруют тебе умереть до того, как Древние снова воцарятся на земле!»
- Ну, слава Богу. А то я уже испугался, - резюмирует Эйв все прочитанное Айсом под дружный хохот присутствующих.
~*~*~*~
- «Существует Семь Богов Звезд. У них есть Семь Печатей, каждую из которых можно использовать в свой черед. У них есть Семь Цветов и Семь Материальных Сущностей; каждому из них соответствует одна из Ступеней на Лестнице Светов...»
Чепуха, на самом деле. Может, в прошлом тысячелетии их и было семь, так ведь теперь-то больше.
- Кажется, мы дошли до сути? – неуверенно спрашивает Нотт.
И что я должен был ему ответить?
~*~*~*~
- Возможно, - сухо произносит Айс.
Еще бы понять, до сути чего именно мы так лихо дошли.
- «Прохождение Ворот наделяет Жреца и силой, и мудростью, чтобы использовать эту силу. Повелители Сфер и их атрибуты таковы...»
Здесь что, только мне от скуки челюсти сводит?..
- «Бог Луны зовется Нанна. Он старейший из Странников. Он длиннобород…»
- Это наверняка твой сдвинутый директор.
- Дамблдор? – удивленно спрашивает Нотт, еще не слишком хорошо знакомый с нашими затасканными шуточками.
- Люци, лучше не выступай, - поглядывая на подозрительно напрягшегося Айса, шепчет Эйв.
- Вряд ли… хотя все может быть...
Интересно, Айс кому так загадочно ответил? Мне? Или Нотту?
- «Цвет его Серебряный. Иногда его называют Син. Врата его первые, через которые ты пройдешь в следующих далее ритуалах. Его печать надлежит вырезать на принадлежащем ему металле в тринадцатый день Луны, без всяких свидетелей. Завершив это, следует завернуть печать в лоскут самого лучшего шелка…»
- В пижаму, что ли?
- Люци! Мы тут занимаемся серьезными вещами! – возмущается Руди, поглядывая на очень сосредоточенно слушающую Айса Белл.
Да? Он что, действительно так думает?
Лучше мне помолчать, а то Айс…
- «…и хранить до тех пор, пока не пожелаешь использовать ее; извлекать же ее можно лишь в те часы, когда Солнце удаляется на покой». Тут есть картинка… «Изображение должно быть вырезано очень тщательно во избежание возможных дурных последствий...»
- А оно нам надо?
- Дурные последствия? Или амулет?
- Слушай, Сев. У тебя в Ашфорде наверняка все это есть.
- Особенно конопля.
- Конопля и у меня есть, а что толку-то? – равнодушно отзывается Уолли.
- Ну... можно попробовать... попутешествовать...
Эйва все еще тянет на приключения.
- Думаешь, встретим там Шефа? – удивленно спрашивает Гойл.
- Ну, не знаю... – тянет Руди. - Сев?
- Я так полагаю, что кого захочешь, того и встретишь. Хотя не уверен. Траву могу вам принести, а от путешествия увольте. У меня завтра в девять лекция.
- Читай лучше дальше.
- «Бог Меркурия Набу. Это очень древний дух...»
Кто бы сомневался…
- «Он длиннобород...»
Да ну?
- «...и носит на голове корону с сотней рогов…»
Сотней? Очевидно, сколько жен, столько и рогов.
- «…и одет в длинную рубаху жреца. Цвет его Голубой...»
Мерлин. Голубой рогоносец. Закономерно, на самом деле.
- «Ступень его на Лестнице Светов - голубая...»
- Можно, я не пойду? По голубой лестнице...
Айс бросает на меня один из своих очень злобных взглядов. Практически самый злобный.
- «Печать его надлежит начертать на самом лучшем пергаменте. Завершив работу, печать следует обернуть тончайшим шелком и хранить до тех пор, пока она тебе не понадобится…»
- Я забыл, сколько нам всего нужно печатей? – спросил Эйв, отряхивая крошки с колен.
- Семь. А вообще, было бы неплохо, если бы самое важное кто-нибудь записывал.
- Я записываю, - отозвался Нотт, - семь печатей.
Записывает?! Он что, действительно собрался делать эти штуки? А потом что? Ходить с рогами по голубой лестнице?
- «Богиня Инанна, или Иштар. Это небесная богиня страсти. Любовной и военной. Она имеет облик прекрасной женщины...»
А вот это уже интересно…
- «…которую повсюду сопровождают львы...»
Львы-то зачем? Кому нужна женщина, если ее повсюду сопровождают львы?
- «Инанна одаряет прекрасной невестой любого мужчину, который пожелает этого и совершит должные жертвоприношения...»
Могу себе представить. Я даже знаю, какую она захочет жертву. Такую жертву и так приносит любой, рискнувший обзавестись невестой.
Айс опять начинает смеяться:
- А теперь внимание! «...но знай, что Инанна требовательна, и мужчина не должен брать иной невесты, кроме той, что избрана ею...»
- Что за чушь? – фыркает Белл. - Как это?
А чего они ждали? Женщины… Сначала требуют жертвы, а потом подсунут грымзу какую-нибудь. А она опытная сваха, эта Инанна.
- «Цвет ее - Белый. Врата ее - третьи, через которые ты пройдешь в ритуалах. Печать ее ты должен вырезать на меди, в пору, когда Венера взойдет на небеса; никто не должен…»
- Сев! Это мы уже выучили! Потом надо все это завернуть в пижаму и вынимать только по ночам. Давай дальше.
- А почему в пижаму? – растерянно спрашивает Эйв.
- Ну, можно в простыню.
- «…видеть тебя за работой. Когда окончишь, заверни ее в тончайший шелк и отложи до тех пор, пока в ней не возникнет нужда. Извлечь эту печать можно В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ», и я бы попросил вас, лорд Малфой, больше рта не открывать, иначе вам придется читать эту ахинею самостоятельно!
- Ты издеваешься? Она же на арабском!
И между прочим, я ему не грубил.
Я хочу спать… Почему я должен здесь сидеть?..
- «Бог Солнца Шамаш, сын Нанна. Он восседает на золотом троне, увенчан двурогой короной…»
Они там что, все с рогами? И гордо их носят? Хотя, с другой стороны, при такой беде что еще остается.
- «Печать его надлежит вырезать на золоте в те часы, когда Солнце стоит высоко в небе, находясь в одиночестве на вершине горы…»
- Какой горы?
- Очевидно, любой.
- У нас не Месопотамия, если ты не заметил.
Ответом меня не удостоили.
- «Окончив, заверни печать в лоскут самого лучшего шелка…»
В принципе, одной простыни должно хватить. На все семь печатей.
- «…и отложи до тех пор, пока она не понадобится. Бог Марса - могущественный Нергал…»
А вот об этом я что-то слышал. Совершенно точно. Только вспомнить не могу. Есть что-то… с подобным названием… Интеграл, кажется… Нет. Не помню.
- «Врата его - пятые на твоем пути через Сферы. Печать его надлежит изобразить на железной пластине, смоченной в крови...»
- В чьей крови?
- Тут не сказано.
- Возможно, это не особо важно, - откликается Уолли.
- Как это «не важно»? – возмущается Белл.
Вообще-то, Айс прав. Если я не перестану задавать вопросы, мы будем это читать до второго пришествия. Или как там было: «пока Древние снова не воцарятся на земле...»
- «...и следует завернуть…»
- Естественно, в пижаму.
Не могу молчать. Мне скучно.
- «…в плотную ткань, а затем в пижаму…» Тьфу! Черт! Люци! Я сказал, заткнись наконец! «...в тонкий шелк, после чего спрятать до тех пор, пока она не понадобится...»
- Я устал. Я все равно в эти врата не пойду. Никто из нас не пойдет.
- Люци, не скандаль, - примирительно говорит Белл, - Лорда нужно найти. Сами не пойдем, какого-нибудь придурка отправим. Потерпи. Сев уже до пятых добрался.
- «Бог Юпитера. Повелитель Чародеев. Владыка обоюдоострого топора. Мардук. Совет Старших Богов одарил Мардука пятьюдесятью Именами…»
- Пожалуйста! Не надо!
- Да их тут нет, Люци! Успокойся. «Печать его ты должен вырезать…»
- Почему я?
- Да не ты. Тут просто так написано. Думаешь, легко переводить с листа? Опять ты меня сбил... «…на оловянной или бронзовой пластине, когда Юпитер будет виден на небесах...»
Недаром эта книга сулит смерть всем праздным читателям. Что-то там в начале говорилось по этому поводу. Зря я так легкомысленно отнесся к этим предупреждениям.
- «Бог Сатурна. Ниниб, которого также называют Адар. Это Повелитель Охотников и Владыка Силы. Он увенчан короной из рогов…»
Я и не сомневался.
Ни секунды.
- «…одет в львиную шкуру…»
Никак содрал со львов, всюду сопровождающих Венеру…
- «…и держит в руке длинный меч…»
Ну, не без этого. Куда же им без длинного меча?
Вот так попадают в Мунго. И пятилетнее «Imperio» не нужно. Почитайте Некрономикон. На ночь. Если я когда-нибудь встречу того, кто сподобился рассказать Белл об этой книге, я его убью.
~*~*~*~
Бедный Фэйт. Кажется, ему совсем худо.
Белл интересно.
Эйву тоже.
Макнейр делает вид, что внимательно слушает.
Лестранг косится на Белл, старательно сдерживает зевоту, и выражение лица у него непроницаемое.
Рабастан, Крэбб и Гойл упорно изображают крайнюю заинтересованность, доказывая таким образом, что их пригласили сюда не зря.
Нотт действительно записывает. Очень хорошо.
У Эйва интерес чисто теоретический. Он мимо книги, которой почти полторы тысячи лет, не пройдет в принципе. Ему все равно, о чем в ней написано. Как только Белл тоже заскучает, вопрос будет снят. Поставленной цели я почти добился.
Но чем дальше я это читаю, тем серьезнее проявляется проблема совсем другая… Даже пока не знаю, как сказать…
Я хочу пройти эти врата. Все семь. Интересно, а Кес это сделал? И что тогда будет? Там что, действительно стирается грань между жизнью и смертью? Тогда почему Лорд не занимался ничем подобным?..
Я знаю почему… Власть. Он хотел власти. А здесь в первых строчках написано, что к власти некромант стремиться не может, иначе он уже не некромант.
Мне не нужна власть.
Мне нужна Истина.
Я хочу попробовать.
~*~*~*~
- «…ты должен пройти очищение в течение одной луны, перед тем как взойдешь на Первую Ступень, затем - еще одной луны между Первой и Второй Ступенью, и так далее. В этот период времени ты должен удерживаться от всякого излияния семени, но можешь служить при Храме Иштар, которая поможет тебе не терять твою субстанцию. И это великая тайна...»
- Что великая тайна?
- Как эта Иштар будет твою субстанцию… удерживать…
А Уолли-то - пошляк. Лично меня волнует другое:
- Одна луна – это сколько? Сутки или двадцать восемь дней? Если это лунный цикл, то я с вами не пойду. Это вредно. Для здоровья. Морального. Я уже молчу об остальном...
- Я тоже, - глухо говорит Гойл.
Белл начинает смеяться.
- Солнышко, что смешного, а? – расстроенно спрашивает Руди.
Айс ухмыляется:
- «Ты должен обращаться к своему Богу на рассвете, а к Богине - в вечерних сумерках, и так каждый день в течение месяца очищения...»
- Я же говорю, месяц! Нет, Сев. На такой подвиг я не способен. Даже ради Шефа.
«Одежду для Путешествия следует выбрать удобную, чистую и простую, но соответствующую той или иной Ступени...»
- Это какую же?
- Люци, не волнуйся. Пижама вполне подойдет.
Дура.
- Я не пойду.
- Пойдешь как миленький. В путешествие. По голубой лестнице, в голубой пижаме и с рогами на голове.
- Дура.
- Люц! – Руди аж вскочил.
- Если я стану тебя обзывать… мой козлик… - щурясь, мурлычет Белл.
- Я помню! Я «подстилка в прихожей Темного Лорда». Это, кажется, твои слова?
- Нет, это Сев велел так сказать, - Белл перестает злиться и начинает глупо хихикать, - но я знала, что тебе понравится.
Ну и пожалуйста.
Я встал и отошел к окну, повернувшись к ним спиной. Больше ни слова не скажу. Даже если попросят. Не дождутся.
Айс вскинул голову и посмотрел на меня… как-то нехорошо. Не люблю, когда он смотрит, как будто меня и нет вовсе. Что-то он задумчив стал не в меру...
Вот черт!
Я же пропускаю самое главное!
Неужели эти «врата» уже успели просочиться в его аскетичную душу?!
Надо сегодня же сказать Кесу, что у него утащили книгу. Судя по всему, ее действительно не стоило читать. Недаром, кроме Айса, никто из нас и не смог бы этого сделать.
Я вернулся в свое кресло и решил понаблюдать за Айсом повнимательнее.
Очень мне все это не нравилось.
Опасная книга.
Я уверен.
~*~*~*~
На самом деле, ничего особо сложного тут нет. Все это можно сделать. Я так понимаю, что в реальном времени само Путешествие длится секунды. За год все можно пройти.
Вот Кес удивится, если у меня получится!

#3 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 06:47

Глава 2. Чем умнее черти, тем тише омут (часть 2)

- «Тебе надлежит приготовить алтарь, обратив его на Север… на земле следует изобразить Ворота таких размеров, чтобы ты мог в них пройти...»
Засыпаю…
- «Лучше всего совершать ритуал под открытым небом…»
Айс вдруг перестал читать, встал, подошел к Белл, рывком поднял ее с кресла и закружил в медленном вальсе…
~*~*~*~
Фэйт уснул. Вот и отлично. Я закрыл книгу, приложил палец к губам и жестом приказал всем присутствующим кабинет покинуть. Фэйту надо отдыхать. Что-то он совсем нехорош. Вон как на Белл сорвался. Раньше он бы никогда не показал в подобной компании, если его что-то задевает. Тут же полно чужих.
На сегодня концерт окончен.
Когда все ушли, я погасил свечи, левитировал Фэйта на диван и уселся у камина.
Мне надо было подумать.
Эта книга…
~*~*~*~
- Я нашел пятьдесят имен Мардука, – сказал Айс, заметив, что я проснулся, - их действительно придется учить.
Все. Приехали. У него бывает такое лицо только в моменты, когда он находится в состоянии глубокого творческого поиска. Ничем хорошим на моей памяти это еще ни разу не закончилось. В лучшем случае - серьезным отравлением.
В худшем - парой трупов.
Сказать Кесу… или не говорить… Знать бы точно, что Айсу не попадет.
- Айс, пойдем к тебе.
- Зачем?
- Я соскучился… по Кесу.
Он должен понять. Он точно должен понять.
~*~*~*~
- Тебя что-то беспокоит? Зачем тебе Кес?
Фэйт просто кивает на раскрытую книгу.
Вот оно что… Ну, это, положим, не твое дело, mon cher ami.
С какой стати?!
~*~*~*~
Я тебя предупредил.
Теперь не обижайся.
В Ашфорд я отправился ночью, проводив Айса в школу. Понаблюдав, как он прижимает фолиант к себе и какой у него при этом затуманенный взгляд, я решил, что поговорить с Кесом лучше немедленно.
Вылезая из Западного камина и с досадой думая, насколько Джойн удобнее, я с удивлением обнаружил, что на Тревесе полно народу. Поприветствовав всех, кого я знал, и перезнакомившись с теми, кого никогда не видел, я был усажен играть в маджонг, который, к слову говоря, терпеть не могу, равно как и любые другие настольные игры.
Часа через полтора явился Крис, милый такой мальчик лет пятнадцати, и любезно предложил проводить меня к Князю.
Поднялись в Западное крыло. Бывал я тут пару раз у Кеса. Крис отворил тяжелую дверь, и я оказался в большой комнате с высоким потолком, теряющимся во тьме. Дверь за моей спиной захлопнулась. Свет от камина выхватывал из черноты огромный книжный шкаф и край стола, облокотившись на который...
- И как прикажете все это понимать, лорд Малфой?
~*~*~*~
Я был невероятно зол. От одной мысли, что бы я с ним сотворил, будь он здоров, мне хотелось стонать.
Негодяй!
Проклятый стукач!
Жаловаться явился!
Хорошо, что Кеса нет уже почти неделю.
А если бы был?!
Но я ничего не могу сделать. Будь он здоров, он бы запомнил эту ночь навсегда. Наши дамы давно на него глаз положили. Напугали бы от души.
~*~*~*~
Даже не знаю, почему я испугался... Айс никогда так на меня не смотрел. Я, конечно, задумал не очень хорошую вещь, но... в конце концов, я хотел как лучше.
~*~*~*~
Честно говоря, я ожидал, что он, как обычно в последнее время, начнет изображать приступ очередной неизвестной болезни, и решил заранее, что на этот раз он так легко не отделается. Но Фэйт повел себя иначе. Вид имел ошарашенный и очень усталый, за сердце не хватался, в обморок падать тоже не собирался, и все это мне сильно не нравилось. Бледен он был очень, даже для него, и я, спохватившись, отвел взгляд. Мало ли.
~*~*~*~
Все мысли куда-то улетучились.
Я так и остался стоять, прижавшись спиной к закрытой двери. Айс медленно подошел ко мне почти вплотную и тихо прошипел:
- Я тебя внимательно слушаю.
В его голосе отчетливо слышалась ярость. Почему-то невероятно хотелось спать. А вроде проснулся недавно...
- Я не знаю, что сказать... Айс, отпусти меня... пожалуйста.
- Убирайся.
Выйдя в коридор, я сделал несколько шагов и понял, что… засыпаю. Это было так... странно... Может, я умираю?..
- Айс... – позвал я его, безуспешно пытаясь ухватиться за выступающие из стены камни.
Кажется, он не успел, и я медленно сполз на пол.
~*~*~*~
Такая ерунда получилась. Вот зараза. И что мне теперь с ним делать? Если отправлять домой, то через Тревес. Невозможно. Здесь оставлять тоже нельзя. Мне же надо еще в школу до утра вернуться. Попробовать его разбудить? Бесполезно. И Кес узнает о том, что произошло, сразу, как вернется. Как я стану это объяснять?
- А портключа нет? – Крис неслышно появился из темноты и, ухмыляясь, уставился на спящего прямо под чадящим факелом Фэйта. – Ну и зачем было так делать?
- Само получилось.
- Нет, Сев, само получиться не может. Ты напал на него.
Все-то он знает. Противно даже.
- Много народу на Тревесе?
- Как обычно, – беспечно отозвался Крис, - даже не думай...
- Нет портключа. Сюда есть, а отсюда – нет. Кес не одобряет такие вещи. Ты же знаешь.
- Так давай сделаем.
Пожалуй, он прав. Другого выхода все равно нет. Аппарация у нас до сих пор перекрыта. И разрешать ее кому бы то ни было я пока не собираюсь.
~*~*~*~
Когда я проснулся, то сначала решил, что весь этот кошмар мне приснился. Подобный сон явно ничего хорошего не сулил, и к Кесу я в связи с этим решил не ходить.
Было сильнейшее ощущение, что все это я уже видел. Айс так и сидит в кресле у камина и, задумчиво потирая переносицу, читает эту чертову книгу...
Так сон все-таки или нет?
- Айс?..
- Наконец-то!
- Послушай, мы с тобой были... в Ашфорде? Или мне это приснилось?
- Были. И если ты еще раз посмеешь выкинуть подобный фокус, то я за себя не отвечаю. Ты понял?
Какого дьявола он так со мной разговаривает?
- Я буду делать что хочу. И ты меня не остановишь. Или ты возвращаешь эту книгу на место и больше никогда ее не трогаешь, или я все равно найду способ рассказать об этом Кесу.
~*~*~*~
И что теперь?
Объяснить ему, что с помощью этой книги вернуть Темного Лорда все равно нельзя?
Или сказать, что я ни за что его возвращать не стану? Нет, последнее наверняка не стоит. Как ни странно, но Фэйт относится к Шефу довольно душевно. Не могу понять почему, но факт.
Вид у него вполне решительный. Если прибавить сильнейшую бледность, оставшуюся после моего «нападения», растрепанные со сна волосы, упрямо сжатые губы и совершенно не располагающий к поискам компромисса взгляд исподлобья, то создается впечатление, что в данном случае я имею дело с очередным приступом фэйтовского упрямства, которое мне не осилить по определению. Придется с ним объясняться.
Знать бы еще как.
~*~*~*~
Айс почти никогда мне не лжет. Я, в общем, тоже стараюсь его не обманывать. Отчасти потому, что это совершенно бессмысленно. Мы слишком хорошо друг друга знаем. Но на этот раз он, убедившись в моей решительности, глубоко вздыхает и начинает вдохновенно оскорблять мой интеллект.
Я слушаю.
И делаю вид, что верю.
Заявить в ответ, что все это вранье от первого до последнего слова, я не могу. Он расстроится. Он ведь старается. И старается для меня, потому что вообще-то лгать не любит.
Умеет.
Но не любит.
Происходящее только убеждает меня, что дела его плохи. М-да... Я так понимаю, что жаловаться Кесу просто поздно. Айс на этой книге уже помешался. Значит, Кес не поможет. Когда Айса охватывает страсть к экспериментальным исследованиям, остановить его практически невозможно.
Беда, на самом деле.
~*~*~*~
Я вижу, что Фэйт мне не верит. Это неприятно. И противнее всего то, что он не говорит об этом. Он практически перестал меня слушать, как только понял, что я его обманываю, и «занялся анализом». Очень плохо. Что он сейчас придумает, мне все равно не сообразить, а придумает он что-нибудь непременно.
Не пропустить бы этот ответственный момент.
~*~*~*~
Айс продолжает меня убеждать, что книга не опасна, что, скорее всего, ничего не получится, что ему просто интересно проверить, что Кеса вовсе не обязательно беспокоить такими пустяками…
Я слушаю его и точно знаю – все, что он говорит, надо воспринимать наоборот. Книга – крайне опасна, Айс наверняка знает, как провести ритуалы, чтобы получить результат, Кеса необходимо проинформировать немедленно.
Все ясно. Пусть говорит. А я лучше подумаю, что теперь делать.
Итак. Встретиться с Кесом он мне не позволит. В Ашфорде полно народу, и Айса всегда успеют предупредить. Крис прекрасно знал, куда он меня ведет, да и остальные тоже, когда заставили полтора часа с ними в маджонг играть. Ничего у меня не выйдет. Кес отменяется. Придется рассчитывать только на себя.
Айса можно отвлечь. Теоретически. Если заинтересовать чем-то более важным. По его мнению – важным. Но ничего такого мне все равно не придумать. Не стоит и пытаться.
На Айса, пожалуй, некоторое влияние имеет Белл. Но она-то как раз и втравила его в эту историю. Думает, он станет ей Шефа возвращать. Да никогда в жизни он не станет этого делать. К тому же, я тут подумал, пока Айс нам читал, и пришел к выводу, что он изначально всех нас водил за нос. В этой книге говорится о мертвых. А в смерть Лорда никто не верит. Метки-то на месте. Их стало почти не видно, но они есть. Иногда становятся ярче, иногда пропадают совсем, но они… живые. И о чем это может говорить? О том, что искать Шефа среди мертвых как минимум бессмысленно. Авроры ведь тоже ищут. Только среди живых, естественно. Так чем мы хуже?
Может быть, стоит попробовать договориться с Белл? Она же умная женщина. Если я объясню ей, что Айс тратит наше время на ерунду, то, возможно, она согласится мне помочь. Она ведь тоже не хочет, чтобы у него были неприятности. У меня сейчас есть что предложить ей взамен… но об этом я еще подумаю…
- Хорошо, Айс. Я все понял и к Кесу больше не пойду. Ты доволен?
- Вполне. В следующий вторник собираемся в то же время. Белл торопится.
~*~*~*~
Ладно, с Фэйтом я еще успею разобраться. А вот что с остальными делать? Они ведь серьезно собрались заниматься этой глупостью. Конечно, провести ритуал так, чтобы ничего не получилось, проще простого, но они тоже не совсем идиоты. Нотт точно с мозгами. А если Белл заподозрит, что я придуриваюсь... плохо мне будет, чего уж там. Не люблю, когда она на меня злится.
В принципе, можно попробовать что-нибудь из этой книги… воплотить. И потренируюсь заодно. «Врата», конечно, им не по зубам. А пустячок какой-нибудь материализовать... Почему бы и нет?
Брожу среди кипящих котлов и наблюдаю за своим факультетом. Мне даже становится интересно. Такие забавные. Во всяком случае, намного забавнее других детей. С остальными все ясно, а вот мои змееныши... что-то в них есть.
Слизеринцы – хозяева своей жизни. Они сами выбирают. Их не смущает понятие совести – у них ее нет, не останавливает общественное мнение – им плевать, никогда не помешает дружба – они не дружат, не собьет с пути любовь – они не любят.
Недавно я решился изложить эти соображения Фэйту. Он вылупил глаза:
- Ты совсем с ума сойдешь в своей школе, Айс! Такая ерунда! Слизеринцы лучше всех!
Я даже на него не сержусь. Я уже давно перестал воспринимать его серьезно.
Когда?
Не помню.
Но давно. Очень.
Может быть, с момента первой истерики.
~*~*~*~
Нет, ну это ж надо. «Совести нет». Есть, конечно! Просто понятие совести у всех разное. А остальное вообще ерунда.
Общественное мнение – очень важно. Что бы я без него делал?
Про любовь не скажу. Как-то не встречалось особо... Глупо.
А вот «не дружат» мне понравилось. Очень смешно. Ладно. Условно будем считать, что у нас с Айсом «взаимовыгодное сотрудничество». Уже двадцать лет скоро. Как сотрудничаем. Взаимовыгодно.
Вот и отлично. Если ему так больше нравится... Только в связи с этим мне интересно, как, например, насчет Эйва? Там что? Сотрудничество? Взаимовыгодное? Угу. Три раза.
Слизеринцы, конечно, не дружат. Зато Гриффы дружат. Вон Поттер додружился. Может, третий его «друг» тоже к этому делу руку приложил? Друзья называется.
А мы всех своих вытащили. Даже не только своих, но и «чужих» случалось. В том списке, который мне Айс диктовал, было несколько фамилий, которых я вообще никогда не слышал. Мне не жалко. Какая разница, десять человек под моим «Imperio» ходили или пятнадцать. Вот так. А идейным вдохновителем этого «вытаскивания» был Айс. Который «не дружит». Чтобы ему «не помешали». Прелесть какая!
Конечно, мы не дружим. Дурацкое слово. Это сильнее дружбы. Это клановость. Это в крови.
Вот ведь Айс - умный-умный, а иногда такое скажет...
Странно даже.
~*~*~*~
- Северус, вчера Крауч собирал внеочередное заседание Уизенгамота…
Дамблдор смотрит на меня выжидающе. И что он хочет, чтобы я сказал? Что я рад? И за Крауча, и за заседание, и за их дебильный Уизенгамот? Он действительно считает, что мне есть до всего этого дело?
- Я вас внимательно слушаю, господин директор.
- Привозили Каркарова. Крауч пообещал ему освобождение в обмен на информацию о скрывающихся сторонниках Волдеморта.
Меня передернуло. Что за дурацкая привычка - называть Шефа этим кошмарным именем! Я за столько лет уже почти привык к «Томми». Это хотя бы его настоящее имя, а не набор режущих слух звуков.
Дамблдор смотрит на меня и молчит. Ну, давай помолчим. Молчать – не разговаривать.
Зачем он делает эти паузы? Хочет проверить, стану ли я нервничать? Видимо, уже можно начинать. Раз он позвал меня и рассказывает о заседаниях в Министерстве, значит, будет в его рассказе что-то, непосредственно меня касающееся.
Но спрашивать не стану. Давай уже, собирайся наконец с мыслями и излагай. Я никуда не тороплюсь.
- Он назвал твое имя.
- И для кого это стало новостью?
Усмехается. Ну-ну… Неужели он просил зайти к нему с единственной целью - лишний раз напомнить, что поручился за меня. Не может быть. Это совсем не его стиль. Очевидно, эта мразь назвала не только мое имя. Вот в чем дело! Так мы вроде бы все «раскаявшиеся». Называй, не называй… Неужели Краучу все-таки позволят пересматривать дела?! Не может быть. Совершенно невозможно… Макнейр! О, черт! Фэйт с ума сойдет. Он уже успел пристроить своего приятеля-лавочника на работу в Министерство. Палачом. Я так смеялся, что Фэйт даже обиделся. Ладно, придумаем что-нибудь…
- Почему ты никогда не говорил мне про Роквуда, Северус?
«Потому что я не идиот», - чуть не сорвалось с моих губ.
- Что не говорил?
- Ты не мог не знать, что именно Роквуд руководил в Министерстве шпионской сетью.
- Понятия не имел. Откуда мне было знать, кто у них там руководил?
Ой, как все это неприятно. А я-то еще восхищался, как удачно Роквуд спас и себя, и своих людей. Урод, Каркаров, урод! Что же ты натворил?!
Дамблдор просто на меня смотрит. Он ждет, как я стану себя вести. Если сейчас глядеть ему в глаза, то непременно нападу. И все. Если нападу, значит, защищаюсь. Раз защищаюсь, значит, виноват. Но отводить взгляд тем более невозможно…
Я должен смотреть ему в глаза, но не нападать. Как, ради Мерлина, это сделать?!
Я упираюсь взглядом в дужку его очков и четко произношу:
- Я не знал.
Надо думать о чем-то отвлеченном, не вызывающем злости, досады, страха, обиды. А у меня в памяти и нет ничего такого… маленький мальчик полутора лет сидит на ковре у камина и, склонив белокурую голову, старательно пытается запихнуть в чехол игрушечную волшебную палочку…
Странные штуки выкидывает иногда наше сознание. Вот уж не ожидал. Никак не ожидал. Надо же. А Кес еще смеялся… говорил, что у нас единственная в Европе Семья, в которой есть живые люди. Я-то, по его понятиям, не считаюсь. Вот тебе и живые люди. Привычка защищаться, активизируя образ Кеса, сыграла бы сейчас со мной очень злую шутку. С директором бы не прошло, это вам не Лорд. А так…
- Хорошо, Северус. Иди.
Хотел бы я понять, что это было…
Выйдя из кабинета, я не спеша направился в свои подземелья, раздумывая, рассказывать ли Фэйту о Роквуде прямо сейчас или подождать до вечера. Все равно мне сегодня на всю ночь к нему идти. Подождет. Меньше знаешь – крепче спишь.
Я подготовился. Дальше тянуть время нет смысла. Наши явно ждут от меня конкретных действий. Вчера я вдруг подумал, что неплохо было бы поставить Фэйта в известность о моих планах. Он бы обязательно что-нибудь придумал... интересненькое. Только... ладно уж. Пускай у него останется утешительная иллюзия, что он тоже сделал для Шефа все, что мог. На всякий случай. Вдруг пригодится. На будущее.
~*~*~*~
Разговор с Белл прошел не очень удачно, но в целом своего я добился.
- Ты должна понимать, что это просто глупость.
- Представь себе, Люци, я понимаю. Но проверить не мешает. Если Повелитель все-таки мертв, то мы его вытащим, а если его там нет, то убедимся в этом и тогда начнем искать здесь.
Вполне логично. Возразить нечего.
- Хорошо. У меня есть пара мыслей, как искать здесь, а ты поможешь отобрать у Айса эту чертову книгу.
Белл удивленно поднимает брови.
- Зачем? Он так загорелся этой идеей. Пускай развлекается.
То ли она так легкомысленна, то ли просто глупа, то ли ей дела нет до Айса, что мне совсем не нравится. Не стану я ей ничего объяснять. Ну ее.
- Не важно зачем. Просто мы так договариваемся. Я могу вывести вас на министерских, которые четвертый месяц занимаются поисками Лорда, а ты за это придумаешь, как избавить Снейпа от нездорового увлечения некрофилией.
Белл начинает хохотать:
- Люци, некрофилия – это совсем другое! Можешь мне поверить, что до такого Севу еще далеко. Уверяю тебя - в этом плане с ним все в порядке.
Честно говоря, я нарочно так сказал. Знал, что она не сможет пропустить это мимо ушей.
- Ты прекрасно поняла, что я имел в виду. К тому же он непременно до этого дойдет, если не прекратит увлечение этой книгой. У него все впереди. Прекрасному, как известно, предела нет, - говорю я, посмеиваясь.
Шучу, на самом деле, но Белл почему-то вдруг становится очень серьезной и задумчиво произносит:
- Ты так полагаешь?.. Может, ты и прав… Хорошо, я подумаю, как это сделать.
Мерлин. Я ведь просто пошутил…
Она же теперь непременно передаст ему мои слова.
И я опять буду здесь главным извращенцем.
Ну и ладно. Айсу полезно узнать, как все это выглядит со стороны.
~*~*~*~
Мифология - это то место, где "располагалась" психика до того,
как психология сделала ее объектом научного исследования.
К.-Г. Юнг.

Вообще-то, к самим ритуалам мы сможем перейти еще не скоро. Готовиться довольно долго. Надо поискать какой-нибудь вариант попроще.
Читаем дальше.
- «Сперва ты должен посвятить одну луну обряду очищения. В это время нельзя употреблять в пищу мясо…»
- Я пас.
Как будто Макнейра кто-то спрашивал.
- «…а в течение семи дней, предшествующих последнему дню луны, запрещается всякая пища, за исключением сладкой воды...»
- Я тоже так не смогу, Сев. Это негуманно, - заявление Эйва не лишено здравого смысла. - Конечно, хорошо, что сладкой. Но, честно говоря, после этого уже никакая трава не понадобится!
Возможно. Зато если семь дней только воду пить, а потом еще и грамотно обкуриться… о-о… Попробовать в любом случае стоит. Летом только. А то перед Альбусом неудобно.
~*~*~*~
- «В последние три дня ты должен призывать, помимо твоего бога и богини, также Трех Великих Старших Богов…»
Угу. Очевидно, в надежде, что они тебя накормят.
- «…всех, кто осмеливается ступать на давно забытые тропы и отправляться в странствия по неведомым землям, среди Пустошей и ужасных чудовищ Азонея…»
Прелесть какая!
- Я так понимаю, что если семь дней не есть, да еще незнамо что призывать, то компания «чудовищ Азонея» тебе обеспечена по определению.
- И трава не нужна, - тут же добавляет Белл.
- Пожалуй, - задумчиво отзывается Айс, вместо того чтобы начать ругаться, - но должен отметить, что с травой будет все-таки надежнее.
Он издевается?
- Вот от того, что на голодный желудок, и приход такой отвратительный, правда, солнышко? – Руди ласково заглядывает Белл в глаза.
- Сев, читай дальше, а то мы так никогда к делу не приступим, - нервно требует Белл, полностью игнорируя бедного Руди.
Что-то она не в духе. В принципе, я ее понимаю. Даже если мы сегодня примем решение, все равно раньше чем через месяц не начнем. Вот она и злится.
- «Далее, в ночь Прохождения Врат, которая должна быть приурочена к тринадцатой ночи луны, при том что обряд очищения начался в тринадцатую ночь предыдущей луны, ты должен приблизиться к Вратам с благоговением и трепетом…»
И на карачках. Лично я иначе не смогу. После семи дней на воде.
- «Воздвигнув свой Храм…»
- В смысле?
- Да, я тоже не поняла. Как это?
- Здесь не сказано.
- Сев, ну это просто смешно. Как же его воздвигать? И из чего?
- Знаешь, Белл… Я так понимаю, что в этой книге говорится о поисках духа, а ты… слишком увлекаешься материальной стороной вопроса… Предлагаю тебе подумать о вечном, прежде чем снова меня перебивать.
Вот я и остался один. Белл с ним спорить больше не станет. Она, кажется, здесь единственная, кто действительно хочет найти Лорда. Нет, я в целом тоже не против, но… лучше бы… не так быстро.
- «…ты должен зажечь Огонь, заклясть его обращением к Богу Огня и пролить на него благовония...»
- Какие?
- Тут не сказано. «Затем ты должен принести жертвы божествам на алтаре...»
- Какие жертвы?
- Тут не сказано. «В-третьих, надлежит зажечь четыре светильника от пылающей жаровни…»
- Там еще и жаровня должна быть?..
Нотт и это записывает? Сумасшедший дом.
- «…обращаясь при этом к каждой из Дозорных Башен…»
- К кому?
- «…и призывая силы соответствующей Звезды!»
Не понял. Чтобы с Дозорными Башнями разговаривать, нужно обкуриться до одури. Иначе я, например, не смогу к башням обращаться. Даже лежа под столом.
- Так, - я встал. - Это все абсолютная чушь. Тут же ничего непонятно. Мы попусту теряем время. У кого-нибудь есть ответы на возникающие вопросы? Какой смысл читать дальше, если совершенно не ясно, какие жертвы, какие башни, какие благовония и так далее?
~*~*~*~
Гиппогриф его задери вместе с его страстью к конкретным действиям. Так хорошо читали...
- Люци, почему бы тебе не сесть на место и не угомониться? Мы пока прочитали всего ничего. Рано или поздно ты получишь ответы на все свои вопросы.
~*~*~*~
- «В-четвертых, следует призвать Наблюдателя, вонзив меч в землю в месте его нахождения…»
- Нахождения чего?
- Очевидно, Наблюдателя…
- Или меча?
- Потом разберемся, - Руди решительно пресекает начатую мной дискуссию.
- «…и не касаясь его до тех пор, пока не придет время отпустить его...»
К счастью, теперь мы опять смеемся все вместе.
- А когда настанет такое время?
- Кого отпустить?
- Возможно, Наблюдателя…
- Или меч?
- Сев?
- А я почем знаю? – Айс беспечно пожимает плечами, и я вдруг понимаю, что он-то как раз прекрасно знает и кого отпускать, и через сколько времени, и чем это все может закончиться.
Ладно, посмотрим, что дальше будет.
- «В-пятых, ты должен взять Печать Звезды в правую руку и тихо прошептать над ней ее Имя...»
- Над рукой?
- Над звездой, - невозмутимость Айса просто поражает.
Боюсь, что он для себя уже все решил. Даже не злится, что совсем на него не похоже.
- «…ты должен приблизиться к центру Врат перед алтарем и пасть на землю, не глядя ни направо, ни налево, не обращая внимания ни на какое движение, ибо эти ритуалы привлекают к Вратам множество блуждающих демонов и призраков...»
- Вот Шеф и «привлечется», - радостно объявляет Эйв.
- Возможно. «В воздухе над алтарем ты увидишь открывшиеся перед тобой Врата и посланника Сферы, который приветствует тебя ясным голосом...»
- На каком языке?
Айс начинает смеяться.
- Не знаю. Полагаю, что на арабском.
- А смысл? В его приветствиях на арабском.
- «...и даст тебе Имя, которое ты должен запомнить...»
- На арабском?
- Люци, перестань!
- Нет, я хочу выяснить заранее. Придет «посланник Сферы» и начнет лопотать по-арабски. Как прикажете понимать, где в его словах то самое Имя, которое я должен запомнить? И не забудь еще, что я при этом одуревший от голода, обкуренный и незнамо сколько времени ползающий перед воротами, «не обращая внимания на демонов и призраков, копошащихся вокруг». Есть о чем задуматься.
Я сказал что-то смешное?
- Кто-нибудь мне объяснит, что вас так развеселило?
- Люци, я попытался представить, как мы все там ползаем, принимая друг друга за демонов, - сквозь слезы объясняет Эйв, - а Сев будет у нас «посланником Сферы». Появится и «даст всем имена».
- Почему именно Снейп?
Все-таки Гойл здесь самый глупый.
- Потому что только он сможет «дать всем имена» на арабском языке.
Айс склонил голову набок, как будто обдумывая слова Нотта, потер пальцем переносицу, а потом заявил:
- Нет, я на арабском только читать могу. Ругаться меня Кес еще не учил.
~*~*~*~
- «Имя Прохождения Врат ты должен использовать всякий раз, вступая в эти Врата. Тебя всякий раз будет встречать тот же дух-посланник, и если ты не назовешь ему имени, он запретит тебе входить, и ты сей же час упадешь на землю...»
- А когда я успел оторваться от земли? – совершенно серьезно спрашивает Фэйт.
- Я полагаю, что примерно на четвертый-пятый день голодовки уже воспаришь, - обреченно отвечает Лестранг.
- «Пройдя Первые Врата и получив Имя, ты упадешь обратно на землю, в свой Храм. То, что двигалось у Врат на земле, исчезнет...»
- А если не исчезнет? Тогда что?
Гад какой! Я даже не могу предложить ему заткнуться, потому что сегодня все его вопросы вполне логичны.
~*~*~*~
- Тогда в Святого Мунго. Больше некуда, - спокойно отвечает мне Уол.
- «Достигнув Предела Лестницы Светов...»
По-моему, я уже достиг всех мыслимых и немыслимых пределов.
- «...ты получишь знания и власть над всеми. Мало кому удавалось открыть Врата Адара и побеседовать с обитающим там Двурогим…»
- А нам надо с ним беседовать?
- Это дьявол?
- Не знаю. Но точно не Шеф.
- А почему?
- Рогов у него, кажется, не было…
- Ты хочешь сказать, что не уверен?
Они совсем обалдели?
- Эйв, ты о чем вообще говоришь? Какие рога?
- Люци, откуда нам знать, что у него там было, а чего не было. Он в последнее время…
- Да какая разница! – сердито перебивает Руди. - За четыре месяца он вполне мог обзавестись парой рогов. Чтобы соответствовать.
- Соответствовать чему?
- Там же все с рогами.
- «Было время, когда Врата Внешнего Мира оставались открытыми слишком долго, и я видел ужас, о котором невозможно рассказать в человеческих словах…»
Ну и что? Я тоже видел. За этим, в общем-то, так далеко ходить не надо. Кто имеет опыт многолетнего близкого знакомства с нашим любимым Повелителем, того уже «Вратами Внешнего Мира» не испугать. Только Азкабаном. И то – не всех.
- «…поскольку они являются из мира, который не прям, а искажен, и существуют в формах неестественных и мучительных для глаза и разума. Знай, что после того, как ты использовал изображения, их следует сжечь дотла, а пепел захоронить в земле, в таком месте, где его никто не найдет…»
Ради Мерлина! Я хочу видеть того ненормального, который станет этот пепел искать.
- А вам не кажется, что если мы все это проделаем, то пожизненная палата в Святом Мунго нам обеспечена? – задумчиво произносит Руди.
Айс молчит.
Лицо непроницаемо.
Он точно знает человека, который все это делал.
И в Мунго не попал.
Я тоже знаю.
Но не скажу.
~*~*~*~
- «Знай, что Злых Духов семеро, ибо Семь Маскимов вырывают сердце из груди человека и смеются над его Богами. И магия их весьма сильна…»
Боюсь, что мои ожидания не оправдались. Здесь с ума сходит только Фэйт, потому что только он, видимо, осознает, какой это маразм. А я так надеялся, что они все взвоют и откажутся от своей дикой затеи. Не получилось. Придется устраивать этот чертов ритуал. Деваться некуда.
~*~*~*~
- Все. Переходим к подготовке ритуала. Кто будет жрецом? – спрашивает Айс, ехидно улыбаясь.
- Ты! – хором отвечают ему все присутствующие.
- Даже не обсуждается. Я единственный среди вас, кто вынужден каждый день появляться на людях. Как вы себе это представляете?
- Тебе точно нельзя, Сев, - решительно заявляет Белл. – Дамблдор хоть и старый козел, но Повелитель говорил, что умный. Может догадаться.
- И я о том же, - Айс самодовольно разглядывает притихших претендентов на звание Жреца Смерти.
Учитывая, что мы и так тут все уже много лет являемся Жрецами Смерти, выглядит все это довольно глупо.
Но очень забавно, если честно.
- Тогда тянем жребий? – неуверенно предлагает Нотт.
- Хорошо. Исключаем Белл и меня. Тяните.
А меня?!
Айс перехватывает мой возмущенный взгляд и премерзко ухмыляется.
- Почему кроме тебя - я понял, а при чем тут Беллатрикс?
- Если вы приглядитесь повнимательнее, мистер Гойл, то легко сможете заметить, что мадам Лестранг является дамой, - шелестит тихий голос Айса.
- Ну и что?
Прелесть какая!
Айс, ты специально его привел?
Чтобы я мог порадоваться?
Неужели с этого дня ты оставишь Уолли в покое и переключишься на этого павиана?
Я – за.
Двумя руками.
- А то, дебил, - вдруг начинает орать Руди, - что женщина не может проводить такие ритуалы!
Гойл становится пунцового цвета и растерянно обводит взглядом присутствующих.
Айс оценивающе оглядывает Гойла тем самым, так пугавшим меня в детстве взглядом, как будто решает, что из него можно… приготовить, и говорит, криво усмехнувшись:
- Так как насчет жребия?
~*~*~*~
Вот ты-то у меня по всем лестницам и пойдешь.
Сейчас я тебе устрою. Жребий.
Ничего.
Здоровый бугай.
Повезет – выживешь, а нет, так не судьба.
У остальных зато надолго охоту отобьем. Играть в такие игры.
~*~*~*~
Кроме Крэбба и Нотта, никто из нас ни секунды не сомневался, что жребий выпадет Гойлу. Зная Айса, мы бы очень удивились, если бы вышло по-другому.
Получив от Эйва «добрый» совет начинать «очищаться» уже сегодня, потому что «тринадцатый день луны» – послезавтра, расстроенный Гойл отправился домой.
В принципе, все закономерно. Белл же сказала, что «если сами не пойдем, то какого-нибудь придурка отправим».
Вот и отправили.
Кто бы сомневался…
~*~*~*~
У меня был целый месяц на то, чтобы решить все технические вопросы. Руди и Белл я поручил заняться изготовлением печатей под руководством Нотта, который действительно все записал; Рабастану и Крэббу - искать подходящее место для проведения ритуала, а Эйву, который на самом деле мог немного читать на арабском, велел покопаться в книге и прикинуть, как можно задуманные нами ритуальные действа максимально упростить.
Таким образом, все были при деле, а по вечерам я отправлялся к Эйву, и мы с ним «упрощали» текст, выкидывая оттуда разные мелкие детали, чтобы, не дай бог, и правда что-нибудь из «Иных Миров» не «прорвалось».
Когда ничего не получится, я всегда смогу обвинить Гойла в том, что он халтурил с «очищением».
Только доказательства нужны.
Вот этим-то вопросом я и решил озадачить Фэйта.
Такие вещи как раз по его части.
~*~*~*~
Айс держался настолько невозмутимо и серьезно, что я стал по-настоящему опасаться, как бы наша деятельность не увенчалась успехом. То есть, строго говоря, в возможность вернуть Шефа таким… нетрадиционным способом я все равно не верил ни секунды, а вот какую-нибудь нечисть вызвать – запросто. Так что очень опасно это все.
Но примерно через две недели после жеребьевки Айс явился в Имение посреди ночи и сказал, что я - «единственный, кто ни черта для Лорда не делает», и когда Шеф вернется, мне будет довольно сложно оправдаться.
- Что я не делаю? Ерундой вашей не занимаюсь? Ты же сам говорил, что таким образом никого вернуть к жизни нельзя.
На что Айс стал, по обыкновению, ухмыляться и сообщил, что он пошутил.
Я так понимаю, что он меня разбудил, чтобы было кому оценить его чувство юмора. Ну, я оценил. Надеюсь, он мои «оценки» не скоро забудет.
~*~*~*~
У Фэйта еще с ноября было отвратительное настроение. Я даже не мог понять причин такой апатии. Те, которые были мне известны, я не мог считать удовлетворительными. Какой-то он кислый. Вот сейчас я его и озадачу. Чтобы не скучал.
~*~*~*~
Предложение Айса понравилось мне безмерно. Наконец-то я начал понимать, что происходит.
- Заодно выползешь из своего любимого кресла. Надо двигаться, - таким напутствием закончил Айс «объяснения».
Наивный, наивный Айс. Мне вовсе не понадобится «выползать из своего любимого кресла», чтобы достать доказательства недобросовестности Гойла. На это есть частные детективы. Только плати.
Но все оказалось гораздо сложнее, чем я ожидал. Первые десять дней из оставшихся двух недель «очищения» результата не дали. Гойл действительно выполнял все предписания, чем очень меня удивил. Даже не ел ничего последние три дня.
Следили за ним ежесекундно, но я и так уже понял, что проблема серьезнее, чем представлялась поначалу.
Придется все-таки «выползать из своего любимого кресла».
Обидно.
~*~*~*~
Я все-таки решил проводить ритуал в Имении, потому что боялся за Фэйта. Целая ночь на холодном ветру в конце марта, ему точно на пользу не пойдет.
Эйв был со мной согласен и даже нашел в книге подтверждение, что, действительно, в помещении тоже можно, не обязательно на вершине горы. А результативность меня не волновала.
~*~*~*~
Нет, ну Уолли - по сравнению с Гойлом - интеллектуальный гигант. Уол вообще совершенно нормальный человек. Просто Айс очень упрямый. Вот решил один раз, что Уолли «идиот», и все.
Теперь не переубедишь.
Глупо.
Вот Гойл – да.
~*~*~*~
Это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Я, конечно, тоже подстраховался. По-своему. Но, честно говоря, мне бы хотелось получить какие-нибудь... вещественные доказательства недобросовестности мистера Гойла.
Ничего не вышло.
Этот придурок точнейшим образом выполнял все предписания и «очищался» как положено. Это было ужасно. В последние два дня перед ритуалом Фэйт не вылезал с ним из самых грязных лондонских трущоб. Не помогло. К концу этих прогулок Фэйт и сам был чуть живой, а его детективы все равно не смогли заснять ничего компрометирующего.
Фэйт рассердился.
Такого я еще никогда не видел.
Наблюдать за сердитым Фэйтом было гораздо интереснее, чем проводить ритуал.
Придется все ему рассказать.
Я сам не справлюсь.
Не представляю, что теперь делать.
~*~*~*~
Пока я пытался сорвать «очищение» Гойла, Айс тоже времени не терял, и деятельность его мне совсем не нравилась.
Так нельзя.
Айсу всегда приходилось напоминать, что он имеет дело с живыми людьми, а не с подопытными крысами. То, что он не понимал этого в детстве, было еще простительно. Но как можно не понимать этого теперь?.. Одна радость, что он хоть от Уолли отвязался.
А занимался Айс следующим. Сначала они с Гойлом заучивали пятьдесят имен Мардука, имена всех остальных «божеств», помянутых в этой сумасшедшей книге, огромное количество заклятий, отгоняющих демонов, и прочую ерунду. Все было хорошо, пока мы не собирались все вместе, чтобы это послушать. И тут оказывалось, что Гойл ничего из выученного не помнит.
В первый раз мы пожали плечами и сказали, чтобы он учил получше.
Во второй раз мы тоже пожали плечами, а Белл начала злиться.
В третий раз злились уже все, кроме Айса, а я вдруг понял, что происходит, и мне стало не по себе.
После пятого я решил вмешаться:
- Айс, ты сделаешь из него идиота. Так нельзя.
- Идиота, положим, я из него сделать уже не могу. Природа сама об этом позаботилась.
И чего я, спрашивается, ожидал?
~*~*~*~
Честно говоря, это было довольно тяжело. Я сам выучил все имена и заклятия практически с первого раза. После шестого они мне уже снились. Память нашему «жрецу» я стирал очень точно, так что он помнил все, кроме самих слов. Помнил, что учил, помнил, что отвечал. Помнил, что... помнил. А потом почему-то забыл. Довольно забавно было наблюдать его растерянную физиономию.
- Что же это такое, Сев! – рассерженно восклицала Белл, - Я, конечно, говорила, что идиота пошлем. Но не до такой же степени!
Очень хорошо. Особенно учитывая тот факт, что у Фэйта ничего не получилось с «очищением». Этот Гойл оказался совершенно непробиваем. Его не только не удалось напоить, усыпить, заставить что-нибудь сожрать, он и на девицу не польстился. На очень, надо сказать, приличную девицу. Даже мне понравилась. До Белл ей, конечно, далеко, но уж для Гойла-то... Нет, не купился. Фэйт очень расстроился. Особенно после того, как этот неблагодарный мерзавец рассказал по секрету Крэббу и Нотту, как они с Фэйтом гуляли всю ночь по кабакам. Естественно, на следующий день Белл тоже об этом узнала.
~*~*~*~
- Ты нарочно это сделал! – не люблю, когда у Белл такие злые глаза.
- Я просто проследил. Снейп велел удостовериться, что Гойл все делает правильно.
- Поэтому ты потащил его по кабакам?
- Мне Сев не разрешает одному никуда ходить. И твоя сестра, между прочим, тоже. Подумаешь, выпил немного.
- Да? А эта шлюха, которая к нему привязалась, разве не твоя старая знакомая?
- Во-первых, двадцать шесть лет – это еще не старая…
- Люц! Ты негодяй! Ты все подстроил! Ты нарочно отвел к ней Гойла!
- Ничего подобного. Я позже с ней познакомился. Очень милая девушка.
- Я тебе не верю.
- А это меня вообще не волнует.
- Ну, погоди! Вот Повелитель вернется, и я расскажу ему, как ты саботировал нашу работу! Сев так старается, а ты!..
Белл выскакивает в коридор, откуда до меня продолжают доноситься чудовищные ругательства. Напрасно она столько с Шефом общалась. Набралась таких выражений...
«Сев», значит, старается.
А я, значит, саботирую.
Шефу, значит, расскажет.
Ничего ты ему не расскажешь.
Тебе Нарси глаза выцарапает, если он из-за твоих доносов меня тронет.
Да он и не тронет.
Много ты понимаешь.
Чтобы зарезать курицу, несущую золотые яйца, надо быть не просто слабоумным - надо вместо головы неизвестно что иметь.
Шеф прекрасно понимает, что без меня ему будет плохо. Не уверен, как по ту сторону врат, а по эту – точно. Без денег всем плохо.
Так что не нужно меня пугать.
За собой последи.
Сестричка.
А кто во всем виноват? Айс. Чтоб его.
~*~*~*~
Зря я столько мучился. Надо было Фэйту сразу все рассказать. Его идеи... В общем, если не получится, то я – мантикора. Или, как Кес говорит, – цветочная фея.
Но у нас получится. Потому что Фэйт - гений. Я бы сам никогда до такого не додумался. Для меня это слишком просто. Я так старался: аккуратнейшим образом стирал Гойлу память, потом мы снова учили всю эту муть, потратили столько времени...
А Фэйт - проводящий жизнь в кресле у камина бездельник - в две минуты придумал, как свести на нет любые наши труды. Никаких проблем. Все элементарно просто. И я опять отдыхаю. Вместе со своими сложнейшими, точно выверенными действиями.
Я не могу понять, как это происходит. То, что предложил Фэйт, - нелогично, ненаучно, неправильно наконец…
~*~*~*~
Все-таки Айс - редкая зануда. Достаточно того, что я знаю «как». Мне совершенно неинтересно «почему». Я ответил: «По рельсам». Он зашипел, что со мной не о чем разговаривать.
Вот и не надо со мной разговаривать. О такой ерунде.
Откуда я знаю «почему»? Потому что.
~*~*~*~
В детстве я бы ему не поверил.
Теперь я точно знаю, что он прав.
Я только понять не могу, почему так происходит.
Спросил у Фэйта.
Он не смог объяснить.
Впрочем, он никогда ничего не может объяснить.
~*~*~*~
- А теперь самое важное! – торжественно сообщает Айс, поднимая руку. - В книге написано, что основным условием для успешного завершения ритуала является следующее...
Я огляделся. Лица у всех очень серьезные. Такие же торжественные, как у Айса. Умеет он, однако, создать настроение. Ой, что будет, если они догадаются... Зря Айс считает всех, кроме себя, тупиковыми ветвями развития. Нарвется когда-нибудь.
Надо мне тоже сделать лицо посерьезнее, а то Белл уже поглядывает на меня довольно злобно. Айс не простит, если я все испорчу.
- Во время ритуала никто из присутствующих ни в коем случае не должен думать о драконах. Вам следует очистить свое сознание и не представлять себе дракона. Огромного, черного, выдыхающего пламя. Дракона, летящего высоко в небе, черного, блестящего в лучах заходящего солнца, широко раскинувшего лоснящиеся крылья. Вы не смеете представлять, как он парит над Запретным лесом, как изрыгаемое им пламя касается крон самых высоких деревьев...
- Сев, мы поняли, - перебиваю я его излияния, чувствуя, что он начинает заговариваться, - во время ритуала нельзя представлять себе черного дракона, который летает над Запретным лесом в лучах заходящего солнца, касаясь крыльями крон самых высоких деревьев...
- И изрыгает огонь, - вдруг отзывается Эйв, глядя на Айса с усмешкой.
Ну вот. Этот уже понял. Сейчас и остальные догадаются. Айсу голову открутят. Я его предупреждал.
- А без огня можно представлять?
Все-таки Нотт на редкость занудлив.
- Тебе же сказали - никакого нельзя! - начинает орать Белл.
- Мне бы хотелось, - тихо говорит Айс, - чтобы все вы хорошенько это запомнили. Потому что если кто-нибудь из вас во время ритуала хотя бы на секунду позволит образу черного огнедышащего дракона прорваться в ваше сознание, то вся наша двухмесячная подготовка будет загублена. Ничего не получится. Если вы сейчас сорвете ритуал, то я сразу заявляю, что второй раз заниматься этим не стану. Я слишком ценю свое время, чтобы тратить его на людей, которые до такой степени недисциплинированны, что не могут контролировать свое сознание. Это всем понятно?
Тишина.
- Я хочу получить ответ от каждого из вас. Это очень важно. Вы готовы, мистер Гойл?
- Да.
- О чем нельзя думать во время проведения ритуала?
- О драконе.
- О каком драконе?
- О черном. Который огонь выпускает. Над лесом летает. Деревья гореть начинают. Кошмар, на самом деле!
- Мистер Крэбб?
- Черный дракон. Летает над деревней. Все дома пожег, сволочь. Ночью, гад, летает. Над Хогсмидом...
- И что? – Айс совершенно невозмутим.
- Нельзя об этом думать. И представлять нельзя.
- Очень хорошо. Белл?
- Огромный черный дракон, который на ночь глядя прилетел в Хогвартс и всех там порешил в один момент. Дамблдора - в первую очередь. Но, к сожалению, если это себе представлять, то ни черта не выйдет. Так что я после помечтаю.
А мне нравится ход ее мыслей.
- Отлично. Мистер Нотт?
- Во время проведения ритуала запрещается думать о черном хвостороге, который в вечерних сумерках низко летает над Запретным лесом, практически касаясь крыльями самых высоких деревьев, и плюется огнем.
- Мистер Макнейр?
- Сожжет нахрен весь лес твой уродский хвосторог. Жалко лес. Ты представляешь, сколько ему лет?
- Дракону?
- Лесу, Снейп! Ты бы хоть три секунды подумал, прежде чем такое чудовище на школьный лес выпускать.
Прелесть какая!
- Люци?
О! Сейчас расскажу.
- Черный, огромный дракон летает над Запретным лесом, широко раскинув лоснящиеся крылья...
- От чего лоснящиеся? – неожиданно спрашивает Руди. – Куда он перед этим нырял?
Белл одаривает его яростным взглядом, Руди пожимает плечами, и я продолжаю:
- В общем, летает он, значит, над лесом... а уже темнеть начинает... а в лесу...
- Люци, прекрати! – шипит Белл.
- Давай-ка коротко и по сути, - строго говорит Айс.
- Огромный черный дракон, выдыхающий пламя. Дракон этот летит высоко в небе, черный такой весь, страшный, блестящий в лучах заходящего солнца. Парит он, значит, над Запретным лесом, красиво так парит... Черный и очень большой. Дракон. И лес под ним горит, горит, красиво так горит. Мне нравится.
- Эйв?
- Так сгорел уже ваш лес. Сколько можно-то?
- Лес долго горит, - со знанием дела говорит Уол.
- Это если ты будешь поджигать, то долго, а если дракон...
- Черный.
- И огромный.
- Да. Тогда быстро сгорит.
- Лестранг?
Руди закрывает глаза и произносит замогильным голосом:
- Я отчетливо вижу горящий лес, а над ним мечется задыхающийся от дыма дракон и не знает куда податься, потому что Запретный лес - он бесконечный, а с той стороны, где опушка, - Хогвартс, а на Астрономической башне Дамблдор стоит и в нашего дракона палочкой тычет. Садист старый.
Нет, так не пойдет. Что-то мы от дракона все дальше и дальше.
Но Айс тоже не дремлет:
- Лестранг номер два.
Несмешная шутка. Но Белл она нравится.
- Ну, я уже понял. Нельзя об этом думать. О черном здоровом драконе...
- И о больном нельзя! – перебивает Эйв.
- И о больном нельзя, - покорно соглашается Рабастан.
Айс решил заканчивать:
- Короче, все поняли? О драконе во время ритуала думать нельзя!
Конечно, все поняли.
Да ни черта они не поняли. Может быть, только Эйв…
А я – гений.
~*~*~*~
Должно сработать.
Просто непременно должно сработать.
Как Фэйту вообще приходят в голову такие дикие идеи?
Кажется, Эйв догадался. Ухмыляется. Ну и ладно. Он в любом случае будет молчать. Ему без Лорда гораздо лучше живется. Так что все в порядке.
Мы стоим в подземельях Имения и готовы начинать. Гойл облачен в белую мантию и нервничает ужасно. Даже руки трясутся. Я так и не решил еще, оставить его в живых или нет. Лучше бы, конечно, убить. Остальным в назидание. Но Фэйту это не очень понравится. Зачем ему лишний труп в доме? В этом подвале и так уже можно открывать аврорскую штаб-квартиру. Постоянно приходят. Фэйт развлекается – каждый раз ландшафт меняет, как его Кес научил, когда мы здесь в «кукушку» играли. Аврорам говорит, что «конфигурация подвальных помещений Имения меняется самопроизвольно», а на вопрос о том, как он тогда сам здесь ориентируется, добродушно отвечает, что сам сюда не ходит. Верят ли они ему, я не знаю, но формального повода придраться у них нет. Так что они теперь занимаются изучением «самопроизвольно трансформирующихся пространственных форм», как было написано в одном из их заключений. Часто занимаются. Раз в неделю точно.
Но это еще пустяки. Мне вот Альбус сказал три дня назад, что в Министерстве обсуждается вопрос о том, чтобы к оправданным сторонникам Темного Лорда приставить «наблюдающих лиц». То есть, к Фэйту в дом могут попросту кого-нибудь подселить. И к Эйву. И к Лестрангам.
Я никому не сказал об этом. Зачем раньше времени пугать? Может, обойдется. Я, конечно, этих «наблюдателей» потравлю быстренько, но все равно – неприятно.
Пожалуй, Фэйт прав. Крауч – это очень плохо. Если он станет министром, то закрытые дела действительно будут пересмотрены. Даже мое. Хоть оно и неофициальное. Это я Фэйта уверяю, что такого быть не может, а вот Кес, например, даже не сомневается, что так оно и будет. А раз Кес не сомневается, то и говорить не о чем.
Так что не стану я здесь лишние отрицательные биополя создавать. Их тут и без меня хватает.
~*~*~*~
Айс так торжественно все устроил. Даже уютно.
- Закройте, пожалуйста, глаза, - тихо звучит его голос.
Прелесть какая! Когда он говорит так вкрадчиво – это очень опасно. И все мы об этом знаем. Ну, кроме Гойла, естественно. Бедняжка...
Я закрываю глаза. Лес горит. Дракон летает. Черный. Красота!
Открываю.
Эйв сосредоточенно смотрит в пол и почти успешно борется с приступами хохота.
Уолли тоже смотрит в пол. Ему жалко лес. Поэтому он не смеется.
Белл поджала губы. Борьба с драконом дается ей тяжелее всех, но если кому из нас и удастся сегодня изгнать его из собственного сознания, то только ей.
Крэбб стоит с закрытыми глазами и непроизвольно поматывает головой. Видимо, дракона отгоняет.
И не пытайся.
Не выйдет.
Руди даже не старается притворяться. Сразу понял, что не справится. К его счастью, Белл стоит немного впереди, занята собственным драконом и не может видеть, как ее муж, перехватив мой взгляд, слегка подвигал локтями в стороны, изображая полет черного дракона. Глядя на это, Рабастан тоже расслабился, и его губы дрогнули в улыбке.
- Глаза закрыли! – резко командует Айс.
Вот уж кому совершенно не важно - драконы над лесом летают или лес под драконами горит.
Самое основное в сегодняшнем спектакле Айс уже сделал.
~*~*~*~
Происходящее было очень важно для меня. Я считал этот ритуал репетицией того, который сам проведу позже. В одиночестве, конечно. Сразу решил, что для своего тоже гору искать не стану, а сделаю все в Ашфорде. Только торопиться не надо. Некуда торопиться. Раньше июля даже начинать не стоит.
Я выбрал самый дальний угол подвала, где мы и расположились, наблюдая за действиями Гойла. Если у него что-то и материализуется, то надо быть повнимательнее, чтобы держать это под контролем.
«Жрец» стоял на небольшой площадке, по краям которой были расположены четыре вогнутых зеркала. Перед ним - некоторая видимость алтаря, верхняя часть которого, из белого мрамора, была окружена цепью из намагниченного железа. На белом мраморе светился вызолоченный знак пентаграммы, как он изображался в начале пятой главы «Некрономикона». Тот же знак был нарисован различными красками на белой коже ягненка, распростертой перед алтарем. В центре мраморного стола стояла маленькая медная жаровня с углями из ольхи и лаврового дерева. Другая жаровня была помещена перед «жрецом» на треножнике.
Гойл облачился в белую мантию, похожую на одеяния католических священников, но более просторную и длинную. На голове у него был венок из листьев вербены, вплетенных в золотую цепь. В левой руке он держал шпагу. А в правой – волшебную палочку.
~*~*~*~
Судя по всему, Айс хорошо выучил нашего «жреца». Руки у Гойла немного тряслись, но делал он все довольно уверенно. Махнув палочкой, зажег обе жаровни и начал - сначала тихо, затем постепенно повышая голос - произносить заклинания призывания. Жаровни задымили. Пламя заставляло колебаться все освещаемые им предметы, затем потухло. Белый дым медленно поднимался над мраморным алтарем. Мне казалось, что пол задрожал под ногами. Зашумело в ушах.
Гойл подкинул в жаровни несколько веток, и, когда огонь разгорелся вновь, я ясно увидел перед алтарем то появляющееся, то исчезающее... разлагающееся нечто.
Лихорадочно оглядевшись, я понял, что это видят все. Айс, прищурив глаза, внимательно разглядывал «явление», держа палочку наготове. Это меня смутило, и я, стараясь действовать как можно незаметнее, вытащил свою.
Гойл снова начал произносить заклинания, встав в заранее начерченный Айсом между алтарем и треножником круг. «Нечто», больше всего напоминавшее неестественно огромный, полностью сгнивший арбуз, исчезать перестало и, премерзко зашипев, двинулось в сторону Гойла. Все четыре зеркала разом треснули, огни погасли, запахло болотом и еще какой-то дрянью. В полной темноте потянуло могильным холодом.
- Люмос! – раздался дрожащий голос Эйва, и я с облегчением подумал, что, к счастью, не я здесь самый слабонервный.
Рано обрадовался. Заклинание не сработало. Раздался тяжелый удар, шипело уже со всех сторон, завизжала Белл, и раздался крик Руди:
- Отвали от нее, урод!
Что-то холодное, мокрое и пахнущее болотной гнилью коснулось моего лица. Я задохнулся, шарахнулся в сторону и почувствовал, как меня схватили за руки.
- Люци! – прошептал мне в ухо Уолли. - Что это?
- Материализация внутренней сущности Гойла, - громко сказал я, перекрывая несущееся со всех сторон шипение.
- Я с самого начала знала, что он идиот! – выкрикнула Белл откуда-то из темноты.
Шипение стало стихать.
- Солнышко, не надо так расстраиваться, - чуть дрожащим голосом произнес Руди.
- Лестранг, зажги огонь, - раздался резкий приказ Айса.
- Как?! – взорвался Руди. - Не зажигается!
- Ладно, я сам.
То, что я увидел в неровном свете настенных факелов, описать словами довольно трудно. Все стены от пола до потолка были измазаны зеленоватой слизью, которая медленно стекала на пол, образовывая лужи. С потолка нам на головы капало то же самое.
- Сев, что это? – растерянно спросил я, впрочем, не особенно надеясь на ответ.
- Протоплазма, я полагаю, хотя... – ответ такой задумчивый-задумчивый.
Прелесть какая!
Запах у этой мерзости был просто чудовищный. Пахло одновременно гнилью, болотом, разложившимся трупом и, пардон, сортиром. От холода у всех стучали зубы. Ног я уже не чувствовал.
Гойл лежал перед алтарем в луже такой же зеленоватой слизи, которой было измазано абсолютно все вокруг и мы сами. Жив он или нет, было непонятно.
Айс гневно оглядел наши растерянные лица, не подающего признаков жизни Гойла, дрожащего Эйва, беззвучно рыдающую у Руди на плече Белл, белого как мел Нотта, вжавшегося в перепачканную стену Крэбба и злобно прошипел:
- И кто же из вас оказался настолько слабоумным, что во время ритуала думал о драконе?
~*~*~*~
Одно слово. Достаточно оказалось поменять в заклятиях единственное слово, чтобы превратить подвал Фэйта незнамо во что. Не то чтобы я этого совсем не ожидал… но не настолько же! Это ведь теперь убирать нужно. Сюда же авроры через день ходят. Как в музей.
Вот тот придурок, который сейчас признается, что о драконе думал, уборкой и займется.
Да. Так будет вполне справедливо.
~*~*~*~
Айс медленно подошел к лежавшему без движения Гойлу и, брезгливо выпятив губы, потыкал его носком ботинка.
Безрезультатно.
- Посильнее... – дрожащим голосом предложил Эйв.
Добрый! Сил нет.
Но Айсу идея понравилась. Кто бы сомневался.
Получив ощутимый удар ногой по ребрам, Гойл шевельнулся и глухо застонал.
Слава Мерлину! Только трупа мне здесь и не хватало.
- Я же тебя предупреждал, что о драконе думать нельзя, – инквизиторским тоном произнес Айс.
Стон.
– Вот посмотри теперь, что ты наделал!
~*~*~*~
Пришлось помочь ему сесть. Все равно я весь с ног до головы в этой зеленой дряни.
Подбежали Крэбб и Нотт.
- Я не хотел, - бормочет «жрец-неудачник», - понимаете, этот дракон... никуда от него не деться... так и лезет, гад... летает, сволочь, над лесом... огонь...
М-да...
Ну что за придурок.
Его-то не заставишь здесь убираться.
И так чуть живой.
~*~*~*~
Даже интересно было, кто из них первым признается. Бедный Гойл...
- А про дракона вы здорово придумали, - тихонько подойдя, шепнул мне на ухо Эйв.
Ой. Сказать Айсу, что Эйв все понял?
Или не говорить?
С него ведь станется, еще отравит, не дай бог.
Потом решу.
Минут через сорок, выяснив, что о драконе думали все, кроме Крэбба, который так и не решился в этом сознаться, Айс злорадно поинтересовался, что мы собираемся предпринимать дальше и нет ли других желающих стать «жрецами».
~*~*~*~
- Ладно. Это все очень сложно, - решительно говорит Белл и почему-то смотрит на Фэйта. – Видимо, пора искать более земные пути.
Что-то мне это не нравится…
~*~*~*~
Согласен.
Мне тоже земные пути как-то ближе.
Давно пора.
Столько времени потеряли на эту бессмысленную книгу сумасшедшего араба. Больше двух месяцев. А Крауч, того и гляди, министром станет. Вот о чем надо беспокоиться. Нам всем тогда будет очень плохо. Потому что Айс может говорить что угодно, а дела пересмотреть совсем не сложно. Это они с перепугу и от радости так быстро нас оправдали. Если серьезно разбираться, то ни в какое «Imperio» никто не поверит. Особенно в пятилетнее. Недаром у меня обыски начались только в январе. Проснулись наконец.
Остановить Крауча на его пути к министерским вершинам обычными средствами практически невозможно. Уж чего я только за последнее время не пробовал. Разве что убийц не подсылал. И то только потому, что сейчас с этим стало очень сложно.
Крауча оказалось совершенно нереально ни купить, ни обмануть, ни обойти. Не получилось даже создать ему достойную конкуренцию. Его, может, и не любят за резкость и склонность к жестким мерам, зато все верят, что он способен уследить за порядком. А это сейчас важнее. Если ему не помешать, то он наверняка станет министром в самое ближайшее время. Этого нельзя допустить. И Белл со своими глупостями подвернулась очень кстати. Если все получится, то найдем Темного Лорда и начнем войну сначала, а если не получится, так еще лучше. Ни Лорда, ни Крауча.
Это вообще будет отлично.
Просто отлично.
~*~*~*~
Отправив неудачливых «некромантов» по домам, мы с Фэйтом принялись убирать подземелья.
Слизь не оттиралась.
Никак.
- Давай я лучше эльфов позову, - предложил Фэйт часа через три.
- Не выйдет у них ничего.
За это время я успел дважды смотаться в Ашфорд и один раз в Хогвартс. Эту мерзость даже кислота не брала.
- Выйдет. Они тоже жить хотят.
Логично, на самом деле.
- За что ты так их не любишь?
- Пищат, шпионят... отвратительные создания.
Очень информативно.
~*~*~*~
Белл не особенно расстроила неудача с ритуалом. Она просто очень хочет вернуть Шефа. И ей все равно, как это сделать. Лишь бы побыстрее. Реальные способы ей гораздо ближе. Ее деятельная натура всегда противилась долгому изучению пыльных древних манускриптов. Ну что ж. Мы с ней договорились. И свою часть договора она выполнила. Айс успокоился, вернул книгу в Ашфорд, а его задумчивый взгляд сменился обычным злобно-раздраженным. Не берусь судить, насколько это заслуга Белл, но теперь по-любому моя очередь.
~*~*~*~
Белл как-то очень легко смирилась с неудачей. Зная ее, я бы сказал, что это затишье перед бурей. Но я не могу все время за ними следить. Я и так направлял их активность почти полгода. Только этим и занимался. Они взрослые люди. Я им не нянька. Фэйт, конечно, редкий балбес, но инстинкт самосохранения у него железный. Буду надеяться, что он не пропустит чего-нибудь действительно важного.
~*~*~*~
Этого мальчика я видел в свое время у Лорда. Совсем ребенок. Бледное, бесцветное создание с рыжеватыми волосами и белесыми веснушками. Глаза, горящие фанатичным огнем. Что-то в этих глазах напомнило мне о Белл. Даже не могу сказать, что именно.
Я не знал тогда, кто он такой. Просто один из многих. Из очень многих таких же глупых мальчишек. Бессмысленно было обращать на них внимание. Они, как правило, и появлялись-то у Шефа по одному разу. Ну, по два. Не больше. А потом – под аврорские «Авады».
Но этот примелькался. И метка у него была. Для такого молодого – большая честь. Вот я его и запомнил. А в декабре встретил в Министерстве. Помню, удивился. Подумал, что он из роквудских ребят. Видно, в свое время добыл для Шефа важную информацию, вот и метку получил.
Он сам тогда ко мне подошел.
- Мистер Малфой! Я тоже хочу помочь! Наш Повелитель... он же жив. Его необходимо найти! Спасти!
Я думал, меня удар хватит. Полтора месяца прошло! Прямо в министерском коридоре! Айс меня убьет за такие разговоры.
- Я не понимаю вас, молодой человек.
- Вы же...
- Советую вам вернуться к вашей работе. Не стоит заводить разговоры с незнакомыми людьми. Это неприлично. Кто занимается вашим воспитанием? – я насмешливо улыбался, стараясь скрыть растерянность за холодным пренебрежительным тоном.
- Никто, - усмехнулся мальчик. - Хорошо. Я понял вас, мистер Малфой.
- Вот и отлично. Всего хорошего.
- Больше я вас не побеспокою, - он сделал шаг в сторону, освобождая мне дорогу.
Обошлось.
- Вы не представляете, как я ненавижу таких, как вы! Предателей! – несется мне в спину.
Сумасшедший! Надо было быстро от него отвязаться. Я остановился и медленно обернулся:
- Вынужден повторить, что совсем не понимаю, о чем вы. Боюсь, вы нездоровы. Вам следует обратиться в клинику Святого Мунго. Возможно, там сумеют вам помочь.
В его глазах была неприкрытая ненависть. Терпеть не могу фанатиков. Социально опасные типы.
Я, конечно, быстро выяснил, кто он такой. И офигел. Другого слова подобрать не могу. Сын Крауча! Восемнадцать лет. Щенок. Ясное дело, что его воспитанием никто не занимался. Папаша-то черных магов по стране гоняет. Уже почти всех переловил. Высоко сидит – далеко глядит. У себя под носом ничего не видит.
Вот на этого «тоже желающего помочь» я Белл и вывел. У них сейчас много общих тем для разговора. Никто лучше этого глупого активиста не может знать, как далеко продвинулись авроры в поисках Темного Лорда. А он даже если и не знает, так выяснит. Этот что угодно сделает. Совершенно ненормальный.
Все. Больше знать ничего не желаю. Найдут Шефа – я буду рад. Только сдается мне, что не найдут. Если бы можно было его найти, то за полгода уже нашли бы. Уверен, что не найдут. Но Белл все равно не остановится. Должно же у нее ума хватить подставить Крауча-младшего. У нее всегда ума хватало. А я потом немного подсажу Фаджа на пост министра. Финансовая поддержка еще никому не мешала.
И настанет у нас тогда тишина, спокойствие и полная гармония.
Пока Повелитель не вернется.
~*~*~*~
О происшествии в доме Лонгботтомов мне сообщил Дамблдор. Не то чтобы я совсем не ожидал ничего подобного, но как-то…
Во-первых, я точно не думал, что это может произойти так быстро.
Во-вторых, никак не мог себе представить, что желание Белл во что бы то ни стало найти Темного Лорда примет настолько… патологическую форму.
В-третьих, мне в голову не приходило, что возможны такие серьезные последствия. Серьезные для всех. Для Белл, для Руди, для Нарси и, наконец...
- В газетах уже есть что-нибудь?
Это явно был не тот вопрос, который Альбус ожидал от меня услышать. Но сейчас мне плевать, что он подумает. Еще одного инфаркта я не допущу. Все остальное сегодня неважно.
- Нет, конечно. Пока есть надежда, что пострадавших удастся вернуть к нормальной жизни…
- Да какая уж тут нормальная жизнь…
Какой кошмар!
- Надежда, Северус, есть всегда.
Ненавижу, когда он говорит подобные банальности. Да еще таким назидательным тоном. Глупо же! Если их взяли на месте преступления, прямо в доме у этих бестолковых авроров, то о какой нормальной жизни теперь может идти речь? Он издевается?
- В больнице уверяют, что есть надежда на выздоровление.
И только тут я понимаю, что мы с ним говорим о разных людях.
Мерлин! Хорошо, что я не успел высказаться по поводу его «надежд». У меня никаких надежд нет. Только на то, что удастся скрыть случившееся от Фэйта. Хотя бы на время.
- Мне нужно идти.
- Да, да, конечно, - директор провожает меня рассеянным взглядом.
По дороге к себе я думал только о том, как обезопасить Фэйта. Спустившись в подземелья и вопрос этот так и не решив, я окончательно расстроился и, бросив в камин пригоршню летучего пороха, шагнул в огонь, крикнув: «Ашфорд».
~*~*~*~
Первый раз в жизни я проснулся утром с нехорошими предчувствиями. В предчувствия я не верю, поэтому постарался выкинуть из головы всякую чепуху. Практически успешно. Но к полудню оказалось, что дела мои плохи.
Поначалу я скорее удивился, чем испугался. Еще через два часа ситуация стала угрожающей. А к вечеру - катастрофичной. Биржевые сводки, раскиданные по всему кабинету, настолько серьезно угрожали моему стабильному благополучию, что это уже напоминало заговор.
Кто-то начал под меня копать.
И сильно.

#4 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 06:48

Глава 3. Чем умнее черти, тем тише омут (часть 3)

Кес отнесся к моим неприятностям с философским спокойствием, сказал, что заставить Фэйта уехать из страны на любой срок - вообще не проблема, а мне только нужно не забыть сообщить, когда ему можно будет вернуться. После этого откровенно выставил меня вон.
- Извини, Севочка, я очень рад тебя видеть, но немного занят.
В его устах подобное заявление было равнозначно «убирайся мгновенно со своей чепухой, потому что все дела, которые я делаю сейчас, должны были быть сделаны на прошлой неделе». Но так просто оставить его в покое я не мог.
- Кес, а если он станет читать газеты?
- Не станет. Ему будет не до ваших газет. Обещаю. А теперь изволь исчезнуть. У тебя на это две секунды.
Прелесть какая! Так бы Фэйт сказал.
Интересно, а чем это Кес занят?..
~*~*~*~
Белл получила что хотела. Теперь может умереть в Азкабане с полной уверенностью, что погибает во имя любимого Повелителя. Жалко только, Руди за собой потащила. С одной стороны, все это, конечно, ужасно, но она ведь все равно бы не угомонилась. Не надо было орать на моей свадьбе, что я уже женат. Мне до сих пор неприятно.
Я тоже получил что хотел. С карьерой Крауча покончено. Министром ему не быть.
Все как надо.
Но до чего же некстати.
У меня именно сейчас очень серьезные финансовые проблемы. Я должен быть совсем в другом месте. Вместо этого я вынужден сидеть у Нарси в спальне и вторые сутки служить жилеткой для потоков слез.
Мне срочно нужно уехать.
А сделать этого я не могу.
Никак не могу.
Кажется, первый раз в жизни я оказался по-настоящему нужен собственной жене. А тут такие неприятности.
Вчера пробовал подсунуть ей Айса. Какая, в конце концов, разница, кто станет ей сопли вытирать. У Айса отлично получается. Уж кто-кто, а я точно знаю.
Но она обиделась.
Пришлось остаться.
Сказать ей, что мы так разоримся?
Не стоит, пожалуй. Если ей все равно, то меня обвинят в холодности и эгоизме, а если испугается - только хуже будет.
Я так нервничал из-за этого, что даже Айса прогнал. Он тоже весь какой-то дерганый. Понятное дело – за Белл переживает. Только бы не узнал о том, как я ее на младшего Крауча вывел. Это уже даже не смешно будет. Учитывая последствия.
~*~*~*~
- Кес, помоги ему! У Люци происходит что-то очень неприятное. Ему надо куда-то ехать, ехать он не может и от этого совершенно невменяем. Сделай что-нибудь!
- Что?
- Ну, я не знаю! Ты же в этом разбираешься. Какие-то биржевые сводки...
Кес сидит напротив меня за столом, подперев подбородок рукой и удивленно подняв брови.
- Севочка, когда ты делаешь подобные вещи, я начинаю серьезно беспокоиться по поводу твоих умственных способностей.
Не понял.
- А нормально нельзя сказать?! – взрываюсь я.
- Нормально говорю! Ты явился позавчера и потребовал убрать его из Англии. Ты при этом забыл мне сказать, что уехать он не может? Ты издеваешься?
- Это твои... штуки?.. Это ты?..
- Я – это я. А про «штуки» ничего не знаю. Изволь изъясняться внятно.
Да понял я уже! Господи, как же у него все просто!
- Это можно исправить?
- Можно, - Кес встал, глядя на меня довольно злобно, - но в следующий раз я хорошенько подумаю, прежде чем выполнять твои просьбы.
Ушел.
Глупо получилось. Про Нарси-то я и не подумал… Только про Фэйта.
~*~*~*~
Это неправда, будто я не хотел, чтобы у Белл все получилось. Очень хотел. Просто я ни на секунду не верил, что ей удастся найти Темного Лорда. Она сама виновата. Я и предположить не мог, что они поведут себя так глупо. Да еще попадутся. Для того, чтобы было кому «попадаться», я свел ее с Краучем. Как же так можно? Неужели она все-таки… дура?..
А у меня опять обыски каждый день. И если раньше Нарси авроров развлекала, то теперь она к ним даже не выходит. Надоели до смерти. Здесь ничего нет! Днем приходят они и ищут, а ночью приходит Айс... Вернее, наоборот. Ночью приходит Айс, бродит по Имению и решает, что еще отсюда лучше пока убрать, а с утра пораньше приходят авроры и ищут то, что ночью унес Айс.
Еще ни разу не нашли.
Злятся.
Мы с Айсом даже начали обсуждать, не подсунуть ли им какую-нибудь мелочь, чтобы успокоились. В итоге решили не рисковать. Ну их. Они сейчас такие нервные. Посадить - не посадят. Наверное. Но арестовать могут.
Оно мне надо?
~*~*~*~
Дамблдор прямо спросил, «куда» я «глядел». Он издевается? Мне что, больше делать нечего? Я должен охранять авроров от своих бывших однокурсников? А больше я никому ничего не должен?
Да я бы самолично всем министерским глотки перегрыз, если бы уже умел это делать.
Может, пора учиться?
~*~*~*~
Очень неуютно я себя чувствовал в те дни. Изменить что-либо все равно было невозможно, а Нарси и Айс очень переживали. Чем все это кончится, и так ясно было. Азкабаном. Но шумиха поднялась просто невообразимая.
Вот потерял бы рассудок Моуди, никто бы и внимания не обратил. Он и так не в себе. А тут – семья. Это трогательно. Семья молодая, еще и ребенок остался. В общем, очень плохо. Столько в моих газетах соплей, противно даже.
Да еще мамаша этого свихнувшегося аврора Фрэнка Лонгботтома. У старухи оказались серьезнейшие связи... наверное, с прошлого века... с такими же стариками, как она. Белл, конечно, сглупила. Могла бы грязнокровок найти. Такой пчелиный улей раздразнила – ужас. Теперь точно не выберется.
~*~*~*~
Уж не знаю, как Кес делает подобные вещи, но Фэйт перестал ныть, что ему необходимо куда-то ехать. Зато впал в тяжелую меланхолию. Даже к шоколаду стал равнодушен, чего с ним раньше никогда не случалось. Понаблюдав повнимательнее, я пришел к неутешительному выводу, что не так уж он непричастен к делу Лонгботтомов, как пытается изображать. Самого-то его, конечно, там не было. Он для этого слишком осторожен. Но Фэйт в последнее время только и думал, как не позволить Краучу министром стать. Очень подозрительно, на самом деле. Но я не стал его расспрашивать. Вид у него и без моих вопросов был не особо цветущий.
Так я и бегал - то к Эйву, который вообще от произошедшего был в полном ужасе, то в Имение, Фэйта развлекать. Не то чтобы особо удачно получалось, но хоть как.
~*~*~*~
Разглядываем газеты. Полно фотографий. Ну точно. Маленький мальчик остался. Как Драко, наверное. Щекастенький. Пропадет с такой бабкой. Я уверен. Ей бы передовыми отрядами авроров командовать, а не ребенка воспитывать. Чудовищная старуха.
- А ты не помнишь эту Алисию Лонгботтом? – вдруг спрашивает Айс.
Впервые вижу.
- Нет.
- Так это же она тебе в августе зубы выбила. На вокзале в Манчестере. Неужели забыл?
Помню, конечно.
- Ты уверен?
- Я просто знаю.
Вот это да!
Как же. Забудешь такое. Если бы не Уолли…
Не помню уже, за каким гиппогрифом мы на тот вокзал попали, а только ждали нас там. Ночь, ливень, вспышки, авроров тьма, одним словом – сумасшедший дом. Отбиваюсь как могу. Вижу – дама. Я к ней со всем уважением. «Avada, - говорю, - Kedavra!» А эта зараза отскочила, развернулась да как засветит мне ботинком по зубам. Девушка называется.
Больно - аж искры из глаз. Думал, все, конец, сейчас она меня заавадит к мерлиновой бабушке. Тут Уол налетел сзади, в охапку меня схватил и прямо в Имение аппарировал. А больше из наших никто с той операции не вернулся.
Дома маску сняли. Кровища хлещет. Нарси в ужасе. Эта акробатка в драконьих ботинках мне и челюсть сломала, и нос. Уолли за Айсом побежал. Айс явился. Говорит: «Я такое лечить не умею. Отравить, - говорит, - могу, чтоб не мучился». Юморист. Всех разогнал, кровь остановил и - в Ашфорд. В больницу-то нельзя. Как там объяснить, откуда такая травма? Меня же все знают.
Кес очень ругался. Говорил, что надо так и оставить. Во-первых, болтать буду меньше, а во-вторых, маска больше не налезет. Обозвал нас с Айсом пижонами, недоумками и еще каким-то словом, которого я не знал, а потому не запомнил. Да, и еще почему-то «босяками».
Какой же я «босяк»?
Но я решил не обижаться. Айс же не обиделся.
~*~*~*~
Судебное заседание Дамблдор показал мне в думоотводе. Сам показал, я не просил. Вполне предсказуемо. Я ни секунды не сомневался, что так оно и будет.
Большой зал. Множество людей, рядами сидящих вдоль стен на поднимающихся вверх скамьях. Внизу, в центре зала, стояли несколько кресел, с цепями на подлокотниках.
Ну и дурни! Их тут человек двести, никак не меньше. Кого, ради Мерлина, они так боятся? Белл? Или детеныша Крауча?
Дверь в углу отворилась, и дементоры ввели четверых подсудимых. Белл уселась в кресло, как будто это был королевский трон. Так и надо, на самом деле. Руди, по обыкновению, выглядел мрачновато, Рабастан немного нервничал, но вполне удачно это скрывал, тем более, что его поведением тут никто и не интересовался. Гвоздем программы, несомненно, был сын Крауча. Совсем мальчишка. Жалкое дрожащее создание с бесцветными волосами, беспорядочно спадавшими на бледное лицо. Ну-ну...
Крауч поднялся и оглядел обвиняемых с откровенной ненавистью.
- Вас доставили в Совет по Магическому Законодательству, - громко отчеканил он, - чтобы вынести приговор. Вы обвиняетесь в преступлении, гнуснее которого стены этого зала еще не слышали.
Да? Какой у вас, оказывается, «зал» наивный. Повезло вам тут всем, если вы ничего «гнуснее» не слышали.
- Мы выслушали свидетельства, доказывающие вашу вину. Вы все обвиняетесь в том, что напали на аврора Фрэнка Лонгботтома и подвергли его заклятию «Cruciatus». Вы полагали, что ему известно местонахождение вашего пропавшего господина Того-Кого-Нельзя-Называть. Вы также обвиняетесь в том, что, не получив желаемых сведений от Фрэнка Лонгботтома, подвергли заклятию «Cruciatus» его жену. Вы организовали заговор с целью возвращения Того-Кого-Нельзя-Называть к власти, чтобы продолжать сеять зло, чем вы, без сомнения, занимались в дни его могущества. И сейчас я прошу присяжных...
Все время, пока Крауч произносил свою высокопарную, несомненно, многократно отрепетированную обвинительную речь, его сын вопил на весь зал о своей невиновности. Выглядело все это довольно забавно, учитывая, как старался папочка, чтобы его, не дай бог, не заподозрили в сочувствии неблагонадежному сыночку.
- И я прошу присяжных, тех, кто, как я, считают пожизненный срок в Азкабане заслуженным наказанием, поднять руки.
Присяжные, конечно, руки подняли. Как дрессированные мартышки. У каждого из них застыло на лице выражение собственной значимости.
Белл оглядела зал и гневно произнесла:
- Темный Лорд вернется, Крауч! Брось нас в тюрьму, мы всё равно будем ждать! Он вернется и вознаградит нас! Мы одни остались ему верны! Мы одни пытались разыскать его!
С этими словами она вскочила с кресла, звякнули цепи, и Белл ринулась из зала. Лестрангов повели следом.
Мальчишка уходить не хотел. Он бился в истерике, Крауч от этого только больше злился, а я вдруг подумал, что непременно покажу все это Фэйту. Потому что если он хоть как-то причастен к этой дикой истории, то я его убью.
- У меня нет сына! – вопил Крауч на весь зал. – У меня нет сына! Уведите его немедленно, и пусть он там сгниет!
Ну, я, конечно, никогда не сомневался, что Крауч дебил. Вот ни секунды. Очень уж его Кес не любит. Хотя лично мне этот ненормальный ничего плохого не сделал. Разве что дал прекрасную возможность лишний раз убедиться в полной идентичности авроров и нашей прекрасной организации.
- И что ты на все это скажешь, Северус? – Дамблдор возник слева от меня и взял за руку. - Давай вылезай отсюда.
Я потряс головой, чтобы немного прийти в себя. Надо же что-то ему сейчас ответить.
Что?
- Ничего не хочешь мне сказать?
Что я могу сказать?
Что мне жаль?
Ради Мерлина, кого мне может быть жаль?
Да я счастлив.
Я не могу начать объяснять Дамблдору, как я счастлив. Он никогда меня не поймет. А врать ему я сейчас не способен. Он прекрасно видит, что я доволен. Так что придется говорить правду. Он-то явно ждал, что я вылезу из его думоотвода в несколько угнетенном состоянии.
- Я рад, что они не нашли Темного Лорда.
Это сейчас самая невинная из моих «радостей». Левое колено болит нестерпимо. Я уже давно привык к тому, что эта боль является неотъемлемой составляющей любой моей «радости».
Хватит уже на меня так смотреть!
Это, в конце концов, просто неприлично. Что я должен делать? Да, я рад! Я чертовски рад!
Мне не придется больше ни за кем следить, читать по ночам маразматические книги тупым идиотам, отчищать стены в подвале Имения.
Я имею право порадоваться этому?
Нет?
А тому, что Крауч уже никогда не станет министром?
Тоже нет?
Тому, что этот фанатичный охотник неизвестно за чем никогда не получит того, ради чего он так старался?
Ради должности!
Он убивал людей ради должности!
Он ничем не отличается от нашего любимого Шефа!
Ничем!
Крауч даже хуже.
Потому что нет более страшного предательства, чем то, которое совершил этот негодяй. Безответственный, одуревший от власти урод. Он думает, что уничтожил опозорившего его мальчишку? Да он уничтожил себя! И я хочу порадоваться постигшим его несчастьям. Потому что мне это нравится. И мне все равно, что подумает об этом Альбус.
- Я тоже этому рад, Северус.
- Я могу идти, господин директор?
- Да, конечно.
Я, хромая, выхожу из его кабинета. Мне плевать, что он там себе навоображает. Он все равно не пойдет против Кеса. Это я за последние полгода четко усвоил. А Кес никогда не отдаст меня Министерству. Что бы я ни натворил. Потому что он – не Крауч. Скорее уж сам… загрызет.
И у меня в кои-то веки отличное настроение. Даже несколько истерическое, если честно. Хорошо, что сейчас ночь и никто не видит, как я ковыляю по коридорам Хогвартса с мерзкой ухмылкой на перекошенном лице. Просто невероятно больно. Такое ощущение, что я никогда еще так сильно не «радовался».
И вам даже в голову не придет, господин директор, чему я рад больше всего. А рад я больше всего тому, что видел в вашем думоотводе. Вернее, тому, чего я там не видел. А не видел я там Фэйта. И радует меня этот факт его биографии настолько, что я сейчас, кажется, сознание потеряю, если быстро не придумаю, что можно с этой чертовой ногой сделать.

Конец первой истории

#5 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 06:49

Глава 4. Maniae infinitae sunt species* (часть 1)

История визуально-юмористическая, о том, что случается, когда интеллект зашкаливает, энергии - через край, а «мирных целей», на которые все это можно направить, на горизонте не видно.
*разновидности безумия бесконечны (лат.)
У тернового венца - ни начала, ни конца.

Ненавижу вспоминать об этом.
Не-на-ви-жу.
Может быть, потому что никогда в жизни не делал большей глупости. И Кес говорит, что уже не сделаю. Не из-за того, что прошло много лет и я «поумнел», а просто потому, что это невозможно.
Кесу, конечно, виднее.
А я до сих пор иногда натыкаюсь на них в самых неожиданных местах. На них. На свидетельства моего врожденного слабоумия. Кес не убирает их вовсе не для того, чтобы они меня мучили, появляясь вдруг из темноты и служа вечным напоминанием о моей безалаберности, а просто потому, что это оказалось невозможно.
«Самоликвидируются. Со временем», - вздыхая, говорит он.
Я верю. Со временем исчезает абсолютно все. Беда только в том, что мне до этих светлых времен не дожить. Не стоит и мечтать. Не дожить, даже если я приму его предложение, чего я делать не собираюсь. Но об этом после.
Обо всем после.
А пока что я снова изображаю няньку для некоторых личностей с особо неустойчивой психикой.
Для некоторых поганцев, которым не хочется угощаться собственноручно сваренной кашей.
Для некоторых бездельников, которым становится скучно, если вокруг них ничего не происходит более пяти секунд.
Фэйт. По моему мнению, он не заслуживает благосклонности фортуны, которая исправно его бережет. Но ей, конечно, лучше знать.
Иногда мне хочется его убить. Довольно часто, если честно. Потому что у меня нет ни одного способа поставить его на место. Ни единого. Когда у него все в порядке – плевать он на меня хотел, а когда не все в порядке... А когда не все в порядке, я просто не могу читать ему морали. Он-то никогда не выясняет, сам я виноват, если попадаю в неприятности, или не сам. Спорить могу, что ему такие высокие материи даже в голову не приходят.
А я вот сижу и думаю, что так ему и надо. Потому что он сам виноват.
Это оттого, что я – негодяй и мерзавец.
А еще оттого, что очень неудачно все сложилось.
Ведь я... Понятное дело, что ничего конкретного у нас тогда не материализовалось. Просто сгустки отрицательной энергии или что-то в этом роде. Не знаю, это ли называлось в книге «множеством копошащихся демонов», но знаю точно, что никуда они не исчезли, когда зеркала треснули и свет погас. Я и в темноте прекрасно видел, как они по подземелью носились. Так и разбежались в разные стороны, когда я факелы зажег.
Фэйту я про них не сказал.
Сначала решил немного подумать, потом случилась эта дикая история с Белл, а теперь... Теперь я даже не знаю, как подступиться, потому что вопросом этим надо заниматься, а Фэйт настолько выпал из реальности, что мне уже даже не по себе.
~*~*~*~
У меня ностальгия. По тем сказочным временам, когда я точно знал, что мне нужно, а что нет. По тем временам, когда я ни в чем не сомневался. Когда я был уверен, что все само сложится как надо. А теперь от одной мысли, что бы со мной было, не окажись Айса в нужное время в нужном месте да еще и с нужными идеями, мне становится страшно.
Ненавижу страх!
Первый раз в жизни он мучает меня постфактум. Я даже предположить не мог, что так бывает.
Не знаю, почему я вспоминаю тот сумасшедший ноябрь, вместо того чтобы думать о нынешних веселых временах. Ведь сейчас все могло быть намного хуже. Сейчас мне просто повезло. Осенью Айс привлек всех, кого только смог, чтобы вытащить меня из неприятностей. А сейчас случилось чудо. Мне бы обрадоваться, встать в полный рост и поприветствовать его: «Здравствуй, Чудо! Я, Люциус Малфой, приветствую тебя! Заходи еще! Мне понравилось!»
Но я не хочу.
Потому что мне не понравилось. Совсем не понравилось.
Не знаю почему.
Не понравилось - и все.
~*~*~*~
Как-то я не ожидал от моего любителя шоколада такой тяжелой реакции. Тем более что все его нынешние проблемы несколько надуманные. С ним ведь ничего не произошло. Абсолютно ничего. Он даже в министерстве теперь желанный гость. Репутация - дай бог каждому. Он все сделал правильно. Кого не смог обольстить, того купил, кого не смог купить, того подставил, да так, что мало не покажется, кого не смог подставить… ну, того ведь и отравить можно.
Да мало ли… возможностей.
А к делу Лонгботтомов Фэйт вообще никак не причастен. То есть он, конечно, причастен, только кто об этом теперь узнает? А даже если и узнает, то ради бога - идите, доказывайте.
Нет, дело не в этом. Дело в «неправильных» мыслях. Потому что реальных проблем у него сейчас нет.
Все это меня немного расстраивает. Фэйт ничем особо не интересуется, ударился в философию, чего раньше за ним никогда не водилось, все время сидит дома. Даже, кажется, впервые за два года заметил, что у него есть сын. То есть замечал-то он и раньше. Как-то, помню, скандал был дикий. Нарси куда-то собралась, а Фэйт обещал посмотреть за ребенком. Так он наложил «Silencio» и забыл. А эльфам что? Не орет - и слава богу. Дня через три-четыре Нарси решила, что это странно: трехмесячный ребенок - и постоянно молчит. Повезли его в Мунго, а там им сказали, что на нем «Silencio». Нарси, как вернулись, у Фэйта палочку отобрала и все заклинания проверила. Короче, мы с Белл ее вдвоем держали, пока Фэйт прятался.
Но это все было еще при Лорде. Мы вообще в те времена жили довольно весело. А теперь Фэйт часами может сидеть в кресле и просто смотреть на играющего ребенка. Как-то сказал мне, что присутствие сына дает ему ощущение, что он сделал в этой жизни хоть что-то путное. Ну, не знаю. На мой взгляд, довольно глупо.
Хотя, вспоминая свой разговор с Дамблдором о Роквуде, должен признать, что польза от этого ребенка, бесспорно, есть.
~*~*~*~
Мне нужно было просто подумать. Немного подумать обо всем, что произошло за последние несколько лет. Подумать о том, что я буду делать дальше. Но нет! Они будто сговорились отравлять мне жизнь, пользуясь моим угнетенным состоянием.
Ну, подождите.
Я вам устрою.
Я обиделся.
~*~*~*~
Я никогда не видел маленьких детей. То есть видел, конечно. У меня есть племянники. Но когда они были малышами, я вообще не помню, чтобы хоть раз на них взглянул. А сейчас мне даже стало интересно.
Бледное белокурое создание с остренькой мордашкой, до неприличия похожее на Фэйта чертами лица и повадками, а на Нарси - какой-то общей бесцветностью. Ребенок, которого любят. Относятся, на мой взгляд, довольно легкомысленно. Например, однажды забыли в кафе на Диагон Аллее, а вспомнили только дома, и то не сразу. Но любят. Искали ведь потом.
Полуторагодовалый мальчишка забрел в маггловские кварталы, и его практически усыновили какие-то цыгане. Там-то, ближе к утру следующего дня, спящего ребенка и обнаружил Кес, к которому мы бросились, как только я узнал о случившемся.
Это был самый короткий путь. Драко ведь наш родственник. Как Кес это делает, я, правда, не знаю, но местонахождение забытого в кафе малыша определил секунд за десять, расстелив на столе карту Лондона и просто поводив по ней ладонью. А еще через три минуты Кес уже стоял рядом с нами, держа спящего мальчишку на руках. На все про все ушло у нас меньше получаса, учитывая тот факт, что минут двадцать Кес просто не мог успокоиться после нашего сбивчивого рассказа о том, как Фэйт сыночка потерял. Сначала наш «дядюшка» хохотал, потом морализировал и, только доведя Фэйта почти до истерики, отправил Криса за картой.
Признаться, мне очень интересно наблюдать за Драко. Всегда было любопытно, как Фэйт вел себя в раннем детстве.
Но мне кажется, что не так.
Ребенок ласков, капризен, избалован и уверен в себе.
Просто до безобразия уверен в себе и своих правах на родителей.
Фэйт точно таким не был. Его матери откровенно не было до него никакого дела. А Нарси постоянно прыгает вокруг этой сопливой козявки.
Время от времени Фэйт впадает в черную меланхолию. Тогда он забирает мальчишку и уходит с ним куда-нибудь наверх, куда Нарси попасть не может. Однажды он не спустился на ночь, и мне пришлось опять просить Кеса о помощи, потому что есть в Имении места, куда никто, кроме Фэйта, попасть не может. И многочисленные башенки как раз из их числа.
Кес полетал над Имением, нашел Фэйта и «надрал ему уши», как сам выразился. Думаю, что это некоторое преувеличение, но больше таких вещей не случалось.
А в целом настроение у него было препоганое, и мне это совсем не нравилось.
Понаблюдав за этим безобразием примерно месяц, я предложил Нарси провести эксперимент. Суть заключалась в том, чтобы точно определить настоящие масштабы отрешенности Фэйта от радужной действительности. Нарси, которой после ареста Белл не с кем было даже поболтать по душам, рассказала мне, как Шеф учил ее менять систему аппарации Имения. Потратив почти неделю, мне удалось понять, как Лорд это делал. Аппарацию мы общими усилиями перекрыли и даже заключили пари, через сколько нам ждать большого скандала. Я поставил на сутки, так как немного лучше Нарси был осведомлен об активной личной жизни нашего Дон Жуана, а Нарси - дня на три, так как лучше знала, в каком он сейчас трансе.
Результат расстроил нас неимоверно. К концу третьей недели абсолютной тишины мы наконец сообразили, насколько плохи его дела. Я не мог поверить, что за двадцать дней он ни разу не пытался покинуть Имение, и решился на провокацию. Я велел Эйву послать Фэйту письмо с просьбой о немедленном визите. Результат мы получили совсем удручающий.
- Я что, опять под домашним арестом? – злобно бросил Фэйт и почти на сутки заперся в спальне.
К вечеру следующего дня я сказал ему, что если он не откроет, то я сломаю дверь, и был милостиво впущен в темную комнату.
Он никак не отреагировал на мой честный рассказ про эксперимент, а вместо этого сказал, задумчиво разглядывая собственные ладони:
- Знаешь, Айс, мне все время такая гадость снится...
- А что тебе снится? – осторожно спросил я его, чувствуя неладное.
- Арбуз.
- Что?
- Арбуз. Мне снится гнилой арбуз.
- То есть?
- За мной гоняется гнилой арбуз.
Мерлин!
- Сильно гоняется?
- Да нет…
- А ты не пробовал от него не убегать?
- Я не убегаю.
- Фэйт?!
- Не знаю. Я даже не уверен, что это сны. Один раз вроде бы проснулся, а стою посреди коридора.
Вот и все.
Приехали.
И что я должен делать?
~*~*~*~
Никаких гнилых арбузов мне, конечно, не снилось. Я еще пока в своем уме. Во сне по дому не гуляю и шизофренией не страдаю. Просто они с Нарси меня невероятно утомили своими дикими выходками. Все время шушукаются за моей спиной.
Как будто я слепой.
И глухой.
И вообще недоразвитый.
А еще эти ее эльфы все время за мной следят. Что они себе воображают? Аппарацию перекрыли. Юмористы. Да у меня на Диагон Аллею портключ есть. Прямо в... Не важно куда. Я почетный клиент. Везде, где мне нужно.
~*~*~*~
Фэйт совсем рехнулся. Сначала гнилые арбузы, теперь эльфы. Одного он вчера поймал у себя в кабинете. Ловушку поставил. Блокирующую их магию.
Нарси прямо в школу явилась. Вся зареванная. «Иди, - рыдает, - скорее, у него совсем крыша едет». Прихожу. Кабинет закрыт, эльф верещит, Фэйт смеется, слов не разобрать.
- Не открывает, - шепчет Нарси дрожащим голосом.
- А как туда эльф-то попал? Люци ведь предупреждал: как увидит - прибьет. Он же их на дух не переносит.
- Я послала. А он ловушку поставил. Убьет он его, Сев. Сделай что-нибудь.
Что я могу сделать? В конце концов, это его домовики, и он имеет полное право их убивать, если ему хочется. Он же ясно дал понять, что не желает их видеть. И, честно говоря, я его понимаю.
Помню, очень я удивился, когда впервые увидел в Хогвартсе, как выглядит настоящий домовой эльф. Мои совсем другие. И ростом повыше, и соображают гораздо лучше, и этого глупого желания «услужить» в них нет. Да и внешне они на эльфов не похожи. Просто так уж повелось, что «домовиками» называются, а если серьезно, то я так пока и не выяснил, что они из себя представляют. У них узнать невозможно – они всегда молчат, что, несомненно, является большим плюсом, а у Кеса спросить - как-то случая не представилось.
Пришлось вернуться в Хогвартс, камином отправиться в Ашфорд, перейти Тревес, сообразив по дороге, что через школу я потащился совершенно напрасно, подняться к себе в спальню и таким образом, обойдя практически всю Англию и посетив мимоходом Северную Ирландию, добраться наконец до его чертова кабинета.
Клянусь, оно того стоило.
Фэйт сидел в своем любимом кресле, вертя палочку в руке, как некогда очень любил делать Шеф, и смеялся. Перед ним на столе, прямо на раскиданных бумагах, приплясывал домовик и верещал примерно следующее:
- Хозяин – мерзкий черный маг! Добби все про него знает! Хозяин - гадкий черный маг! Хозяин служит Тому-Кого-Нельзя-Называть! Добби все видел! Черный маг! Хотел вернуть Темного Лорда! Мерзкий черный маг!
~*~*~*~
Айс стоял, вылупив глаза, и появилось у меня такое нехорошее ощущение, что сейчас он лопоухую тварь прикончит.
Иначе для чего бы он стал палочку вытаскивать?
~*~*~*~
- Finite Incantatem!
Так я и знал. Эльф мгновенно перестал скакать, плюхнулся на стол и принялся биться об него головой. Тоже не лучший, конечно, вариант, но хотя бы традиционный.
- Фэйт, что ты с ним сделал?
- Твоим веритасерумом напоил. Видишь, как полезно. Столько интересного о себе узнал.
- Фэйт, - от неприятных предчувствий у меня даже ладони вспотели, - веритасерум на эльфов не действует. То есть это зависит… К тому же это не совсем веритасерум, понимаешь? Где ты его взял?
Фэйт стащил ни на секунду не замолкающего эльфа со стола и выкинул за дверь с «ласковым» напутствием «чтоб больше я тебя здесь не видел».
- Вот, – ткнул он палочкой в одну из моих колб на каминной полке.
- Это не веритасерум.
- А что?
Если бы я знал! Ну как так можно, а?
~*~*~*~
Из сбивчивых объяснений Айса я понял, что напоил эльфа какой-то незаконченной разработкой незнамо чего. Хорошо, что хоть не ядом.
Но зелье было очень похоже на веритасерум. Сначала я хотел выяснить, зачем этот уродец залез в мой кабинет. Хотя я и так прекрасно знал, что они просто шпионят за мной для Нарси. А потом показалось забавным заставить его рассказать, что он обо мне думает. Откуда мне было знать, что зелья на домовиков иначе, чем на людей, действуют? Впрочем, как веритасерум оно и сработало. Так я еще «Imperio» для верности наложил. А когда Айс «Imperio» снял, он и начал башкой об стол стучать.
~*~*~*~
По его мнению – это смешно? Я там чего только не намешал! Это же просто эксперимент был. Оно разве что вид имело веритасерума. Хотя, вообще-то, цвет и запах тоже. Но это никак Фэйта не оправдывает. Хорошо, хоть сам не напился.
- Ты сам не пробовал? – довольно ехидно поинтересовался я.
- Могу выпить, - огрызнулся он. - Хочешь?
Идиот. Вот сейчас скажу, что хочу. Выпьет ведь. Просто назло. Дурень.
- И нечего злиться. Я действительно не знаю, какой это может теперь дать эффект. Я никогда не занимался исследованием воздействия зелий на домовиков.
- Так можешь начинать. А то развелось тут…
- Они ничего тебе не сделали.
- Они меня раздражают.
- Выгони.
- И что дальше будет?
Действительно. Это я загнул, конечно.
Как все-таки здорово, что мне не приходится решать подобных вопросов. Ашфордом занимается Кес.
~*~*~*~
Айс наговорил массу интереснейших вещей. Про зелья он мог болтать до бесконечности, и я в таких случаях обычно думал о чем-нибудь своем, просто кивая головой, когда он задавал риторические вопросы. Но не в тот раз.
- Понимаешь, в основе, конечно, веритасерум, но там еще масса всякой всячины. Например…
Если честно, то я не могу точно воспроизвести его слова. Насколько я понял, эта разработка должна была действовать примерно как алкоголь, но не давать опьяняющего эффекта. То есть это зелье в принципе блокировало все тормозные центры. Учитывая, что мозгов у домовиков и так не особо много, а башню им и от сливочного пива сносит мгновенно, то могло все кончиться весьма мрачно.
- То есть ты хочешь сказать, что чуть не отравил моего домовика?
- Я отравил?
- Конечно ты.
- Я его поил зельем неизвестного состава?
- Лично я поил его веритасерумом. А в том, что в колбе оказалось зелье неизвестного состава, – целиком и полностью вина твоя.
Обожаю взбешенного Айса. Как же я его люблю в эти минуты. Представить не могу, что еще может вызывать у меня такое всеобъемлющее чувство законной гордости. Очень я на него зол был, если честно. Могу даже рассказать за что.
Этот экспериментатор, с рождения убежденный в своих несравненных умственных способностях, оказался… В общем, не скажу, кем оказался. Он не только не смог рассчитать, чем закончатся его попытки вызвать Шефа из потусторонних миров и нам пришлось потом всю ночь убирать мои подземелья, молясь, чтобы авроры не пожаловали на внеочередную экскурсию по «самопроизвольно трансформирующимся пространственным формам», он даже не смог как положено задействовать охранные заклинания. Вот я обрадовался, обнаружив на следующую после ритуала ночь, что в Имении поселилось около десятка посторонних привидений. Днем их не было. Появлялись они сразу после полуночи и исчезали с рассветом. На самом деле с привидениями их роднили только отрицательная энергетика и бесплотность. Все. В остальном они ничем нормальных привидений не напоминали. Вели себя неадекватно, носились по коридорам, выли, стонали, ругались на незнакомом языке и воняли болотом.
Айсу я про них не сказал.
Во-первых, не стоило его расстраивать. Если ему нравится считать себя гением, который «всегда прав», то пусть считает.
Во-вторых, я боялся, что он развернет активную кампанию по изгнанию этого безобразия и сделает только хуже. Потому что Айс, захваченный какой-либо идеей, – серьезная разрушительная сила. В принципе, я ничего против не имею, но, пожалуйста, только не у меня дома.
А в-третьих, я решил выяснить опытным путем, действительно ли я являюсь таким страшным черным магом, которым теперь слыву.
Покопавшись полдня в той части своей библиотеки, которая на несколько ближайших лет переехала в Ашфорд, от привидений я избавился. Единственное, чего я так и не понял, почему заклинания и ритуалы считаются черномагическими и являются запрещенными, если приносят такую несомненную пользу?
~*~*~*~
Если бы мы понимали, в чём истинное наше счастье,
мы никогда не искали бы его за пределами,
установленными законами божескими и человеческими.
Шодерло де Лакло.
Опасные связи.

К июлю я совершенно точно знал, что мне делать.
Если все получится, то это будет потрясающе. Вот Кес удивится! А то он считает меня безмозглым ребенком с задержкой развития.
Я прекрасно понимаю, к чему все это может привести. Но мне нечего бояться. Корыстных мотивов у меня нет. Ни одного. Мне не нужно богатство. Меня не интересует власть. Мне вообще плевать на человеческие страсти. Я хочу найти Истину, чтобы больше не мучиться и не сомневаться. Остальное – пыль.
Все было готово, и на тринадцатый лунный день я стоял в ашфордских подземельях на пороге невероятных открытий. В том, что открытия будут невероятными, я не сомневался.
И, конечно, оказался прав.
Я всегда прав.
Лучше бы я ошибался.
Хоть иногда.
~*~*~*~
Мечта - лучшая подруга кошмара.
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
17.07.1982
Альба, мне лет пятьсот не было так плохо. Я убью его. Он стащил у меня «Аль Азиф», помнишь, тот, арабский, он читал эту книгу своим... друзьям, он сделал амулеты, он вызвал… Я не знаю, что он вызвал. Он думает, что он прошел Первые Врата. Это чудовище, ничтоже сумняшеся, решило заняться поиском Истины. Ты понимаешь, что это значит? Он открыл канал, по всему замку носится эта чертова нечисть, то ли шумерская, то ли халдейская, то ли вообще незнамо какая. И что мне теперь с ней делать? Я представления не имею, как загнать ее обратно, главным образом потому, что невозможно определить, из какого она пантеона.
Какой-то урод заявил мне сегодня ночью, что он - «тень Гильгамеша», и пошел дальше, как будто он теперь здесь… живет…
Подземелья затоплены водой. Практически полностью. Эта... вода говорит, что она – «дух воды». По-моему, это что-то китайское.
Всем весело. Кроме меня.
Какое-то рогатое чудище вторые сутки бегает за нашими дамами. Здесь никогда не было никаких... существ, только мы, тут даже эльфы… ну, ты знаешь.
Наши чары на них не действуют, они тоже все время пытаются что-то на нас насылать – безрезультатно, естественно. В нашей пространственно-временной плоскости они достаточно безобидны, их сила иссякла много тысяч лет назад, но я ума не приложу, что теперь с ними делать. Их слишком много, и они очень древние. Сейчас и магии-то такой нет. Совершенно примитивны. Интеллектом, за редким исключением, не обладают. Вообще никаким. В первую же ночь погрызли все гробы. Идентифицировать их практически невозможно, соответственно, изгнанию они не подлежат, и защитное поле тоже не поставить.
Твоего слабоумного зельевара я выгнал. Еще не хватало, чтобы он увидел, что здесь творится. К тому же, я боюсь, что именно на него-то они и смогут воздействовать. Это же его энергетика. И он - человек. Это нам без разницы. Я вообще не понимаю, как он жив остался. Конечно, надо бы выяснить, каким образом у него все это получилось, может быть, тогда…
Но я его видеть не могу! Ты представляешь, что с ним сделается, когда он узнает, что в его подземельях теперь Дух Воды поселился?
А что творится у него в Восточном крыле, я вообще не представляю. Мне вполне хватает всего остального.
Кес.
P.S. Кстати, это уже второе письмо. Первое сожрала какая-то лопоухая тварь с присоской вместо головы. Где у нее рот, я так и не понял.
~*~*~*~
Даже в кошмарном сне мне не могло привидеться, что Кес, невозмутимый, крайне вежливый, такой сдержанный и спокойный, может попросту... дать мне оплеуху. Да еще такую.
Как он узнал? У меня же ничего не получилось!
- Кес...
- Я думаю... что мне с тобой сделать.
Никогда в жизни мне не было так страшно. Клянусь.
- Кес, я…
- Убирайся.
Слава Богу. Можно сбежать. Потому что самое ужасное, что он может со мной сделать, - это бросить меня. И Ашфорд.
~*~*~*~
Когда Айс явился, где-то в районе четырех утра, на нем лица не было. Никогда его таким не видел. Сказал, что будет теперь здесь жить. Пытался улыбнуться, но как-то неубедительно. Потом снял мантию, аккуратно расстелил ее на полу в коридоре, пробормотал, что хочет спать, действительно лег на нее и уснул.
Мгновенно.
Прямо там.
Я просто обалдел.
Подумал, может, мне все это снится…
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
17.07.1982
Кес, привет! Получил «крик» твоей древней души. Смеялся полдня. Извини. Ты чего так распереживался? Все же обошлось. Ну, значит, будет искать Истину, ничего не поделаешь. Ты же всю жизнь его учил: «делай, что изволишь – таков весь закон». И что теперь тебе не нравится? Он и делает, «что изволит». Научил ребенка чистому сатанизму, теперь удивляешься. Софист ты наш доморощенный.
Ну, читал своим друзьям. И что? Он с таким же успехом мог ее читать нашему кальмару или хагридовым тыквам. Кто из них что понял? Я тебя умоляю.
Альбус.
P.S. Я никак не могу сегодня. Но завтра буду непременно. И с Восточным крылом разберемся. Все будет хорошо, не стоит так расстраиваться.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
17.07.1982
Альба, ты что?! Какому сатанизму?! Единственное правило цивилизованного существования общества у нас теперь называется сатанизмом? Спасибо, что просветил. Буду знать.
Кес.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
17.07.1982
Как раз теперь и не называется. Но называлось. Последние две тысячи лет.
Кес, ты меня иногда поражаешь. Я готов согласиться, что это единственное правило цивилизованного существования общества, но только при условии, что общество состоит из тебя, меня и Ника. Я даже понимаю, чему ты Северуса пытался научить. Но результат перед тобой.
Альбус.
P.S. Сапоги брать, или у тебя найдутся?
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
17.07.1982
Ты хочешь сказать, что я вырастил безмозглого авантюриста?
P.S. Есть сапоги. Лучше Ника возьми.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
17.07.1982
Я хочу сказать, что ты много от него ждешь, совершенно не задумываясь о том, чего желает он сам. Он не может воспринимать мир, как ты, он очень молод. Сделай одолжение, попробуй вспомнить, чем ты сам занимался в тридцать лет. О чем мечтал? К чему стремился? Как видел свое будущее? Может, не стоит все время заставлять его соответствовать? Почему он должен оправдывать твои ожидания?
Кес, я клянусь, что ты не прав. Все, что он делает в своей жизни, он делает для тебя. Неужели ты не видишь? Даже если мое мнение ничего для тебя не значит, я прошу, просто подумай об этом.
Твой Альба.
P.S. Ник нездоров. Попробуем сами справиться. Ник ведь тоже по древним религиям не специалист. Я тут покопался в библиотеке и пришел к выводу, что ты прав. Единственный способ избавляться от них – это выяснять, кто они такие и откуда. Тогда есть шанс. Да, и очень меня смущает «тень Гильгамеша». Боюсь, все не так просто.
~*~*~*~
«Изволь явиться. Кес».
Очаровательная записка. Такая милая. А главное – многообещающая. Я, конечно, явлюсь. Вот прямо сейчас и явлюсь. Прощаться мне все равно не с кем.
Понятия не имею, как Кес узнал о моих попытках провести ритуал. И не могу вспомнить, в какой момент все пошло не так. Ощущение было, что я просто заснул. Причем практически в самом начале. Очнувшись, почувствовал невероятную усталость и, еле передвигая ноги, поплелся наверх.
На Тревесе меня поджидал Кес, которого не должно было быть в замке еще как минимум неделю. Вместо приветствия я получил от него первую в своей жизни пощечину и, к великой моей радости, был выгнан вон.
Не знаю, что произошло. Знаю только, что, судя по реакции Кеса, натворил я на этот раз что-то феноменальное. И очень «неправильное».
Буду надеяться, что сразу он меня не прибьет, а хотя бы объяснит сначала…
Да какая, впрочем, разница.
~*~*~*~
Первые три дня Айс практически все время спал. Что у него случилось, объяснять не торопился, да я и не спрашивал. И так было ясно, что ему просто плохо. Пришлось воспользоваться его состоянием и палочку у него изъять. После этого пошло повеселее. Особенно когда я сообразил, что нужно заставлять его есть, угрожая «Imperio». Он даже начал ругаться. На четвертый день - в обмен на обещание вернуть ему палочку - согласился побродить по парку. А ночью прилетел Крис с письмом от Кеса, и Айс отправился домой.
Это хорошо. Кес обязательно разберется, что с ним случилось.
~*~*~*~
Кес ждал меня прямо у камина на Тревесе, держа в руках свой медальон. Я даже не успел еще выйти из огня, а он уже надел его мне на шею. Думать, зачем он это сделал, – сил не было. Меня просто трясло. Замерз, наверное.
Что-то было… неправильно, но я не мог определить, что именно. То ли звуки не те, то ли запах не тот, то ли свет падал не так, как обычно… Но разбираться с этими странностями Кес мне времени не дал.
- Ты как?
- Кес, что случилось?
Так и не ответив, он обнял меня за плечи и повлек к дивану. У меня немного кружилась голова, но прием он мне оказал довольно теплый. Это успокаивало.
И дрожать я, кажется, перестал. Видимо, согрелся.
- Севочка, расскажи мне, пожалуйста, все по порядку и очень подробно: что ты хотел сделать, какие шаги для этого предпринял, и как все это происходило? И постарайся ничего не упустить. Это очень важно.
Я рассказал. И о первом ритуале, и о втором. Все, что вспомнил. Тем более что о втором помнил я очень мало.
За все время рассказа Кес ни разу не отвел внимательного, настороженного взгляда, как будто чего-то ждал.
- Очень плохо, - пробормотал он, когда я наконец закончил.
И только тут я разглядел, что у него невероятно измученный вид.
Почему он молчит?!
- Кес, объясни мне, что случилось.
- Я не знаю, как это объяснять, - немного раздраженно бросил он.
- Кес, пожалуйста.
- Хорошо. Вот когда ты связался с Томми и пришел сюда показывать мне свое клеймо, я тебе сказал, что это пустяки. Теперь я так сказать не могу. По сравнению с тем, что ты устроил на этот раз, твои увлечения теориями бессмертия и всевластия - просто детские забавы. Надеюсь, объяснил доступно. По-другому не могу. А теперь, будь любезен…
- Кес, не надо так…
- Хорошо. Извини, я здорово устал… Ты… ты просто не представляешь, что ты наделал.
- Но ты же не желаешь ничего объяснить! Конечно, не представляю! Может, я бы лучше представлял, если бы ты…
- Я запретил тебе прикасаться к этой книге. Что еще надо было объяснять? Это непонятно? Тебе не три года. Пора бы постигнуть «необъятную глубину» понятия «нельзя». Или тебе и это оказалось не под силу?
- Почему тебе можно, а мне нельзя?
- При чем тут я?
- Я тоже хочу стать некромантом!
Он на секунду замер, глядя на меня, мягко скажем, удивленно.
- Севочка, ты заболел? Я не могу быть некромантом! У меня слишком много бытовых обязанностей! Ты же не даешь мне заниматься наукой! И потом – это не мой вопрос. Я не ищу истину. Совершенно бессмысленное занятие.
- А я ищу.
- Так я и знал, - произнес он тихо и почему-то обреченно. - Ты уверен, что хочешь именно этого?
Если бы он продолжал на меня орать, я бы ответил, что уверен. Просто из упрямства. А так…
- Я не знаю.
Ничего я теперь уже не знаю. И чем дальше, тем только хуже. Как все просто было в детстве. Когда мне было лет двенадцать, я вообще знал все на свете. Мог ответить на любой вопрос. Теперь мне почти тридцать. И я не знаю ни-че-го.
Что происходит, а?..
~*~*~*~
Из Ашфорда Айс вернулся к обеду. Как и следовало ожидать, встреча с Кесом подействовала на него благотворно, потому что на ночь он даже отправился в лабораторию и с увлечением принялся варить там какую-то гадость.
Вот и отлично. Хорошо, что все обошлось.
Жалко только - он ничего не рассказывает.
Но не очень-то и хотелось.
Я сначала было обиделся, а потом передумал.
Пусть делает что хочет.
~*~*~*~
За что я люблю Фэйта, так это за его умение не задавать вопросов. Он даже не удивился, когда я, вернувшись от Кеса, сообщил, что собираюсь гостить в Имении до сентября.
Честно говоря, я не знал, что ему можно было бы сказать, спроси он, к примеру, почему я не желаю жить дома. Ответа на подобный вопрос у меня не было. Кес попросил в Ашфорде не появляться. А если появляться, то обязательно предупреждать его заранее. Он отобрал у меня перстень Наследника, зато оставил свой медальон, который велел не снимать никогда, даже ночью, чем расстроил меня окончательно.
- Я что, в какой-то опасности?
- Если бы я знал!..
Утешительного во всем этом было, конечно, мало, но понимание того, что Кес меня охраняет и не особо сердится, успокаивало.
~*~*~*~
Так Айс до сентября у меня и прожил. Кес появлялся практически каждый день, но буквально на минуту, и создалось у меня такое впечатление, что он просто проверяет, как Айс себя чувствует. Они почти не разговаривали. «Добрый день», «медальон не снимай», «завтра загляну» - вот и все, что мне удавалось услышать на этих встречах. Происходящее только лишний раз убеждало меня, что с Айсом не все хорошо. В Ашфорде он был всего лишь раз в середине августа и провел там меньше получаса, безмерно меня этим удивив. Я бы даже сказал, что он заболел, если бы не был уверен, что Кес держит все под контролем. Слишком уж вялым и ничем не интересующимся он мне казался. Я пытался его развлекать. Например, рассказал, как избавился от неадекватных привидений.
- Так все-таки это привидения были? – рассеянно спросил он.
- Ты о них знал?
- Я их видел.
- А почему ничего мне не сказал?
- Ну, ты же мне тоже ничего не сказал.
У меня просто слов нет!
~*~*~*~
Фэйт когда-нибудь доиграется. Он вытворяет совершенно недопустимые вещи, ни на секунду не задумываясь о последствиях. Если я начну ему объяснять, чем отличается черная магия от светлой на этическом уровне, он решит, что я свихнулся, потому что не сможет понять этого в принципе.
Я тоже так хочу! Я тоже хочу не понимать, почему нельзя пойти, прочитать книжку и легким движением руки уничтожить дюжину привидений. Не изгнать, а именно уничтожить.
Как прикажете объяснять ему разницу?
Ему просто захотелось избавиться от «неадекватных привидений». Он и избавился. Ни на секунду не задумавшись о цене. Ну не привык человек думать о цене, если ему что-то захотелось. Забыл научиться.
- Фэйт, это было очень опасно.
- Все же обошлось.
- Так нельзя делать.
- Почему нельзя? Отличный способ. Больше ни одного из них не встречал.
- А старые-то все на месте?
Задумался.
- Ты знаешь, а ведь и старых больше не видел…
И почему я не удивляюсь?
~*~*~*~
На самом деле Айс здорово меня расстроил. Сказал, что я уничтожил все нематериальные сущности в радиусе восьми миль. Вот уж не ожидал, что так получится…
С другой стороны, что ему до этих сущностей? Подумаешь. Новые набегут. Ему просто нравится на меня орать и самому себе доказывать, что я – «идиот». Всегда был грубияном. Распустил тут незнамо кого, а я опять виноват.
В общем, когда он в конце августа отбыл наконец в Хогвартс, забрав почти все свои вонючие пробирки, я был даже рад.
Ну, не то чтобы рад, но и не переживал особо.
Без него хоть тихо.
~*~*~*~
Почему, когда ты беседуешь с Богом - это называется
молитвой, а когда Бог с тобой - шизофренией?

Я точно помню, когда увидел его первый раз. Девятнадцатого сентября. В Хогвартсе. В своей спальне.
Я невероятно устал. От бесконечных ухмылок Дамблдора, который, как всегда, знал о моих делах больше, чем я сам, и позволял себе ласково улыбаться всякий раз, как мы с ним встречались. От постоянных жалоб Филча, который почему-то был уверен, что только я способен понять всю глубину его бездонной души. От необоснованных придирок МакГонагалл, которая все время грозилась пожаловаться на меня директору, как будто он не сказал ей в конце августа на педсовете оставить меня в покое. Кажется, тогда был единственный раз с лета, когда он при виде меня не ухмылялся.
Но в тот день я устал как-то особенно. Медальон оттягивал шею. Он всегда к вечеру становился намного тяжелее, и я отлично понимал, что это значит. Так же, как понимал, зачем Кес забрал у меня перстень. Понимал, но не знал точно. А думал я об этом постоянно. Что случилось в Ашфорде? Что такое происходит, что мне даже показываться там запрещено? И совершенно не понятно, кончится ли это когда-нибудь. Я был дома дважды - уж на тридцатый-то день в любом случае приходилось появляться, - но Кес не отходил от меня ни на шаг и выпроваживал буквально через пять минут. От этих визитов у меня сохранялось четкое ощущение, что все не так, как должно быть.
Возможно, я бы смирился с таким положением вещей - в конце концов, Кесу лучше не противоречить, особенно сейчас, - но меня выводили из себя улыбки Дамблдора. Они совершенно ясно давали понять, что директор знает о происходящем больше, чем я. А то, что это его развлекает, говорило о том, что серьезной опасности нет.
Примерно об этом я и думал в тот вечер, когда решил, что мне надоело носить медальон. Если бы существовала реальная опасность, то Дамблдор не веселился бы, глядя на меня. И Кес предупредил бы обязательно.
ОН сидел на моей постели. Совершенно незнакомый, абсолютно голый мужик весьма глумливой наружности. И улыбался. Почти непристойно.
Мерлин!..
Я шарахнулся в сторону и выхватил палочку.
- Вы кто?
- Вот видишь, ты теперь тоже так знакомишься, - ухмыльнулся незваный гость.
Он мне угрожал! Вот так сразу?!
Мне плохо.
- Извольте назвать свое имя и объяснить, как вы попали…
- А я теперь тут живу. С тобой. Разве ты не знал?
Он что, издевается?
Это сон. Я просто устал и уснул.
Медальон Кеса так и остался в моей левой руке, и я непроизвольно попытался надеть его обратно.
- А это теперь бесполезно, - продолжал глумиться этот негодяй. – Можешь считать, что мы с тобой познакомились. Раз ты видел меня один раз, то теперь будешь видеть всегда.
- Убирайтесь отсюда!
Голос звучал непривычно слабо.
- Я ведь тоже могу быть очень грубым…
Это «нечто» легко и беззвучно поднялось с кровати и, виляя бедрами, начало приближаться ко мне.
Я сделал два шага назад, прижался спиной к стене и, направив палочку ему в грудь, заорал:
- Avada Kedavra!
Когда я впервые ехал в школу, Кес предупреждал меня, что все заклинания в Хогвартсе фиксируются. Абсолютно все. Так что я и не удивился особо, когда Дамблдор практически мгновенно материализовался между моей дрожащей палочкой и ухмыляющимся гадом, которому на мою «Аваду» было совершенно плевать. Ему, видимо, на все было плевать.
На этого поганца директор не обратил совершенно никакого внимания, а вот на меня взирал весьма гневно.
- Что тут у тебя происходит, Северус? – спросил он, выхватывая палочку у меня из рук.
Я был почти уверен, что Дамблдор гостя моего не видит, и что отвечать - не знал.
- Это… - и я растерянно развел руками.
- Ах, это? И ты полагаешь, что сможешь избавиться от него «Авадой»?
- А он – придурок! – радостно заявил мужик, выглядывая из-за плеча директора.
Дамблдор никак на его заявление не отреагировал, а я как-то мгновенно разозлился и заорал:
- А ну заткнись!
Директор засмеялся.
- Хочу предупредить тебя, Северус, что спутника твоего не вижу. И не слышу. Я просто знаю, что он здесь. И выглядишь ты, когда ругаешься, немного странно.
- Он сказал, что я – «придурок», - машинально произнес я, осмысливая сказанное Дамблдором.
Все. Мне конец. Голый мужик, которого никто, кроме меня, не видит и не слышит, – это только в Мунго лечат. Однозначно. И, кстати, никогда не вылечивают.
- Северу-у-ус, все нормально, - директор поводил рукой у меня перед глазами. - Он там есть. Просто я не могу его видеть.
- Вы его чувствуете?
- Нет. Но мне сказал про него Кес.
- А мне почему не сказал?
- Да он вообще урод редкий, этот твой Кес, - мужик развалился в кресле.
- Вы знаете, он ведь совершенно голый…
- Ну, всякое бывает. Твой, значит, голый.
- Как это - «мой»?
- И этот носатый тоже урод. Гони его в шею, Сев.
- Заткнись!
- Северус, прекрати на него кричать. Ему это совершенно безразлично.
- Кто это? – спросил я шепотом, надеясь, что голый хам меня не услышит.
- Он знает все, что ты говоришь, Северус. И все, что думаешь. И все, что помнишь. Он знает про тебя все. Это называется «тень Гильгамеша».
- Тень чего?
- Не чего, а кого, придурок! Тень Гильгамеша. Это я.
- А… а пойдемте в ваш кабинет, а?
Что, ради Мерлина, Альбус находит во всем этом смешного?
- Северус, ты не понял. «Тень Гильгамеша» ты вызвал из потусторонних миров. Вызвал и не отпустил вовремя обратно. Теперь он будет с тобой. Всегда. Совершенно бесполезно идти в мой кабинет…
- А как его отпустить?
- Теперь никак. Только если сам согласится уйти.
- Я похож на идиота? Чего я там не видел? Нет, Сев, и не надейся. Мне тут понравилось.
- Он говорит, что не уйдет, - убитым голосом сообщил я директору.
- Конечно, не уйдет. У них там совсем не весело.
- Он материален?
- Нет.
- Привидение?
- Нет.
- Полтергейст?
- Ну ты и тупой, Сев! Тебе же сказали: я – «тень Гильгамеша». Чего тебе еще надо?
- Нет. Северус, это как бы… И вообще, обратился бы ты к Кесу. Он гораздо лучше меня разбирается в подобных вещах. Как недавно выяснилось.
- Он давно тут ходит?
- С июля, я так понимаю. Сняв медальон, ты его… активизировал.
- Он разумен?
- Да уж поумнее тебя буду, кретин!
- Я не знаю, Северус. Ты же с ним разговариваешь, а не я. Кес говорил, что вполне.
- Он все время ругается…
- Он совершенно безобиден. Если его не злить, конечно. Просто не обращай на него внимания, и все. Просто не обращай внимания.
С этими словами директор ушел.
Ну я попал!..
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
19.09.1982
Кес, он снял медальон и активизировал «тень», очень испугался и расстроился, но держится.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
20.09.1982
Я не могу сейчас им заниматься. Скажи, чтобы медальон не снимал. Скажи - хуже будет.
Кес.
~*~*~*~
- Айс, ты только не сердись, но мне хотелось бы знать... чем ты меня… поишь.
Это еще что такое?
- Зачем?
- Я никогда не спрашивал. Тебе не кажется, что ты мог бы и рассказывать... иногда? Просто... любопытно...
Вид у него взъерошенный, решительный и даже немного испуганный. Он ничего не смыслит ни в лекарствах, ни в зельях, ни в токсикологии. И знает об этом. Какого Мерлина ему нужно? Он перестал мне доверять? Маловероятно. Он так обеспокоен собственным здоровьем? Повод у него, конечно, есть. И не один. Но я давно смирился с тем фактом, что его здоровье - моя проблема. Есть вещи, в которых мы безоговорочно доверяем кому-то другому, особенно если сами в них не разбираемся. Я, например, понятия не имею, откуда берутся деньги в Гринготтсе, которые я привык считать своими. Просто знаю, что Кес решает этот вопрос за меня, как и множество других.
А Фэйт прекрасно знает, что ему не стоит беспокоиться о своем здоровье. Просто надо меня слушаться - и все будет хорошо. И я понятия не имею, как с ним сейчас объясняться… доступным для него языком.
- Может, ты прямо скажешь, что именно тебя беспокоит? Уверяю, так будет гораздо проще.
- Да, наверное... Айс... – Фэйт разглядывает мои ботинки и вообще нервничает. - Как ты думаешь...
Мерлин! Что у него могло случиться?..
- В общем, ты знаешь...
Он решительно вскидывает голову, выпрямляет спину и заявляет:
- У меня галлюцинации. Это ведь очень плохо, да?
Что за ерунда!
- Слуховые?
- Нет, скорее… зрительные... хотя, ты знаешь, слуховые, пожалуй, тоже.
- И... что ты… видишь?
- Понимаешь... мне все время чудится... что по замку... что-то шастает... непонятное...
Этого еще не хватало! Ни на секунду не верю, что у него галлюцинации. Надо Кеса звать. И быстро. Что тут может «шастать»? «Непонятное».
- Большое?
- Нет, ты знаешь, маленькое. Не больше фута... даже меньше...
- Может, докси? Или еще какая пакость?
- Да нет. Ты что, смеешься, в самом деле? Этого у нас нет. В том-то и штука, что Нарси их не видела, но она говорит, что эльфы их очень боятся.
Стоп. Не в силах сдерживаться, я начинаю беззвучно смеяться:
- Фэйт, какой ненормальный объяснял тебе значение слова «галлюцинация»?
- Ты понимаешь, - совершенно не обидевшись на мой смех, объясняет он, - я так надеялся, что мне кажется, но эти... которые тут бегают... они... пойдем покажу.
Мы поднимаемся в его кабинет, и мне показывают самую настоящую «галлюцинацию». Она представлена обгрызенным углом огромного дубового стола.
- Вот видишь. Кто это мог сделать?
- Давно?
- Сегодня ночью.
- И ты все еще надеешься, что это галлюцинация?
- Ну, я пытался ее… развеять. Не вышло.
Я потрогал рукой изуродованный стол и пожал плечами.
- Айс, – быстро зашептал Фэйт, и взгляд его стал умоляющим, - как ты думаешь, вдруг это… Шеф?
Ой. Как все запущено.
- Отгрыз кусок твоего стола? Зачем?
- Ну, мало ли... во что он мог… переродиться... мы же пытались его... возродить... помнишь? Ну что ты смеешься?
- Нет, ты знаешь... вряд ли. Если у него теперь такие зубы...
- Прекрати ржать!
- Ты представь! Он нас будет теперь кусать! Раз - и головы нет! Фэйт! Ну у тебя и… фантазии!
- Это у тебя «фантазии», - раздраженно проговорил он, - я, между прочим, про откушенную голову ничего не говорил, а просто… ну, может, он в плохом настроении… сердится… понимаешь?
Говорить я уже не мог - только головой тряс. Как я люблю его железную логику! Если непонятно что, то не иначе как Темный Лорд. Со злости стол погрыз! У Фэйта уже просто навязчивая идея. Везде Шеф мерещится.
- Хорошо. Тогда что это?
- Понятия не имею. А ты не боишься, например, что оно может на Драко напасть? – я попытался переключить его страхи на более… земной предмет.
- Нет. Они к Драко не ходят. Они его боятся.
- Боятся?
Что же это может быть?..
- Да. Нарси сказала, что Дра их ловит и бьет об пол. Или в окно выкидывает.
- И ты решил, что у тебя галлюцинации?
- Я подумал, вдруг они просто материализовались. Ну, помнишь, как у тебя тролль, змеи...
Горе моё... Знал бы ты, сколько у меня с тех пор всякого… материализовалось…
- Фэйт! Это не бывает так просто. У тебя… тут… не может ничего материализоваться. В Ашфорде совсем другие… условия.
Мерлин, что я несу?..
- Тогда что это, Айс?
- Я уже сказал. Не знаю. Можно попросить Кеса, чтобы взглянул.
~*~*~*~
- А теперь извольте мне объяснить - и постарайтесь не врать, - каким именно образом вы связали Имение с Ашфордом, как давно это произошло, и - самое главное - какого дьявола я ни черта об этом не знаю?!
Естественно, мне лучше помалкивать. Связью занимался Айс, я только помогал, вот пусть он теперь на эти неприятные вопросы и отвечает.
Айс и отвечает. Вполне внятно и, к моему крайнему удивлению, абсолютно честно.
Помолчали. Под очень неприятным взглядом, надо сказать, помолчали.
- Люци, извини, - спокойно говорит мне Кес, после чего крепко берет Айса за мантию на груди, буквально наматывая ее на руку, и аппарирует.
Кажется, он очень рассердился. Бедный Айс…
~*~*~*~
Как все некстати! Вот уж не везет так не везет. Джойн прекрасно функционирует уже около пятнадцати лет. И надо же было Кесу узнать о его существовании именно сейчас, когда он еще не простил мне упражнений с Некрономиконом. Вот засада!
Хорошо хоть «тень Гильгамеша» не появляется уже неделю. Я почти поверил, что он от меня отвязался.
Сижу за столом на Тревесе, куда Кес меня усадил сразу по прибытии. Он ходит у меня за спиной, и ощущаю я себя препаршиво. Он нервничает и сердится.
- Мне, видимо, давно нужно было поговорить с тобой... но я хотел сначала... если бы я знал, что у нас есть связь с кем-то...
Остановился. Прямо у меня за спиной. Усилием воли я отгоняю мысль о том, что он сейчас просто свернет мне шею, и пытаюсь выпрямить спину, как это делает Фэйт.
- Почему ты мне не сказал?
- Я не хотел, чтобы ты знал.
Осталось добавить, что замок принадлежит мне. Для полного подтверждения врожденного слабоумия. Возразить на это Кесу будет нечего, я могу здесь делать что хочу.
Понятно, что мерзость, отгрызшая кусок от стола у Фэйта в кабинете, пришла из Ашфорда, иначе Кес не спросил бы о связи. А это был первый вопрос, который он задал. Значит, он прекрасно знает, что бегает по Имению. И то слава Богу.
- Почему?
- Когда мы это сделали, я не знал, что Фэйт наш родственник. Кес, я не хочу объяснять, почему я тебе не сказал. Извини.
Он продолжает молча стоять за моей спиной, и я вдруг с ужасом понимаю, что именно он там делает. Попытка развернуться пресекается мгновенно, и его холодные ладони уже лежат на моих висках...
- Перестань... – слышу я издалека собственный голос, - не смей...
- Значит, ты беспокоился, что я проявляю интерес к твоему приятелю?
Я уже стою, и мы смотрим друг на друга. Он - с насмешкой, а я - в полной ярости.
- Ты не смеешь так делать! Негодяй!
- Хочешь попробовать?
- Что?
- Я тоже могу дать тебе заглянуть в мои мысли. Хочешь?
Представляю, что он мне покажет.
- Нет.
- Как хочешь.
- Кес, это... нечестно.
- Знаешь, Севочка, у тебя столько секретов, что за те две минуты, что я пробыл в твоем сознании, ничего конкретного мне все равно определить не удалось. Люци действительно решил, что это Томми обгрыз ему стол?
- Да, - злиться я уже перестал. Как он меня поймал, однако. Я так перепугался, что даже не заметил, что он просто стоит у меня за спиной и спокойненько сканирует мне мозги. Гад какой! Ну и ладно. Ничего приятного ты там не нашел. Я уверен.
- На самом деле мне давно надо было объяснить тебе, что происходит, но меня так расстроили твои последние изыскания в области астральных миров, что...
Вот как! Здесь что-то случилось, а он даже не потрудился поставить меня в известность.
- У нас тут некоторые проблемы возникли... В принципе не решаемые... Просто мне не хотелось тебя лишний раз пугать.
Ободряющее начало.
Ну-ну.
Пусть рассказывает.
А я потом спрошу его про «тень Гильгамеша». Интереснейшая штука оказалась на самом деле эта «тень».
~*~*~*~
Кес вернулся часа через два в сопровождении очень мрачно настроенного Айса и какого-то голого мужика.
Совершенно голого. Честное слово.
- Я быстро. Люци, не волнуйся. Сейчас все уберем.
С этими словами Кес ринулся вверх по лестнице, а мы втроем так и остались стоять в холле. Как приветствовать раздетого гостя, я не знал. Может, ему мантию предложить?
- Кто это? – шепотом спросил я у Айса, стараясь, чтобы голый меня не услышал.
На что Айс повел себя немного странно.
- КЕС! – срывающимся голосом завопил он, – Люци видит эту тварь!
- Не хами, придурок, - равнодушно отозвался голый.
Кес резко остановился на площадке второго этажа и обернулся.
- Ну и что? Я тоже его вижу. Не волнуйся, Севочка, все нормально.
- А почему Дамблдор не видит?
- Севочка, ты иногда просто невозможен. Подумай головой. Пожалуйста.
Так и не дождавшись от резко впавшего в задумчивость «Севочки» ответа, Кес отправился «все убирать», а я остался слушать перебранку.
- Заткнись, мерзкий урод! – шипел находящийся в состоянии крайнего бешенства Айс.
- Да пошел ты… - задорно отзывался голый, с интересом разглядывая каминную полку.
- Ублюдок!
- Ну, это как раз весьма спорно… - резонно замечал мужик. – А у тебя здесь здорово. Фэйт.
Он совсем обалдел?! Что это такое?!
- М-м… Вы бы не хотели одеться?
- Нет. Одежда стесняет движения.
- Это смотря какая.
- У тебя разная, что ли, есть? – заинтересовался голый.
- Айс, почему ты его не одел?
- Не говори мне про него! Видеть его не могу! И где он только шлялся целую неделю!
- Можно подумать, ты волновался! – ухмыльнулся раздетый гость.
- Я?!
Если они будут так все время, я рехнусь, пожалуй.
~*~*~*~
Этот урод выбрал карнавальную мантию Нарси, расшитую блестками, цветами и лентами. К тому же мантия была красного цвета. Белокурой и сероглазой Нарциссе она очень шла, а на что стал в ней похож смуглый до черноты мужик двухметрового роста, я даже описывать не берусь, учитывая тот факт, что наряд доставал его новому владельцу только до колен.
Зато он теперь хоть одет.
Но Фэйт…
Фэйт меня просто поражает!

#6 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 06:50

Глава 5. Maniae infinitae sunt species (часть 2)

Очень странный парень. Чем-то похож на чокнутого кузена моей жены Сириуса Блэка. Только намного приятнее. Хотя тоже явно сумасшедший.
Сказал, что зовут его «тень Гильгамеша». Что он теперь живет с Айсом и вообще очень Айса любит.
Это хорошо. Айса мало кто любит. Кес разве что...
- Это твой очередной родственник?
- Ты не видишь, что он не человек?
- Фи… Как будто среди твоих родственников есть люди. Ну ты, Сев, даешь! Какие же они люди? Они же все - аккару.
Я не знал, что такое «аккару», но и так понятно было, что ругательство. Айс не выносит, когда оскорбляют его гостей. Он сильно побледнел и сжал кулаки. На секунду мне показалось, что ему сейчас станет дурно.
- Я ухожу, - очень ровным голосом сказал он. Но с места не двинулся.
- А как вас называть? – я попытался сменить тему. - «Тенью Гильгамеша» очень длинно. Вы не привидение. И не…
- Я – вторая сущность.
- Дублированная?
- Альтернативная.
- Фэйт, перестань, пожалуйста. Ты с ним так разговариваешь, будто тебе интересно. Я не могу на это смотреть.
- Не можешь - не смотри. И мне действительно интересно. Впервые вижу «вторую сущность». А вы не знаете, кто мой стол обгрыз?
- Аккадские твари обгрызли. Кто же еще? Да ты не бойся. Сейчас этот старый кровосос их мигом ликвидирует. Он за последние три месяца знаешь как наловчился! Вот с трикстерами не знает что делать, это да.
Айс плюхнулся в кресло, обхватил голову руками и замер в таком положении.
- Что с ним? – шепотом спросил я у своего нового знакомого.
- Да он вообще парень со странностями.
С этим глубокомысленным замечанием я не мог не согласиться, и, решив оставить Айса в покое, мы спустились в холл, где гость соизволил посвятить меня в перипетии своей биографии.
Родился он где-то в Шумере почти пять тысяч лет назад. И был он там царем. Царствовал весьма своеобразно. Например, очень любил подданных. Всех подряд. Независимо от пола и возраста. Видимо, поэтому подданные не отвечали ему взаимностью и старались избегать. Такое положение вещей огорчало царя до невозможности, но любил он их от этого только сильнее, что не могло не кончиться для него плачевно: обнаглевшие подданные изгнали любвеобильного повелителя в пустыню.
Но он не унывал. У него были очень хорошие связи. Его мать была богиней по имени... которого я, признаться, не запомнил, но в те времена - довольно влиятельной. Чтобы сыночек в пустыне не скучал, мамочка подыскала ему друга. «Дикого человека Энкиду». Я так понял, что человек цивилизованный, хотя бы относительно, просто не смог бы выжить в таких условиях и при таком графике.
Вместе они совершили множество подвигов: убили какое-то несчастное чудовище, мирно жившее в кедровом лесу, извели небесного быка. После этого друзья решили, что для полного счастья им необходимо бессмертие. Надо сказать, что, слегка утомленный активной личной жизнью, «дикий человек» к подобной идее отнесся прохладно, но это его не спасло. Ни от любви Гильгамеша, ни от поисков пути в вечность. Но чего не сделаешь ради любимого.
Кончилась история этой неземной любви трагично, но вполне предсказуемо. «Дикий человек» помер. Любовь, она, знаете ли, хороша в меру, а древние божества, я слышал, весьма ненасытны. Даже полукровки.
Отлюбив друга напоследок еще пару раз, безутешный Гильгамеш предал тело земле. Хочешь не хочешь, а пришлось вернуться к людям. Отдохнув от трудов праведных, царь принарядился (даже представлять не берусь, что он под этим подразумевал) и вышел к народу. Народ - видимо соскучившись - радостно приветствовал царя-героя, который был так прекрасен, что богиня любви и войны Иштар немедленно воспылала к нему страстью. Неземной, естественно.
Тут я напрягся. Если ничего не путаю, то это та самая дама, которую повсюду сопровождали львы и которая, являясь прекрасной свахой, одаривала всех желающих простодушных молодых людей невестами по своему вкусу, подсовывая им незнамо что.
- Ну, ты сам подумай, - вещал гость, интимно склонившись к моему уху, - я только что потерял друга. Любовь всей своей жизни! Зачем мне женщина?!
В принципе, я был с ним согласен. Женщина, да еще такая, друга, конечно, не заменит. Это несерьезно.
С трудом отвязавшись от ревнивой и мстительной богини, Гильгамеш решил продолжить поиски бессмертия. Дело затянулось. Развлекаясь в пути сражениями со страшными зверями – львами, драконами и даже человеком-скорпионом, - герой попал наконец… в харчевню. Хозяйка заведения, «женщина-которая-делает-вино» - вероятнее всего самогонщица - свела его с «человеком-получившим-бессмертие» - очевидно местным алкашом, - который «ничем не отличался от нормальных людей». Эта знаменитость, вместо того чтобы по-быстрому раскрыть страждущему царю секрет своей молодости, начала кормить его байками о подземных царствах, бесконечных реках и боге Эа. Заскучав, Гильгамеш лег спать и проспал шесть дней, после чего решил, что в гробу он видел это бессмертие, и отправился домой, чтобы продолжить любить своих верных подданных.
Серьезная история. И весьма жизненная.
Зачем шумерскому царю бессмертие? Чтобы через пять тысяч лет напялить карнавальную мантию моей жены и таскаться за школьным учителем, выслушивая его хамство?
А вот интересно, заявление, что он «очень любит Сева», имеет отношение к его захватывающему прошлому, или это так… лирическое отступление? Все-таки пять тысяч лет - не три года. Может, успокоился? Хотя по нему не скажешь, что он такой древний. Замечательно сохранился. Тоже «ничем не отличается от нормальных людей». Разве что одеть по-человечески не мешало бы... Вот Шефу, например, до него далеко. Ну, так на то Гильгамеш и сын богини, а Шеф, извините, сын маггла. Чего уж там.
~*~*~*~
Это ужасно. Если Фэйт его видит… и слышит, то рано или поздно это чудовище обязательно проболтается, кто такой Кес. «Аккару!» Надо же, сволочь какая! А если он узнает, как это по-нашему называется? И скажет об этом Фэйту?
Тогда я умру.
Все предельно ясно. Нечисть вызвана мной и существует за счет моей энергетики, поэтому их могут видеть только мои родственники. Недаром «Нарси их не видела», а Драко и Фэйт прекрасно видят. Больше того, они боятся двухлетнего ребенка. Вероятнее всего, потому что он «человеческий детеныш». И совершенно не боятся нас с Кесом. Потому что мы – нечисть. Такая же, как они.
Даже думать об этом противно. Я больше месяца уговаривал эту мразь не ходить голышом и был посылаем при этом по самым разным адресам, а Фэйт приручил его за пять минут, уговорил одеться и теперь мирно беседует с ним в холле.
А Дамблдор всегда уверял меня, что я – человек.
Врал, наверное.
~*~*~*~
Кес вернулся примерно через час, сообщил, что больше такое безобразие не повторится, удивленно оглядел «тень Гильгамеша» и со словами: «Люци, ты гений!» - исчез в камине.
Кажется, я опять что-то пропустил.
Айс отправился следом за Кесом, чуть ли не за шиворот потащив с собой моего нового знакомого. Это он зря, конечно. Царь все-таки. Хоть и бывший.
Не понимаю, зачем так злиться. Нормальный мужик. Не хуже многих.
Айс просто придирается, как обычно.
~*~*~*~
Вернувшись в школу, я не лег спать, а решил попытаться свести в систему все сегодняшние новости. Разговор с Кесом не шел у меня из головы. Я и предположить не мог, что все так ужасно.
Просто чудовищно.
- Понимаешь, Севочка, я не знаю, чего ты хотел добиться, развлекаясь с книгой, которую я не разрешил тебе трогать, но на сегодняшний день проблемы мы имеем следующие… Ты медальон-то сними.
Я снял.
Что это?!
Нет, это точно не мои иллюзии. Я уверен. Тревес просто кишмя кишел… непонятно чем. На коленях у Кеса лежала лопоухая тварь грязно-розового цвета с присоской вместо головы.
- А это что такое?
- Это Хлюп.
- Кто?
- Я так его назвал, - сказал Кес, нежно поглаживая эту пакость, - он очень любознательный.
Тварь удовлетворенно заурчала.
- В смысле – любознательный?
- Хлюп - интереснейшее создание, Севочка. Наверное, четверть нашей библиотеки скушал, пока я разобрался, как его кормить.
- Что?!
- Хлюп питается пергаментом.
- Оно жрет мои книги?
- Уже нет.
- Почему ты его не убил?
«Хлюп» зашипел на меня очень злобно.
- За что? За кучу пахнущего пылью пергамента?
- Кес, ты совсем тут с ума сошел?
- Практически да. Разве незаметно?
- Заметно!
- Он ест только пергамент, - продолжал Кес, любовно поглаживая беспрерывно хлюпающую пакость, - причем исключительно такой, на котором есть буквы.
- Может, он просто чернила любит?
- Нет. Он любит информацию. Он не ест пергамент, если написанные на нем буквы не несут смысловой нагрузки. Я проверял.
- Какая ему разница, что жрать?
- Понимаешь, Севочка, тут такая странная вещь… у него рта нет. И чем он этот пергамент кушает, я так и не понял. К тому же… когда живой организм потребляет пищу, он обычно потом так или иначе выводит то, что не пригодилось. А Хлюп… этого не делает. Поэтому я пришел к выводу, что имею дело с процессом не пищеварительным, а… познавательным.
- Вообще ничего не выделяет? – спросил я, совершенно обалдев.
- Вообще.
- Кес… ты не считаешь его опасным?
- Я считаю его интересным объектом для наблюдения. И он приносит много пользы.
- Каким же образом, если не секрет?
- Мы очень хорошо почистили вашу хогвартскую библиотеку. Там было много лишнего. Сейчас вот Ник тоже ревизию проводит. За столько лет мы все сильно обросли ненужными записями, устаревшими руководствами и прочей ерундой.
- А когда вы «почиститесь», он снова примется за нашу библиотеку?
- В этом мире полно книжных магазинов. Кстати, маггловскую литературу Хлюп ест тоже, но ему потом плохо. Его, может, и стошнило бы, да рта нет и… в общем, ничего у него, у бедняжки, нет. Так что приноровился он уже любые книжки есть. Главное, чтобы поинтереснее.
Кес с таким упоением гладил эту пакость, от которой меня мутило, что становилось страшно. Этот «хлюп» его умиляет. Нашел себе домашнюю зверюшку! Обалдеть!
- Кес, ты чем здесь вообще занимаешься, а?
- Трикстеров гоняю. Видишь, сколько их тут?
Я лихорадочно пытался вспомнить, что такое «трикстер». Вспомнить не смог и аккуратно спросил:
- И как?
Кес вздохнул, посмотрел на меня еще ласковее, чем на «хлюпа», и грустно сказал:
- Трикстер, Севочка, - это создание, так или иначе существующее в мифологии всех континентов. Может быть любого пола и вида. Характеризуется скверным характером и повышенной зловредностью. Основным занятием этих существ является мелкое пакостничество. Во всех пантеонах мира они, главным образом, играют роль того, кто испортил творение верховного божества, впустив в мир различные напасти. Таковы египетский Сет, библейский змей, скандинавский Локи. Это из известных. А те, которых мы с тобой имеем удовольствие наблюдать здесь, – идентификации не поддаются.
- Так много?..
- Ты не видел, что здесь летом было. К тому же Альба, например, считает, что они размножаются. На самом деле разрушительная природа трикстера очень двояка…
Пока Кес говорил, я нервно оглядывался. Кроме огромной ярко-оранжевой кошки, нагло развалившейся рядом со мной на диване, ни одного нормального существа на Тревесе не было. А «существ» этих было там великое множество.
- Кес, а вон тот уродец - что такое? – шепотом спросил я, показывая на маленькое колченогое создание, с визгом бегающее под столом и больше всего похожее на уродливого карлика.
- Где? Ах, этот? Гренландский «дух, приносящий несчастье».
- О боже…
- К сожалению, давно переродился в нечто, что лично я бы назвал «синдром потенциальной неудачи».
- Почему «к сожалению»?
- Потому что трансформировавшихся трикстеров, Севочка, изгнать невозможно. От нормальных-то еле избавились общими усилиями.
- Почему? – тупо спросил я, просто чтобы не молчать.
- Потому что мы не можем с абсолютной уверенностью утверждать, как именно произносились, например, шумерские или аккадские слова. Языки-то – мертвые. И заклинания изгнания мы с Альбой производили методом последовательного подбора. Пока Ник эту гренландскую поганку отвлекал. Когда этот «дух, приносящий несчастье» рядом вертится, ничего не получается. А он, как назло, такой любопытный оказался – всюду лезет.
Вот только этого мне и не хватало. Для полного счастья. Мне в жизни так везет, можно сказать, с самого рождения, что и вспоминать не хочется. А теперь еще и это…
- Скарабеев всех, с божьей помощью, вывели, - спокойно рассказывал Кес, продолжая нежно поглаживать Хлюпа, - а вот от оранжевой кошки избавиться – не судьба.
- Ты хоть примерно представляешь, что это?
- Теоретически. Это некоторая модификация египетского бога Ра. Ник нашел какие-то упоминания, но…
- Что?
- От модификаций, Севочка, избавиться практически невозможно. Пантеон, конечно, известен, но то, что в пантеон не входит, никаким воздействиям не поддается. А беда как раз в том, что уважающие себя общеизвестные божества вовсе и не желают у нас появляться. А вот устаревшие, практически лишившиеся силы, забытые людьми, а оттого озлобленные, голодные и жаждущие внимания - вот они-то и ждут возможности вернуться в наш мир любыми путями.
В этот момент что-то холодное, липкое и волосатое прыгнуло сзади мне на шею. Я вскочил, с воплем отшвырнув от себя это нечто, которое, зашипев, быстро откатилось за диван. Оранжевая кошка лениво потянулась и вдруг прыгнула следом. Кес не шелохнулся.
- Они так и будут теперь на меня бросаться?
- Боюсь, что да.
Он смотрел с откровенной насмешкой.
- Кес! Как же…
- Вот об этом я тебе и говорю. В целом. А как мелкую частность можешь запомнить, что я не могу с ними справиться. Я – не могу. Оценил?
Оценил.
- И что теперь будет?
- Понятия не имею. Впрочем, ты получил именно то, к чему стремился. Ты же хотел пообщаться с потусторонними созданиями. Можешь радоваться. Они тоже общаться любят. Особенно с теми, у кого хватило ума потревожить их «покой». Ты, Севочка, только представь, сколько всякой гадости придумано человечеством. Откуда мне знать, что у тебя там «проскочило», пока связь не прервалась. Кое-что относительно знакомое тут, конечно, встречается. Это мы общими силами убираем.
«Общими силами» - это с помощью Дамблдора и Фламеля. Знаю я теперь основных «приятелей» Кеса. А я еще удивлялся, что директор ухмыляется, когда меня видит. Я бы тоже ухмылялся.
Ой, какой кошмар!..
- Вот на прошлой неделе удалось избавиться от стада североамериканских злых духов.
- Каким образом?
- Лучше не спрашивай! Такие твари! Ничего их не берет, кроме…
Последовавшая за этим пауза очень мне не понравилась.
- Кроме чего, Кес?
- Кроме… ритуальных танцев. И только попробуй что-нибудь сказать!
- С бубном?
- Севочка, почему бы тебе не заткнуться? Вон один остался, который под столом с духом, приносящим несчастье, дерется.
- Мерлин, они еще и дерутся?
- А то? Они же совершенно невменяемы. Ты только представь, сколько сотен лет их окуривали жрецы этих богом забытых племен. А вон Качин – североамериканский тотем.
- Выглядит, как будто он из дерева.
- Так он деревянный и есть.
- Кес, если ты не заметил, то он скачет возле Западного камина.
- Ты хочешь ему помешать? Иди попробуй. Но я бы не советовал.
- Я просто спросил, как он скачет, если деревянный?
- Все традиционное мы извели разными способами и с божьей помощью. К сожалению, здесь очень много трикстеров с аномалиями.
- Почему?
- Ты у меня спрашиваешь? Это я их тут развел?
- Прекрати меня упрекать!
- Не кричи. Разве я упрекаю? Откуда мне знать, почему у тебя повыползало столько аномальной мерзости?
- Ты хочешь сказать, что я…
- Я хочу сказать, что тебе лучше знать, почему получилось именно так, а не иначе.
- Я не знаю.
- Представь себе, я – тем более. Зато мне удалось справиться с африканским зомби.
- С кем?.. А что он хотел?
- Тебя.
- Что?
- Он искал разбудившего его господина, чтобы ему служить.
- И что ты с ним сделал?
- Отпустил.
- Как это?
- Обряд такой есть.
Что-то мне нехорошо.
- Кес, ты уверен, что он действительно ушел?
- Да, конечно. Я же знаю, кто здесь есть. Почему, ты думаешь, я у тебя перстень забрал?
О Мерлин! Я-то думал, что он забрал, потому что… Я идиот…
На огромной люстре под потолком раскачивалось нечто, что я назвал бы змеей, если бы…
- Это Вотана, - пояснил Кес, увидев, что я разглядываю скрипящую люстру. - Отпрыск пернатого змея.
- Кого?
Существо залопотало что-то малопроизносимое.
- Такое ощущение, что он пытался сожрать подушку и…
- А может быть, и не Вотана, - задумчиво произнес Кес, совершенно меня не слушая. – Потому что как Вотану его изгнать не удалось. Так что теперь и не знаю даже…
Я пытался изображать интерес к копошащимся вокруг тварям. Чтобы не думать. Не думать о том, чем Кес занимается тут четвертый месяц по моей милости. Я бы на его месте… Я бы убил того придурка, который…
Он и так считал меня почти слабоумным. Неразумным, капризным, бестолковым ребенком.
- Кес, я… мне… я сожалею…
- На эту тему я говорить не желаю. Лучше не начинай.
- Кес, я…
- Вон, смотри! Это, видимо, все-таки... Понимаешь, майя считали, что некий бог сотворил человечество из кукурузы.
- Что?
- Да, я тоже не знал. Это Ник раскопал где-то у себя в библиотеке. Но беда, Севочка, в том, что имя этого таинственного бога кукурузы неизвестно. Удалось лишь выяснить, что это сравнительно молодое божество с сильно деформированной головой.
Да уж, с головой у этого урода явно большие проблемы.
- В самом «Некрономиконе», к сожалению, нет эффективно действующих формул изгнания.
- Да там их полно!
- Ритуалы и заклинания этой книги имеют очень древнее происхождение. Перечисленные там божества и демоны последние несколько тысяч лет не подвергались эффективному призыванию. В результате обычные приемы и стандартные формулы изгнания оказались бесполезными, как мы ни старались. Кроме того, ритуалы "Некрономикона" связаны с глубинными, первобытными силами, существовавшими, судя по всему, невероятно давно. Силы эти вовсе не обязательно демоничны. Просто они представляют собой давно и прочно забытые энергии, которые обычно игнорирует сознание мага нашего времени.
Говоря нормальным языком, как от них избавиться, Кес не знает. Даже такой законченный кретин, как я, это уже понял.
Я не хочу об этом думать. Не хочу.
- А что делать с твоей главной проблемой, я вообще не представляю. Вся эта мелочь самоликвидируется со временем, а этот… мало того, что разговаривает…
- Еще скажи, что это плохо! – раздался за моей спиной голос, от которого я вздрогнул.
- Да пусть разговаривает, - тихо проговорил я, напряженно наблюдая, как «тень Гильгамеша» усаживается рядом со мной на диван. - Хоть не нападает.
- Ты скучал? – он сильно пнул меня локтем под ребра.
- Отвали! – процедил я сквозь зубы.
- А я скучал. Больше на целую неделю тебя не брошу. А то опять натворишь каких-нибудь безобразий. Ты ведь совсем дурак.
Как же я его ненавижу!
- Севочка, если я тебе сказал, что это главная твоя проблема, то так оно и есть, - усмехнулся Кес. – Можешь мне поверить. Его ликвидировать не удастся. Никогда.
- Почему? Мы ведь знаем, кто он и откуда!
- В том-то и дело, что это не сам Гильгамеш. Это его темная сторона, вторая сущность. Она неподвластна вообще ничему. Гильгамеш был большой шалопай, не то чтобы злой, но безобразничал предостаточно. На две трети бог, а на одну – человек. Его настоящая сущность теперь как бы в покое, а та часть, которая человеческая, в основе которой лежат желания, инстинкты и прочая пакость, она и стала «тенью Гильгамеша». Повлиять на нее нельзя. Она в пантеон не входит.
- Он что, теперь так до конца жизни за мной ходить будет?
Все. Это конец.
На кой мне такая жизнь?
- Понимаешь, Севочка… ты только не расстраивайся, но видишь ли… мы тут с Альбой пришли к выводу, что «тень Гильгамеша» к самому Гильгамешу имеет отношение весьма условное. Дело в том, что это не имя. Это скорее понятие, обозначающее любую отрицательную сущность. Понимаешь?
Честно говоря, не очень. Я, признаться, был уверен, что это Гильгамеш и есть.
- Нет.
- Так может называться «тень» кого угодно. Понимаешь?
- Как это «кого угодно»?..
- Так называется темная сторона любого человека или божества. И даже не важно, живого или мертвого.
- И ликвидировать этого урода нельзя?
- Сам урод!
- Ты ничего не понял, Севочка. Его, без сомнения, можно ликвидировать. При желании ликвидировать можно все. И этого можно. Вместе с тобой.
Это не может быть правдой.
Невозможно.
Я не верю.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
26.10.1982
Альба, он меня с ума сведет. Я не знаю, что он выкинет в следующие пять минут. Что ни день, то какая-нибудь новость. Если составить реестр его достижений, то получится сборник классического маразма. Как мне за ним следить?
И знаешь, что самое неприятное? Чем дальше, тем хуже. А какой был ребенок, такой старательный, такой послушный, учился… А что теперь? Выучился, на мою голову.
Создается впечатление, что он мне мстит таким диким образом. Не могу только понять, за что. Что я ему сделал, Альба? Я всегда его защищал, никогда не наказывал, всегда был на его стороне, не осуждал, только помогал, не лез в его дела. Альба, что еще ему от меня нужно? Зачем он это делает?..
Кес.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
26.10.1982
Ты знаешь, Кес, а у меня создается впечатление, что боги послали тебе Северуса в награду за твое мировоззрение. Или в наказание. Как тебе больше нравится.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
27.10.1982
А ты жестокий человек, Альба. Хочешь сказать, что я вырастил чудовище? Согласен. Кого еще я мог вырастить, скажи на милость?
Но я вырастил честное чудовище.
В нашем понимании, конечно.
Кес.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
27.10.1982
В твоем понимании.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
28.10.1982
Хорошо, в моем. Что мне теперь делать, Альба?
К.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
28.10.1982
Если тебе страшно, так и скажи.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
31.10.1982
Мне страшно.
К.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
31.10.1982
Да будем мы к ночи, успокойся.
А.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
31.10.1982
Завещание написали? Оба?
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
31.10.1982
Не нравятся мне твои упаднические настроения, Кес. Где здоровый оптимизм? Не дури. Прорвемся.
Твой Альбус.
~*~*~*~
Только я собрался поработать в тишине… хотя какая с этим уродом тишина, к мерлиновой бабушке! Ну, просто поработать. Когда он не поет свои песни и не ругается, он еще вполне терпим. Так вот, только я собрался поработать в относительно приемлемой обстановке, как из камина появился Дамблдор. Еще чуть-чуть, и он станет моим вторым кошмарным сном. Первым, видимо, уже навсегда останется «тень Гильгамеша».
- Северус, мне очень жаль тебя отвлекать от твоих, без сомнения, крайне интересных занятий, но тебе определенно придется перенести их на другое время.
Шуточки у него, однако. Нормально нельзя было сказать? Я и так на взводе.
- Что случилось?
- Пока ничего, насколько могу судить. Ты дома-то давно был?
- На прошлой неделе. Кес не хочет, чтобы я там лишний раз появлялся. Там…
- Я знаю, - мягко сказал директор.
Что-то мне не нравится его ласковый тон. Совсем не нравится.
- Что случилось, а?
- Ну, ты же помнишь, какой сегодня день.
- Сегодня… Ну и что?
- Как тебе сказать. Это ведь не праздник на самом деле. Ты… ты Духа Воды видел?
- Н-нет…
- У вас в Ашфорде дух воды живет, Северус. С июля в подземелья спуститься нельзя.
Что?.. В моих подземельях?! С июля?! Вода?!
- А… его никак нельзя...
- Можно.
- А почему не...
- Потому что он хотел с тобой пообщаться. Наиболее вероятный исход такого общения нас с Кесом не устраивает.
Как-то зомби меня в свое время больше испугал. Зря, наверное.
- Сев, не ходи с ним. Тебя там убьют.
Первый раз почти за полтора месяца «Гильгамеш» сказал что-то нормальное. Потом тихо подошел и встал рядом с Дамблдором.
- Эти три старых мерзавца тебя подставят. Он сейчас захочет, чтобы ты отправился с ним в Ашфорд. Не ходи. Пусть он сам идет. И не надо мне отвечать. Он услышит. Я и так знаю, о чем ты думаешь. Просто не ходи.
- Северус, что он говорит? – директор улыбался немного иронично, и в глазах я заметил откровенное любопытство.
- Он говорит… Он говорит, что я идиот. Он всегда это говорит.
- Молодец! А теперь просто скажи ему, что тебе плевать на Ашфорд и на Духа Воды тоже, и никуда ты с ним не пойдешь.
Так. Стоп. Сегодня же праздник. Мне еле удалось сбежать из Большого зала… Значит, эти твари сегодня активизировались… Какой ужас…
- Я нужен?
- Ты знаешь, Северус, я бы не стал тебя беспокоить, на самом деле тебе весьма опасно там появляться, но Кес так расстроился, что перекрыл каналы связи. Попросту говоря, он там практически один.
- Ему виднее.
- Ты так считаешь? Тогда прочти вот это и решай сам.
С этими словами Дамблдор протянул мне пергамент.
«Ты просто не представляешь, что здесь творится. Последние несколько часов – особенно. С каждой минутой происходящее нравится мне все меньше и меньше. Вам лучше не приходить, Альба. Через час стемнеет… А вода уже до четвертого этажа дошла.
Да, определенно, вам с Ником нечего здесь делать. Впрочем, у вас теперь и не получится сюда попасть, я все перекрыл и наших тоже разогнал. Право, не стоит. Всего тебе хорошего, Альба. И будь добр, пригляди за этим балбесом».
Если бы я не видел совершенно точно, что это написано Кесом, я бы не поверил. Я всегда считал его… ну… оптимистом. Почему Дамблдор улыбается? Он не считает опасность серьезной? В то время как Кес считает ее настолько серьезной, что разогнал всю нашу родню и собрался быть героически сожранным аномальными трикстерами?
И тут я непроизвольно начал смеяться.
- Сев, ты совсем дурак? Хочешь подохнуть вместе с этими старыми идиотами?
- Это мой дом.
- Он тебя отговаривает, да? – директор усмехался, даже не пытаясь скрывать любопытство.
- Нет. Он полностью со мной согласен. Надо идти.
- Сев! Ты идиот! Ты не вернешься оттуда!
«Заткнись, гад!» - сказал я ему мысленно, чтобы Дамблдор не слышал. Может, я и трус, но директору вовсе не надо знать об этом. Достаточно того, что я теперь сам об этом знаю.
- У меня портключ есть.
- Пойдем ко мне в кабинет. Там Фламель ждет.
- Сев, я не пойду!
Вот и отлично. Хоть отдохну от тебя.
И я никогда, слышишь, никогда не прощу тебе того, что ты сделал сегодня, мерзавец! Слишком это неприятно - почувствовать себя трусливым ничтожеством. Даже на минуту.
~*~*~*~
Вообще-то, не очень удобно, когда твоя собственная библиотека находится в недосягаемости. Особенно это неудобно сейчас, когда мне толком нечем заняться. Поэтому Джойн я перекрывать не стал, несмотря на категорическое требование Кеса и постоянные напоминания Айса. Все равно эти прибежавшие из Ашфорда твари никакой опасности не представляют. И ликвидировал их Кес меньше чем за час. Так зачем перекрывать-то? К тому же очень я камины не люблю. Грязно, душно, противно и никогда не знаешь, где в итоге можешь оказаться. Нам Айс однажды рассказывал, когда в «кукушку» играли, про какой-то кошмарный замок с вампирами. У них там якобы камин к общей сети подключен, и если кого занесет, то уже не выберешься. А ведь в Каминной сети сплошь и рядом не туда попадаешь.
Ну ее, эту сеть. А то так отправишься к Айсу в Ашфорд, а попадешь в замок с вампирами. Где они с Кесом потом меня искать будут?
Так что не стал я Джойн перекрывать.
Как Айс говорит, «на всякий случай».
~*~*~*~
Мне было очень страшно. Причем боялся я не чего-то конкретного, а как-то всего вместе. И еще я почему-то думал о том, что если мы все погибнем сегодня, в годовщину исчезновения Темного Лорда, то это будет символично.
Вот интересно, а Дамблдор помнит, что сегодня годовщина?
Фламель оказался довольно неприятным стариком с короткой курчавой бородой и веселыми глазами. Терпеть не могу таких типов. Как можно прожить в этом мире шестьсот лет и все еще находить поводы для веселья? Кес, правда, тоже их находит. Причем постоянно. Но во-первых, Кес не человек, а во-вторых, в его шуточках всегда присутствует элемент очень злой иронии. Настолько злой, что даже мне не по себе. Но я хотя бы могу это понять. А вот детской восторженности Дамблдора я понять не могу. А Фламель такой же.
Нет, мне это точно не нравится.
Директор нас представил. Я поклонился. Не выношу «добреньких» улыбок. Чему они радуются, хотел бы я знать? Может, не брать их с собой? Кес ведь ясно написал, что не желает их видеть.
- У Северуса есть портключ, - спокойно произнес Дамблдор. - На счет три. Раз, два, три…
Мы дотронулись до моего котенка, и я ахнул от неожиданности, мгновенно оказавшись по пояс в ледяной воде.
- А ты говорил, сапоги нужны, - засмеялся Фламель у меня за спиной. – Тут никакие сапоги уже не помогут.
Я даже представить себе такого не мог. Весь Тревес был залит водой. Оглянувшись на моих спутников, я увидел ухмыляющегося директора и, проследив за его взглядом, обнаружил наконец Кеса.
Он стоял на столе и квиддичной битой отбивался от множества каких-то черных мохнатых тварей, атакующих его со всех сторон. Выражение лица у него при этом было крайне сосредоточенное. Оранжевая кошка висела, вцепившись в люстру, и всем своим видом демонстрировала полный ужас.
- Кес, мы здесь! – закричал Фламель, помахав рукой.
- Вот что меня всегда раздражало в людях, - отозвался Кес, отбивая очередной мохнатый шар, - так это упрямство и...
Договорить он не успел, потому что какая-то зеленая пакость выпрыгнула из воды и с размаху шлепнула его по лицу.
- Ну что за… - Кес отодрал эту дрянь и, брезгливо кривя губы, швырнул обратно в воду.
Но больше всего меня поразило даже не привычное равнодушие, с которым он это сделал, а то, что Кес действительно был совершенно один. Как же так?!
- Кес, неужели они тебя бросили?! Я не могу в это поверить!
- Не все же такие упрямые, как ты! – еще один удар. – Зачем ты явился?
- Кес, он с нами.
- Это не он с вами, - удар. – Это вы с ним.
Удар.
- Хорошо. Это мы с ним. Ты пока сам справляешься, как я погляжу?
- Ненавижу гольф.
Удар.
- Это оттого, что ты не любишь Англию, - назидательно произнес Фламель и, шлепая по воде руками, медленно двинулся к столу.
- Ненавижу Англию, - удар. – А для тех, кто уже открыл рот, чтобы возмутиться этим фактом моей биографии, господин Председатель, могу добавить, что я в ней - удар - не живу.
Удар.
А Гильгамеш-то, оказывается, совсем дурак. Мне до сих пор нехорошо от мысли, что я мог ту ночь провести в Хогвартсе и ничего этого не увидеть.
~*~*~*~
Вот посоветовался я с Уолли - больше все равно не с кем, - и решили мы, что не будем в этом году отмечать на Хэллоуин день рождения Эйвери. А то так напились год назад - и чем все кончилось?
Когда я сказал об этом Айсу, он очень удивился:
- Не вижу связи.
- Все ты прекрасно видишь.
- Нет, - ухмыльнулся он, - я могу понять, что у вас траур, я не могу понять, при чем тут «напились». Ты считаешь, что если бы вы были в ту ночь трезвыми, что-нибудь могло быть...
- Да. Я считаю, что если бы кто-то из нас был рядом, то такой беды с ним бы не случилось. И с Белл, и с Руди ничего бы не случилось. Нам бы не пришлось искать Шефа и... Что смешного? Ты не согласен?
- Согласен. Если строить логический ряд до конца, я бы не взял «Аль Азиф», не проводил бы ритуала, у Кеса не было бы сейчас проблем, у меня не было бы Гильгамеша... Вывод?
Я растерялся. Откуда мне знать, к чему он все это говорил.
- Что ты плечами пожимаешь? Пить тебе меньше надо, Фэйт. И тогда у всех нас не будет проблем.
Нет, ну он обнаглел!
- Придумал. Я-то тут при чем?
- Я просто нашел виноватого. В том, что у всех нас столько проблем. Начиная с Шефа и заканчивая Кесом. Тебя что-то не устраивает?
- Я виноват?!
- Конечно.
Если бы он тогда не смеялся, я бы его убил.
«Нашел виноватого!»
Ну не наглость?!
~*~*~*~
- Почему столько воды? – растерянно спросил я у Альбуса, пока мы медленно продвигались Кесу на помощь.
- Это и есть Дух Воды. Я же тебе говорил, - пропыхтел в ответ директор.
Идти в мантиях по пояс в воде – врагу не пожелаешь. Холодно и противно. Другое дело Кес. Во-первых, он стоит на столе, а там пока сухо, а во-вторых, он почти не носит мантий, и сейчас на нем только черные брюки, кружевная рубаха и камзол. Его диковатая привычка смешивать в своем костюме элементы одежды разных эпох всегда меня раздражала, но Фэйт говорил, что это стиль, а я – «ирландская деревенщина».
Ему, конечно, было виднее.
Оранжевая кошка набралась храбрости и спрыгнула с люстры прямо Дамблдору на голову. К моему огромному удивлению, он не отскочил, чтобы позволить этой твари шлепнуться в воду, а поймал ее. Очевидно в благодарность, она одним ударом лапы рассекла ему рукав по всей длине, но он все равно ее не отшвырнул, а только крепче прижал к себе и, достигнув наконец стола, опустил туда свою ношу.
Видимо, кошка знала что делала, потому что в этот момент раздался очень неприятный пронзительно-жужжащий звук, и огромная люстра, веками освещавшая Тревес, со свистом упала в воду, окатив нас ледяной волной.
- Зараза! – кратко охарактеризовал Кес это падение.
Теперь он ничем не отличался от нас, то есть тоже был весь мокрый, а я вдруг обнаружил, что в воде уже по грудь.
Она что, поднимается? Да еще с такой скоростью?
- Мне хотелось бы узнать у вновь прибывших, которых сюда никто не звал, - хрипло поинтересовался Кес. – Кто из вас плавать умеет?
- Я умею, - не очень уверенно отозвался Фламель. – Умел. Вот когда я... тогда точно умел. А теперь не знаю.
Мы с Дамблдором только нервно переглянулись и решили промолчать.
- Кес, а почему стол не плывет, он же деревянный? – вдруг спросил директор, а я наконец понял, что мне все время казалось неправильным. Стулья, например, тоже деревянные. Во всяком случае, некоторые. Но стоят на полу и не только не плывут, а даже с места не двигаются.
- В этой воде, Альба, ничего не плывет. Она не разрушает, она только поглощает.
Я был почти уверен, что трясет меня просто от холода. Больше-то не с чего. А вода - ледяная.
~*~*~*~
Так вот и вышло, что Хэллоуин я встречал посреди своей библиотеки. В том зале Ашфорда, в котором Айс устроил склад моих вещей. Сидя на куче какого-то барахла и подсвечивая себе палочкой, я читал «Забытые необратимые проклятья и способы их воспроизведения в современных условиях» 1396 года на французском языке, когда вдруг понял, что у меня совершенно промокли ноги. Посмотрев на пол, я с удивлением обнаружил, что весь зал залит водой. Отбросив книгу, я побежал к выходу и просто остолбенел. Если в зале воды было дюйма два, то по коридору тек быстрый поток, доходивший мне до колен. Держась за стену, я с трудом добрался до лестницы и понял, что на Тревес мне все равно не попасть. Такого я вообще никогда не видел. С верхнего этажа хлестал водопад, а с нижнего бурлящий поток тек вверх. Сталкиваясь на площадке, они образовывали водоворот, и все это с оглушительным ревом выливалось в коридор, из которого я только что пришел.
У них тут что, потоп?.. Тогда почему вода течет вверх?
«Я от души тебе желаю, Фэйт, чтобы текущая вверх вода навсегда осталась самым странным, что ты видел в своей жизни, - с ласково-издевательскими интонациями заявил мне здравый смысл голосом Айса. – Беги отсюда, придурок!»
~*~*~*~
Я весь озяб, я весь промок,
Пропал весь мой порыв...
Прости мне, Господи, мой заскок,
Но пусть я останусь жив!
Юлий Ким.

Вода хлещет, плыть в ней не получается, Фламель пробовал, Кес подавляет нервные смешки, Хлюп сидит у него на плече и от ужаса даже хлюпать перестал, только поскуливает. Зачем Дамблдор опять взял на руки шипящую оранжевую кошку, которая располосовала ему и второй рукав, я так и не понял. Зато я теперь знаю, отчего свалилась люстра. И оптимизма мне это знание не прибавляет.
Под потолком летает «мана». Во всяком случае, Кес ее так назвал. Сгусток магической силы, которая, теоретически, наполняет и движет наш мир. Чья это мифология, Кес не помнит. Беда в том, что она не просто летает. Она еще издает этот дикий звук, который мы впервые услышали, когда упала люстра. Кес говорит, что это «ирландская песнь поношения». А что такое «ирландская песнь поношения» - знаю даже я.
- Плохо, - тихо сказал Фламель, когда Кес «представил» немного похожую на черное привидение Ману. – Как это она умудрилась в такой неприятный гибрид выродиться?
- Ты у меня спрашиваешь? – раздраженно ответил Кес, одарив меня очень нехорошим взглядом. – Это я тут, что ли, ненавижу все, что движется?
- Кес! – предостерегающе воскликнул Дамблдор.
- Да чего уж там…
Вот что он, значит, обо мне думает. Мало того, что считает меня слабоумным, так еще и… Если эта штука, к тому же наделенная силой Маны, поет нам всем древнюю песнь поношения, то живыми мы все равно отсюда не уйдем.
И что, все это натворил я?..
Да мне плевать!
Плохо соображая, что делаю, я закрыл глаза и спрыгнул в воду.
- Кес, Ману точно можно убрать, - хрипит Фламель, вылавливая меня за шиворот и затаскивая обратно на стол. – В «Аль Азифе» наверняка должно быть. Тогда эта штука станет совершенно безвредна, гибрид - он и есть гибрид.
- Севочка, - ласково говорит мне Кес, глядя при этом очень зло, - ты, если в следующий раз решишь совершать жертвоприношение, хотя бы выясни сначала, будет ли от него толк.
Негодяй! Ничего такого я вовсе не хотел. Просто поскользнулся. Воды-то сколько.
- Кес, где книга? – нервно спрашивает Альбус.
- У меня наверху. Пока Дух Воды не угомонится, не доберемся.
Он так спокойно это говорит, что складывается впечатление, будто Дух Воды буянит здесь периодически.
- А когда он угомонится? – с любопытством интересуется Фламель.
- Это ты у него спроси.
- Я, вообще-то, посмотрел, пока Альбу ждал. Дух Воды – это китайское божество и подчиняется только Царю Богов.
- Каких богов?
- Я так понимаю, что китайских.
- А кто у них там «царь богов»?
Лучше бы я помолчал. Все трое повернулись и уставились на меня, будто я сказал что-то неприличное.
- Ник, как его найти?
- Там три основные религии: даосизм, конфуцианство и буддизм. Сейчас, насколько я знаю, китайцы объединили их в одну религиозную систему. Идеи загробной жизни взяты из буддизма. Индия.
- Будда – это хорошо. Сейчас что-нибудь придумаем, - уверенно заявляет Кес.
- Рано радуешься. Китайцы поклонялись Будде в образе Амитабхи. Это божество, дарующее освобождение всем призывающим его и искренне раскаявшимся. Лично я не вижу среди нас ни одного человека, способного на такой подвиг.
Они опять замолчали и уставились на меня. Как будто ожидая чего-то.
- Что? – выкрикнул я, потеряв терпение.
- Севочка, не мог бы ты раскаиваться побыстрее? А то мы очень замерзли. И не забудь, пожалуйста, что делать это надо искренне.
Он что, издевается?
- Я раскаиваюсь.
- Судя по тому, что вода все прибывает, искренности вам, молодой человек, явно недостает, - насмешливо произносит Фламель.
- Северус, ты не мог бы поторопиться? Так ведь и утонуть можно, - напоминает мне Дамблдор с нотками беспокойства в голосе.
Я оглянулся на Кеса. Хоть подсказал бы что-нибудь. Интересно, он тоже мерзнет?
- Я не умею раскаиваться…
- Ах, какое упущение в воспитании! Кес, куда же ты смотрел? Такой молодой и не умеет раскаиваться.
Когда же они наконец все утонут и перестанут надо мной издеваться?!
- Я так понимаю, что именно это и являлось конечной целью воспитания, - важно отвечает Фламелю Дамблдор, как будто меня здесь нет. – Можно поздравить с бесспорным успехом.
- Сделал что мог, - разводит руками Кес. – Кто может, пусть делает лучше.
Так! Спокойно! Они просто надо мной смеются. Надо не обращать внимания. Что им еще остается делать? Они не могут с этим справиться. Дамблдор не просто так меня сюда притащил. Этот Дух Воды выпущен мной и… пожалуй, в этом я могу раскаяться искренне. Я не думал, что так получится. Я не хотел, чтобы так получилось. У меня не было ни одного корыстного мотива. Это я помню точно. А что тогда у меня было? Что могло вызвать такой чудовищный выброс отрицательной энергии, с которым три сильнейших мага полгода справиться не могут? Чего я хотел?
«Тщеславие, Севочка, тщеславие», - вспомнил я давно забытый «диагноз».
Да, я хотел стать сильнее Кеса. Мечтал доказать ему, что для этого мне не обязательно принимать его предложение. С детства желал победить смерть любым другим способом.
Хорошо. Я согласен. Я тщеславен. Но ведь он уверял, что это основа моей личности, которую изменить никак нельзя.
И как прикажете в этом раскаиваться?
~*~*~*~
Если не ведаешь контрзаклятия - дай в глаз.
Daria. «WG».

В хогвартском кабинете Айса я оказался минут через пять после того, как сбежал из Ашфорда. Вернуться к себе, спуститься по лестнице в холл и воспользоваться камином было делом недолгим, а вот мантию высушить я позабыл.
«Тень Гильгамеша» развалилась на диване и на мое появление никак не отреагировала.
- Ты не знаешь, где Айс?
- Судя по твоему виду, они там все уже утонули, – лениво отозвался он.
- Айс в Ашфорде? Ты знаешь, что у них случилось?
- Да ясно, что там случилось. Хэллоуин сегодня, вот Дух Воды и разбушевался. И остальные тоже.
- Дух чего?
- Люци, ну ты как ребенок. Будто не понимаешь, что эти ваши ритуалы ничего, кроме проблем, принести не могут.
- Послушай, там весь замок залило. Вода течет вверх по лестнице…
- Ну и что? – беспечно отозвался он. - Куда хочет, туда и течет. Это же вода.
Логично.
Раз через Джойн не получилось, то придется камином. Я кинул летучий порох, крикнул: «Ашфорд» и… отлетел назад, сильно ударившись о каменный пол.
- Ты что, обалдел? – заорал я на Гильгамеша, схватившего меня за край мантии.
- Нечего тебе там делать, Люц, - спокойно и решительно заявил он.
- Отпусти!
- И не подумаю.
- Это не твое дело! – я выхватил палочку, со злости позабыв, что никакого вреда она ему причинить не может.
- Люци, мне на твою деревяшку…
Договорить он не успел. Потому что в этот момент я со всего маху заехал ему в челюсть.
~*~*~*~
Вот никогда не считал себя плохо соображающим человеком. И что бы там Кес ни говорил, я точно знал, - он тоже не считает меня идиотом. Я даже где-то очень глубоко в душе был уверен, что он мной гордится. Но я совершенно не представлял, каким образом мне сейчас нужно себя повести, чтобы этот Дух Воды убрался из моего замка. Я так понимаю, что общими усилиями мы с Кесом нашли у меня всего один «смертный» грех, и раскаяться в нем я никак не могу. Во-первых, потому что я не признаю его за собой, а во-вторых, раз уж у меня нет никаких достоинств, то хоть грех пусть будет. Все-таки некая форма индивидуальности.
Что же делать?
Самое противное, что три старых самодура вовсе не собирались мне помогать. Кес гладил продолжающего поскуливать Хлюпа, Дамблдор успокаивал оранжевую кошку, разодравшую уже всю его одежду, а Фламель с интересом наблюдал за летающей под потолком и беспрерывно воющей Маной. Складывалось такое ощущение, что меня вообще здесь нет. Зато вода есть. И с каждой минутой ее все больше.
Вот в такие моменты мне нужен Фэйт. Ситуация тупиковая, но выход из нее можно найти совершенно точно, иначе бы эти три мерзких типа не вели себя так спокойно. Очевидно, если удастся избавиться от Духа Воды, то с остальными неприятностями они справятся. Недаром сегодня Хэллоуин. Вся эта мерзость, конечно, активизировалась, но она и на контакт этой ночью идет легче, так что уничтожить ее проще. Только вот...
Я закрыл глаза и представил, что Фэйт стоит рядом со мной. Вот он появился. Вот удивленно поднял брови. Вот оглядел Тревес. И сказал... Что бы он сказал?
«Прелесть какая!» - вот что бы он сказал.
«Фэйт, что мне делать?»
«Как что? Раскаиваться, конечно!»
«Но я не могу...»
«То есть?»
«Я не могу!»
«В этом и раскаивайся. Нашел проблему», - с этими словами воображаемый Фэйт поправил манжеты, вздернул подбородок и растаял в воздухе.
А я остался.
Чушь какая-то… Но других вариантов у меня нет.
- Я раскаиваюсь! – заорал я изо всех сил так, что Хлюп перестал скулить и от неожиданности свалился в воду. – Я раскаиваюсь в том, что не могу раскаяться! А теперь, если вы не против, мне бы хотелось провести остаток этой ночи в своем Замке без вас!
- Севочка, что ж ты так кричишь? – укоризненно сказал Кес, выуживая Хлюпа из воды и сажая обратно к себе на плечо под чихающие звуки, которые эта тварь, пожравшая мои книги, издавала, как всегда, непонятно чем.
- А хорошая идея, - Фламель удивленно меня разглядывал. – Вы, молодой человек, определенно далеко пойдете.
- Куда дальше-то?.. – недовольно проворчал Кес. – Дальше уже некуда.
А Дамблдор промолчал.
За что я до сих пор ему благодарен.
~*~*~*~
- Развяжи меня, а?
- Даже не думай. Вот Сев придет, пусть развязывает.
- Я больше не буду.
- У меня нет ни малейшего желания это проверять.
- Мне неудобно.
- Ничем не могу помочь.
- Я спать хочу.
- Спи.
- Я дома хочу спать.
- Ты останешься здесь.
- Навсегда?
- Пока Сев не вернется.
- Ты говорил, что он утонул.
- Посмотрим.
- Почему ты не пошел с ними? Им наверняка нужно помочь!
- Не нужно.
Вообще-то мне не было неудобно. И вполне можно было бы спать, но я очень переживал за Айса, и ноги у меня были мокрые, а это противно. К тому же я замерз и злился. Со мной еще никогда так грубо не обращались. То есть в детстве я, конечно, дрался, но это ведь давно было. Мало того, что этот поганец разбил мне губы, так он еще и связал меня какими-то тряпками. И палочку отобрал.
А если зайдет кто-нибудь? К Айсу. Гильгамеша-то не видно. И не слышно. А я вот лежу тут, весь такой нарядный, что и подумать страшно.
Решат ведь, что это Айс меня так. Как мы станем потом это объяснять?
~*~*~*~
- Хорошо раскаялся… - задумчиво пробормотал Дамблдор, удивленно оглядывая Тревес.
- От души.
- Видать, искренне…
Я был абсолютно уверен, что они опять надо мной смеются. Я их ненавижу. Всех троих. И еще Гильгамеша.
- Я не могу в это поверить… - Фламель торопливо нагнулся и за ноги вытащил из-под стола уродливого карлика, которого не так давно Кес представил мне как гренландского «духа, приносящего несчастье».
- Он что, умер? – совершенно опешив, я разглядывал болтающееся перед моим носом тельце.
- Очевидно, утонул, - почти радостно возвестил Дамблдор.
- Что-то мне не очень все это нравится…
- Ты, Кес, всегда предполагаешь самое худшее. Это пессимизм, – улыбнулся Фламель.
- Это рационализм.
Вода схлынула почти сразу, и весь Тревес оказался покрыт не проявляющими признаков жизни трикстерами разного вида. Были здесь и черные мохнатые твари, от которых Кес отбивался квиддичной битой, когда мы пришли, и казавшийся облепленным перьями из разорванной подушки «пернатый змей». Так и лежал без движения уродливый карлик, аккуратно пристроенный Фламелем на край стола. «Североамериканский тотем», производивший впечатление деревянного и от воды пострадать уж никак не способного, тоже больше вокруг дивана не прыгал. Множество бесформенных тварей, больше всего похожих на зеленых медуз, валялось по всему Тревесу, и над всем этим великолепием продолжала с воем летать орущая Мана.
- Очевидно, «песнь поношения» она пела им, а не нам?
- Севочка, помолчи, бога ради, хоть немного, - Кес с очень мрачным выражением лица обходил Тревес. – Что-то мне совсем это все не нравится…
- Кес, думать будем потом. Давай это все быстренько уберем, пока они снова не ожили, а Альба пускай за книгой сходит. Меня этот беспрерывно воющий гибрид начинает раздражать.
- Да-да… - рассеянно отозвался Кес. – Севочка, проводи, пожалуйста, Альбуса в Западное крыло.
Конечно, он не боялся, что директор заблудится, он просто хотел от меня избавиться. Что же ему так серьезно не нравится? Не нравится, что убрался Дух Воды, прихватив с собой большинство выпущенной мной нечисти? Разве это плохо?..
- …но мы же теперь ему должны, - услышал я обрывок тихого разговора, когда мы с Дамблдором вернулись с книгой.
Кому они должны? И почему надо было меня прогонять? Если у них тут опять секреты, так я и сам могу уйти. Мне все равно потом Крис все расскажет. Ну, не все, конечно, но то, что ему удастся подслушать, - точно.
Я так устал, что плюхнулся на диван, который почему-то оказался совершенно сухим, и закрыл глаза. И только в тот момент подумал, что ни одного дохлого трикстера на Тревесе уже не было, когда мы с Дамблдором вернулись. Впрочем, какая мне разница?..
Видимо, я заснул. Даже дикий вой Маны не помешал, что странно. Неужели привыкнуть можно ко всему, даже к таким ужасным звукам?
Они сидели за столом, потягивали вино и разговаривали. Я подумал, что неплохо будет их послушать, пока они не заметили, что я проснулся, и был очень разочарован. Они говорили не обо мне.
- Страсть к самоуничтожению?
- Помноженная на врожденную дурь…
- Прекратите! – довольно резко прервал их мечтательные разглагольствования Дамблдор. – Гарри - маленький ребенок, и я не позволю…
- Да что ты, Альба, так рассердился-то? Мы же не о Поттере. В каждой гражданской войне есть свой «балафре». И если проследить некоторые закономерности…
- Гарри никогда таким не будет!
- Ну… если в папеньку пойдет…
- Ник, а тебе вообще должно быть стыдно!
- Ты знаешь, наверное, это ужасно, но мне не стыдно. И мы действительно говорим не о твоем сокровище. Мы говорим о совершенно конкретном человеке, который давно умер.
- От мелкого пижонства, самоуверенности, страсти к саморазрушению и отвратительного характера, - ухмыльнулся Кес. – Кстати, их и зовут одинаково.
- А я ведь с ним воевал... – мечтательно произнес Фламель, отхлебнув вина.
- С ним? Или с ним? – усмехнувшись, спросил Кес.
- И с ним, - улыбаясь, ответил Фламель. – И с ним. Такой беспорядок был, как будто не помнишь.
- Не застал. К сожалению. А может, и к счастью. Я в Испании был. Долго.
Хотел бы я знать, что в понятии Кеса – «долго». Если он и рассказывал мне о своей жизни, то никогда не привязывал эти истории ни к месту, ни ко времени. Как-то еще в детстве я попытался выяснить, почему он не называет ни стран, ни эпох. Объяснил он это следующим образом:
- Время и пространство, Севочка, несколько условны, а ты еще так молод, что непременно захочешь заняться классификацией. И это будет большой ошибкой. Природу этого мира изменить нельзя. Во все времена и во всех странах происходит одно и то же. Я и не стремлюсь тебя запутать, но именно то, что ты не можешь привязать мои рассказы к определенному времени и месту, как раз доказывает, что я прав. Ничего не меняется. Всегда и везде все происходит одинаково.
Бессмысленно было его спрашивать.
Я встал с дивана, раскланялся с ними и молча направился к Восточному камину. Зачем им мешать? Пускай развлекаются. Все равно я не понимаю, о чем они говорят.
Впервые эта идиотская «тень» сделала хоть что-то полезное. Только Фэйта нам там и недоставало. Явись он в Ашфорд – вот это бы был номер. Мы и сами-то чуть не утонули.
- Зачем ты ему лицо разбил?
- Да я случайно. Он первым полез. Вот чем хочешь клянусь, Сев, - он первый.
Кто бы сомневался. Фэйт всегда первым лезет.
Разговаривали мы тихо, боясь его разбудить.
- Ты бы хоть обувь с него снял, - устало сказал я, стаскивая с Фэйта ботинки и выливая из них воду. – Посмотри, он совсем замерз.
- Было бы лучше, если бы он в Ашфорд явился?
~*~*~*~
Айс завернул меня, наверное, во все пледы и одеяла, которые у него нашлись, потому что, проснувшись, я долго в них путался, пока наконец удалось освободиться.
Ну, слава богу! Живой и вполне целый, спит безмятежно в кресле, и ничего с ним не случилось.
Будить?
Не будить?
- Айс, - тихонько позвал я его, не очень надеясь на ответ.
- Не согласен, - четко произнес он, не открывая глаз.
И тогда я пошел домой. Мне еще с Нарси объясняться.
~*~*~*~
После этой сумасшедшей ночи мне о стольких вещах необходимо было подумать, что я даже не знал, с чего начать. Я не считал себя тщеславным. Тщеславие – это когда человек жаждет публичного признания. Или всеобщего восхищения. А на какое публичное признание и всеобщее восхищение я мог рассчитывать, занимаясь некромантией? Это запрещенный раздел магии.
Пожалуй, я хотел доказать Кесу… Много чего хотел доказать. Ну и что? Это еще не тщеславие. И почему Кес так расстроился, когда я заявил, что хочу найти истину?
Я знаю почему. Кес считает, что истины нет. Но ведь это не может быть правдой. Я никогда в это не поверю. Конечно есть. Иначе зачем мы вообще живем? И мучаемся?
Я думал об этом весь день, а к вечеру отправился к Фэйту. Не то чтобы я ожидал, будто он сможет сказать по этому поводу что-нибудь путное, я прекрасно понимаю, что он идиот, но он наверняка придумает что-нибудь, чего я даже и вообразить не смогу. А это всегда интересно.
И я, конечно, оказался прав. Я всегда прав. Ну, почти.
- Тщеславие? – удивленно переспросил Фэйт. – А кто сказал, что это плохо? Это отлично.
Тоже вариант.
- Что же тут хорошего?
- А что плохого? Тщеславие – это здоровый инстинкт.
- Ты действительно так думаешь?
- Конечно. В меру, естественно. В меру все хорошо. Тщеславие двигает миром. Человек хочет показать себя и чего-то добивается. Это нормально.
- Все, чего я пока добился, приносит одни проблемы. И не только мне.
- А при чем тут ты? Ты в себе, что ли, нашел тщеславие? – засмеялся он.
- Ну… Кес так говорит.
- Что он говорит?
- Он говорит, что я тщеславен, и это основной мой недостаток, и…
- Он тебя обманывает, Айс.
- Ты хочешь сказать, что он не прав? – я невероятно обрадовался, услышав, что Кес тоже может ошибаться, хотя и не особо в это верил.
- Нет. Ты только не обижайся, Айс… но я хочу сказать, что Кес тебе врет.
- Зачем? – я совершенно опешил.
- Я не знаю, какие у вас там отношения, но у меня сложилось такое впечатление, будто он чего-то от тебя хотел, а ты этого не сделал. Он пытается разбудить в тебе тщеславие. Ты явно в чем-то не оправдал его ожиданий. А судя по тому, что ты бы их оправдал, будучи тщеславен хоть немного, он хочет от тебя чего-то не очень презентабельного.
- Я не понимаю, о чем ты говоришь, - пробормотал я, не узнавая собственного голоса. – Он ничего никогда от меня не хотел. Ты несешь абсолютную чушь. Впрочем, как обычно.
~*~*~*~
Не стоило все это ему говорить. Он страшно перепугался, стал кривить губы и грубить, чтобы скрыть свой страх. А я некстати вспомнил, что Ашфорд всегда представлялся мне очень странным местом, Кес - сильнейшим темным магом, а семейство Айса - весьма опасным сборищем хоть и интересных, но не особо приятных личностей, о которых сам Айс ничего никогда толком не рассказывал.
Но я ведь тоже не ребенок. Не знаю, что они там скрывают в своем замке настолько серьезное, что даже «тень Гильгамеша» в этом участвует и помалкивает, но, с другой стороны, сегодня ночью был первый раз, когда я не смог туда попасть. Если бы там происходило что-то очень страшное, то Айс не сделал бы Джойн. Со мной там никакой беды случиться не может. И Кес… после смерти моего отца я всегда был уверен, что мне есть к кому обратиться в случае какой-нибудь очень серьезной неприятности. Об этом никогда не говорилось ни слова, но я это знал абсолютно точно. Кес не выпускал меня из поля зрения все эти годы, что никогда не обременяло, но придавало некоторую уверенность. Просто Айс - параноик с манией преследования. Возможно, его раздражает такая опека. А может быть, в его случае все несколько серьезнее. Все-таки Кес ему дядя. После отъезда Эстер - самый близкий родственник.
Может, Айс ему завидует?.. Айса всегда восхищали бескрайние магические возможности, он ведь и с нашим Лордом из-за этого связался.
~*~*~*~
- Глупости, Айс, - беспечно отозвался Фэйт, по счастью не заметив, как я напуган. - Не бери в голову. Если ты тщеславен, то я – павлин.
Утешил. В том, что ты павлин, причем самый «павлинистый» из всех, я не сомневался ни секунды с самой первой нашей встречи.
О чем с тобой можно разговаривать?
Бестолочь.
~*~*~*~
Я нарочно так сказал. Мне хотелось, чтобы он разорался, что я законченный павлин и есть. Он когда язвит, то обо всем на свете забывает. Слишком любит это занятие. А мне без разницы. Я давно привык. Гораздо неприятнее, когда он непонятно чем напуган. Уж очень редко это с ним случается, чтобы не обращать внимания.
~*~*~*~
Это произошло не сразу. А может быть, и сразу, да я просто не замечал в первые дни, потому что говорил он очень тихо. Даже не шепотом, а совсем еле слышно. Как будто на выдохе:
- Севе-е-ерус-с-с… иди ко мне-е-е…
Сначала я решил, что это «тень». Но ведь «тень» разговаривает со мной совсем не так. Гильгамеш никогда не говорит тихо и постоянно ругается. И потом, его всегда видно. А здесь никого нет. Я нервно огляделся. Зеркало, сегодня решившее меня отражать - оно вообще теперь редко отказывалось это делать, - почти наполнившаяся водой ванна…
- Иди ко мне-е-е… Ты ведь хоте-е-ел…
Если бы это случилось полгода назад, я бы решил, что свихнулся. Теперь я уже привык. Почти ко всему. Я пулей вылетел из ванной комнаты и впервые пожалел, что Гильгамеша нет поблизости. Он бы точно мне объяснил, что это такое. Шепот не повторялся, и я, повинуясь безотчетному порыву, пошел обратно.
- Я жду-у-у тебя-я-я…
Мерлин! Что еще могло поселиться в моих комнатах?..
- Вы кто?
- Ты хоте-е-ел ко мне-е-е… Иди сюда-а-а…
- Куда?
- Сюда-а-а…
Мой взгляд упал на практически наполнившуюся ванну, и я стал клониться к ней, еще успев подумать, что очень глупо купаться в мантии.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
02.11.1982
Альба, я невероятно расстроен. Он первый раз в жизни пытался покончить с собой, никогда такого не было, что бы там у него ни случалось, а ведь это не просто так, это противоречит его природе в самой ее основе. Ник может смеяться сколько угодно, но на этот раз я действительно предполагаю самое худшее. Ему оказали неоценимую услугу и непременно захотят оплаты. Просто так ничего не бывает.
Кес.
~*~*~*~
А у этого урода просто талант появляться в нужное время в нужном месте.
- Опять решил утопиться?
- Ты бы хоть мне мантию высушил, бестолочь! Посмотри, какую лужу налили!
- Сев, я не могу сушить мантии. Я же не маг. Ты что, забыл?
- Фэйт говорит, что ты сын богини.
- Так это когда было! И потом, это ничего не значит. Мантии сушить я не умею. Ты уж сам как-нибудь.
- Послушай… ты знаешь, что это?
- Сев, ты совсем дурной? Дух Воды, естественно.
Мерлин!
- Он хотел меня утопить?
- Он хотел тебя забрать. Он уверен, что это совпадает с твоим желанием.
- С какой стати?
- Ты же хотел утопиться.
- Я не хотел топиться! Ты идиот! С чего ты взял?!
- Это ты будешь Дамблдору рассказывать, а мне не надо.
Сумасшедший дом…
- Я просто был очень расстроен и плохо соображал, что делаю.
- Бывает.
- И что? Он теперь тоже будет за мной постоянно ходить? Как ты?
- Разве он ходит? Просто ты ему понравился, и он готов забрать тебя с собой. Для тебя же старается.
- А ему нельзя объяснить, что он ошибся?
- Нет.
- Почему?
- Потому что он не ошибся.
- Тогда какого черта ты меня вытащил, если ты так уверен, что он не ошибся?! – я ужасно разозлился.
- Ну, мне-то ты не нравишься. И мне вовсе не хочется делать тебе ничего приятного. А вытащил я тебя из соображений собственной безопасности. Мне у вас тут пока не надоело.
Очевидно, я должен был его поблагодарить.
Но мне почему-то не хотелось.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
02.11.1982
У тебя слишком мрачный взгляд на вещи, Кес, не следует так переживать по пустякам. Раз он говорит, что поскользнулся, значит, он хочет так думать, и беспокоиться, по-моему, не стоит. Он был сильно напуган, возможно - хотел нас спасти, он ведь понимал прекрасно, что всем этим созданиям нужен именно он, так что не о чем волноваться, уверяю тебя.
Мы с Ником заглянем к тебе в следующие выходные, как договаривались.
Всегда с тобой,
Альбус.

#7 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 06:51

Глава 6. Maniae infinitae sunt species (часть 3)

~*~*~*~
Школьные будни шли своим чередом, и никогда еще я так страстно не желал избавиться от школы, от Дамблдора и от этих тупых студентов. Зачем мне все это? Я хочу запереться в своем ашфордском подвале, который мы с Кесом общими усилиями к весне привели в первоначальный вид. После того как там почти полгода проживал Дух Воды, это было не так-то просто.
В Восточном крыле я убирался сам, а так как времени на это у меня особо не было, то по большей части там хозяйничали Фэйт и «тень Гильгамеша».
Уследить за тем, что они там делали, было совершенно невозможно, но мы с Фэйтом «договорились», как обычно не сказав друг другу ни слова, что если ему удается любым способом избавить меня от присутствия бывшего царя, то степень моей благодарности будет безмерна. Потому что когда эта мерзость является на уроки, начинает комментировать стиль моего преподавания, вопить во время практических занятий, что я ненавижу детей и меня нельзя к ним подпускать ближе чем на расстояние «действия обычной пращи», или просто петь, мне кажется, что я схожу с ума.
Без Фэйта я бы эту зиму не пережил. Совершенно точно.
Так какая мне разница, что они там делают с Восточным крылом? Хоть на булыжники пусть растащат. Главное, что этой «тени» нет рядом со мной.
~*~*~*~
Я не мог понять, почему Айс так ненавидит «тень Гильгамеша». Мне было с ним интересно. Почти так же интересно, как с самим Айсом. Жалко мужика. Айс такой грубиян. Никакого уважения. Все-таки бывший царь, а вынужден терпеть хамство школьного зельевара.
Поэтому я старался уводить его из Хогвартса почаще. Что ему за радость на Айсовых уроках сидеть? Со скуки помереть можно.
~*~*~*~
К Духу Воды я привык довольно быстро. Тем более что он на меня не нападал, не ругался и встречался только там, где была вода.
Привыкнуть можно ко всему. Если все равно деваться некуда.
- Севе-е-ерус-с… иди ко мне-е-е…
- Отвали.
- Я жду-у-у тебя-я-я…
- Приятного ожидания! – и я вышел из ванной комнаты, хлопнув дверью.
Как же мне все это надоело!
- Что, опять приставал? – равнодушно спросил Гильгамеш, как обычно валяясь на ковре у камина.
Может, убрать ковер? Тогда ему не на чем будет валяться. Но это я так, фантазирую. Я уже давно оставил попытки делать ему гадости. Себе дороже выходит. Этот древний царь невероятно мстителен, а времени свободного у него больше. Здесь я заведомо проигрываю. Если только Фэйта привлекать, но это как-то совсем по-детски.
~*~*~*~
- Фэйт, ты, случайно, не знаешь, что такое «балафре»?
- Тебе нужен перевод слова?
- Нет. Мне нужно… Я так понял, что это имя. Или прозвище.
- Да кого угодно можно так назвать, - засмеялся я. – Вот хоть вашего Поттера!
Айс почему-то ужасно рассердился. Обозвал меня идиотом и, продолжая ругаться, исчез в камине.
Опять я что-то пропустил.
Прелесть какая!
~*~*~*~
Помню, еще в детстве очень заинтересовал меня вопрос, что нужно сделать, чтобы заставить Дамблдора выйти из себя, разораться, нагрубить…
Наконец я получил ответ. Оказывается, ничего не надо для этого делать. Достаточно просто ничего не делать. Причем довольно долго.
- Что это такое?! – гремит его голос под высокими сводами директорского кабинета. – Четвертый год ни черта не делаешь! Несчастный бездельник! Зачем я доверил тебе детей, бестолочь! Ты просто зарвавшаяся бездарность! Все! Мое терпение кончилось! Можешь убираться к чертовой матери! И чем быстрее, тем лучше!
Я слушал его и не мог поверить своим ушам.
Я вообще не мог в это поверить.
Что он будет делать, если я сейчас уйду?..
Он же говорил, что я очень ему нужен!..
Как он вообще смеет так со мной разговаривать?..
Я – зарвавшаяся бездарность?
Я – несчастный бездельник?
Я – могу убираться к чертовой матери?
Да я!..
И куда я пойду?..
~*~*~*~
Подумал я тут, подумал и решил, что мне скучно. С «тенью Гильгамеша», конечно, веселее. Он такой затейник. Но если честно, то все его выдумки довольно примитивны. Все-таки раньше люди были попроще. А когда он время от времени стал упоминать, как он ко мне привязался, да какой я замечательный, да как он меня любит, я не на шутку перепугался.
Надо с этой странноватой «дружбой» притормозить.
И я перестал за ним заходить. А сам он почему-то не мог ко мне прийти. Только вместе с кем-то. Я так понял, что раз Айс его выпустил, то он около Айса и существовал большую часть времени и в передвижениях был весьма ограничен.
~*~*~*~
Ладно, ладно, хорошо. Я согласен.
Я со всем согласен.
Да, я бездельник.
Да, я три года ничего не делаю, да, я халтурщик и зарвавшаяся бездарность.
Да, я не сделал в жизни ничего путного.
Да, я только безобразничаю.
Да, я всем создаю проблемы.
Да, Кес от меня на стену лезет, а я последние двадцать лет только отравляю ему жизнь.
Все правильно.
Что они от меня хотят?!
Я никому не нужен, на меня всем плевать. Вот и прекрасно. Мне тоже на вас на всех плевать. Меня с рождения убеждали, что я должен. Должен Семье, должен обществу, должен себе. «Тебе много дано, поэтому ты должен…» А мне кто-нибудь что-нибудь должен?
Выгнал, значит? Ну и прекрасно! С Кесом наверняка договорился! Они ведь, две сволочи старые, обо всем договариваются. Я уверен. Вот и отлично! Думаете, я теперь побегу Наследство принимать?
А вот не побегу!
Ни за что!
Я поселюсь у Фэйта.
И прекрасно найду, чем занять остаток жизни.
Мне вообще никто не нужен!
~*~*~*~
Айс явился в пятницу вечером, по обыкновению в поганейшем настроении, и сразу поругался с Нарси. Совершенно на пустом месте. Привязался к Драко. И читать до сих пор не умеет, и палочку не так держит, и вид у него наглый. Нарси отправилась реветь, а я здорово разозлился. На себя бы посмотрел! Ворона драная!
- Айс, ты совсем рехнулся? Что происходит?
- Ничего не происходит! Почему должно что-то происходить? Я тебя раздражаю, да? Хочешь, чтобы я ушел? Так и скажи!
Угу. Уже сказал. Ты, mon cher ami, в таком виде, как сейчас, последний раз был я уже и не помню когда. Наверное, когда Эстер уезжала.
Хотел бы я знать, что у тебя опять случилось.
- Не нравится, да?! Тебя я тоже не устраиваю?! Не смей молчать! Я хочу знать, что ты думаешь!
А больше ты ничего не хочешь? Я, слава Мерлину, не гриффиндорец, чтобы говорить тебе «суровую правду». Не нужна тебе правда. Ты и так все знаешь. И пришел ты ко мне не за этим. Во всем, что ты тут орал, главным является слово «тоже».
Кто-то здорово тебя обидел.
Я уверен.
~*~*~*~
- Давай мы сделаем так, - очень тихо и спокойно говорит Фэйт. – Если ты хочешь услышать, что я сейчас о тебе думаю, то ты перестаешь орать, садишься в кресло, вот так, а теперь…
Не умолкая ни на секунду, он очень мягко, но настойчиво усадил меня у своего вечно горящего камина. Что-то говорил, говорил, говорил… И когда я понял, что он не сказал ни одного слова, несущего смысловую нагрузку, мне захотелось плакать. Я мечтал все ему рассказать. Но это было совершенно невозможно. Потому что рассказать ему, что со мной случилось, не объясняя при этом, что собой представляет Кес, - невозможно. Фэйт сейчас единственный человек, к которому я вообще могу прийти. Вот так нагло, по-хамски явиться, нагрубить, разораться и не встретить ничего, кроме понимания.
- Айс, хочешь, я убью того, кто тебя так расстроил? Прямо сейчас. Хочешь?
- С ума сошел?
~*~*~*~
Вот и отлично. Раз от кардинального решения проблемы отказался, значит, сам справится. Интересно, что бы я стал делать, скажи он «хочу»?
Но он бы так не сказал. Потому что, сколько я его знаю, расстроить его по-настоящему могут только очень близкие люди.
А их обычно не убивают.
Только в крайнем случае.
- Дамблдор меня выгнал, - тихо пробормотал Айс, осушив первый бокал вина.
- Совсем?
- Да.
- Ну и что?
Айс тяжело вздохнул и одним махом выпил второй.
- Он сказал, что я – бездарность.
- Ну, знаешь! Он же ненормальный. Мало ли, что он сказал? Могу отвести тебя в Мунго. Там есть целое отделение сумасшедших. Они чего только не говорят. Ты же не станешь всех слушать?
- Ты ничего не понимаешь! Дамблдор – это Дамблдор!
Куда уж мне понимать.
- Он всегда тебя подставлял, Айс.
- Не смей так говорить!
- Это правда. Ты же хотел услышать правду.
- Он единственный человек, который когда-либо по-настоящему мне помогал, Фэйт. Единственный!
Не понял…
- И еще ты.
Вот спасибо! Занятную Айс, однако, мне компанию подобрал. Я и Дамблдор. Вернее, даже наоборот: Дамблдор и я.
Ну и не свинья он после этого? Вот и шел бы к своему полоумному директору плакаться. Так нет! Ко мне явился!
Может, мне тоже его выгнать?
А то совсем обнаглел.
~*~*~*~
Это я зря, конечно, так сказал. Во-первых, Фэйт Дамблдора терпеть не может, еще с первого курса, а во-вторых…
Мерлин, как же мне нехорошо…
~*~*~*~
Я уже понял, что если Айс без предупреждения является ко мне жить на неопределенный срок, значит, дела его плохи. В такие моменты он не любит видеться с Кесом. Это еще в школе было ясно.
Только бы Нарси не доводил.
Все остальное я как-нибудь выдержу.
~*~*~*~
Самое высшее наслаждение - сделать то, чего,
по мнению других, вы сделать не можете.
Уолтер Бэджот.
- Я хочу остаться еще на год.
- Зачем?
Как он смеет разговаривать со мной, будто я напакостивший школьник?!
- Сев, да пошли ты его подальше! Кому нужна эта школа? Поживи хоть немного в свое удовольствие.
- Я так хочу.
- Это все, что ты можешь мне сказать?
- Что еще я должен вам сказать? – в бешенстве зашипел я на него. – Вы и так все прекрасно понимаете! Куда я пойду?
- Этот мир бесконечен, Северус…
- Сев, ему просто нравится тебя унижать! Или ты считаешь, что должность школьного учителя того стоит? Ты что?
- Заткнись, - процедил я сквозь зубы.
- А что он говорит? – мгновенно заинтересовался директор.
- Он говорит, что у меня все получится, потому что никакая я не бездарность, и вообще…
- Хорошо. Еще один год. Посмотрим, как ты проявишь свои таланты. Древних царей нужно слушаться, верно?
Ему смешно?!
- Сев, у тебя была единственная возможность сбежать отсюда! Единственная! За последние несколько лет! Ты ненормальный!
«Возможно, - ответил я ему мысленно, чтобы, не дай бог, Дамблдор не услышал. – Возможно, я и ненормальный, но все равно вышло по-моему».
- Это ты так думаешь.
А вот это я вообще слушать не желаю. У меня и так с детства навязчивая идея, что все мои действия направляются старыми злобными манипуляторами. А это уже мания преследования. Которая, вообще-то, считается болезнью.
Пока буду условно считать, что все вышло по-моему.
На всякий случай.
~*~*~*~
Мои способности и живость
карьеру сделать мне могли,
но лень, распутство и брезгливость
меня, по счастью, сберегли.
Игорь Губерман.

М-да… Все-таки этот мерзкий старик сделал свое подлое дело и задурил Айсу голову основательно. Придется хорошенько проспонсировать эту несчастную школу. Оставлять Айса без присмотра просто опасно.
И вообще, пора мне подумать о возможных вариантах общественно полезной деятельности. Драко растет, и ему будет приятно, если я стану заниматься чем-нибудь популярным и необременительным.
В Министерство мне никогда не хотелось. Сначала из-за отца, а после исчезновения Темного Лорда момент был не очень подходящий. Зато сейчас как раз неплохо можно устроиться. Очень неплохо. И спокойно. Фадж давно у меня в кармане. Причем в самом буквальном смысле. Он практически там живет. В моих карманах. Привык уже. А отвыкать от таких вещей невероятно сложно. Это я точно знаю.
Так что с Министерством особых проблем не было. Работать там я, конечно, не мог, это неприлично, но ведь и необходимости такой нет.
Присмотрел я в их Министерстве интереснейшее подразделение. Комитет по обезвреживанию опасных существ. Невероятно доходное дело. Даже странно, что никто раньше не догадался, какая это золотая жила. И Фадж, конечно, согласился, чтобы я этот комитет курировал. У него просто воображения не хватит понять, зачем мне это надо.
Никто и никогда не узнает, сколько платят мне гоблины за то, чтобы Министерство не трогало их поселения. И вообще не интересовалось их делами.
Никто и никогда не узнает, сколько я получаю с заводчиков, нелегально разводящих драконов, единорогов и прочих запрещенных к разведению, а потому невероятно доходных существ.
А разные сумасшедшие личности, желающие держать дома мантикор и прочую гадость! Это, конечно, измеряется не то чтобы в очень больших суммах, но я не гордый. У всего своя цена. Подобный «домашний любимец» все равно обходится недешево.
А больше мне ничего и не надо. В министры я не хочу. Еще сразу после школы решил, что не хочу. Очень хлопотно. А также неинтересно, опасно и трудоемко. Всегда на виду и во всем виноват. Совершенно не доходно. Вон Фадж как в меня вцепился. Вот пусть он министерским постом и балуется. Все, что мне нужно, я и так от него получу.
Меня сейчас Хогвартс гораздо больше интересует. Дамблдор там развел незнамо что. И учителей у него не хватает, и с должностью преподавателя по защите что-то непонятное происходит. За последние два года восемь преподавателей сменилось. Трое погибли, двое в Мунго, одного так и не нашли. И Дамблдор врал, когда уверял на заседании Попечительского совета, будто не знает, что происходит. «У нас говорят, что должность проклята…» - благодушно заявил он, когда отчитывался в прошлый раз.
Что за ерунда?!
Как проклята? Когда проклята? Кем проклята? Почему она не была проклята, когда мы учились?
«Ну откуда же мы знаем?..» - разводя руками, ответил он.
А глаза хитрющие.
Ничего. На то я теперь и председатель этого Попечительского совета. Непременно разберусь, что там происходит. Тем более, Айса это тоже интересует. Так интересует, что он каждый год подает на эту «проклятую» должность заявление. Очевидно, хочет выяснить опытным путем, куда оттуда можно исчезнуть.
Экспериментатор несчастный. Пора бы ему уже отучиться от этих глупостей.
Как ребенок, честное слово.
~*~*~*~

Жизнь учителя так же мрачна, как первые пять стихов «Илиады» Гомера.
Паллад.
Эпиграмма IV-V вв. н.э.

Пришлось мне заняться факультетом вплотную. Конечно, в ущерб основной моей работе, но, с другой стороны, Кубок Школы стоил того, чтобы потрудиться. Дамблдор сам не рад был, когда мы обошли его любимых гриффиндорцев. И МакГонагалл перестала наконец ко мне цепляться.
Я быстро нашел основные составляющие школьного успеха. Довольно убогие, на мой взгляд. Жалко было тратить на все это время, но деваться некуда. Если будет дисциплина и мы будем выигрывать в квиддич, то Кубок наш. Навсегда. Даже говорить не о чем. Но пока этот рыжий поганец Чарли Уизли не окончил школу, в квиддич мы выигрывать не могли. Ничего. Ушел же он наконец. И Кубок теперь принадлежит Слизерину.
Боже мой! Во что я ввязался?! Квиддич!
Ненавижу эту тупую игру. Все ее участники - хоть раз ударенные по голове бладжером. И по ним это очень заметно.
~*~*~*~
Мне совсем не нравилось происходящее с Айсом. В голове – ничего кроме Хогвартса. Он даже на праздники норовил там оставаться. И на лето.
- Тебя, как председателя Попечительского совета, это должно радовать. Наш факультет теперь всегда на первом месте.
Как председателя Попечительского совета меня это, безусловно, радует. Меня это в ужас приводит как Люциуса Малфоя. А в остальном все нормально.
- Айс, тебе этот проклятый старик все мозги проконопатил.
- Не смей так называть Дамблдора! Ты ничего не понимаешь!
- Это ты ничего не понимаешь. Ты просто не видишь со стороны, во что превращаешься. Я ведь знаю, что ты из себя представляешь. И как учитель, и как декан.
- И что же?
Вот! Хоть стал немного похож на прежнего Айса.
- Скоро станешь законченным синим чулком, - засмеялся я, на всякий случай прикрываясь от него руками.
- Что вы себе позволяете, лорд Малфой? – злобно зашипел он, сверкая глазами. – Если вам, как председателю Попечительского совета, не угодно...
Вот после этих его слов я наконец по-настоящему понял, насколько в действительности сильны произошедшие в нем изменения.
- Как председателю мне все угодно, Айс, - мягко сказал я ему. – Мне не угодно... с других позиций.
- Это с каких же, позвольте узнать?
~*~*~*~
Фэйт наговорил мне столько гадостей, что теперь надолго хватит. Больше я к нему не пойду. Тоже мне, «критик» нашелся. Много ты понимаешь! Бездельник! Это я воспринимаю себя слишком серьезно? Кто бы говорил! Это я разучился смеяться над собой? И вообще смеяться? На себя посмотри!
Да я и не умел никогда. Смеяться.
И ты, между прочим, тоже.
~*~*~*~
Айс обиделся. Сказал, что я интриган, негодяй и бездельник, и если мне не нравится его работа, то я могу поднять этот вопрос официально. А еще сказал, что больше он ко мне не придет, потому что «не к лицу скромному учителю забегать на чаек к самому лорду Малфою».
А я ответил, что к такому лицу, которое у него в данный момент...
Короче, зря я так ответил, потому что, когда дело доходит до «лорда Малфоя», это означает, что он уже плохо себя контролирует. И я прекрасно об этом знаю.
Может, и правда выставить его из Хогвартса? С одной стороны, я почти уверен, что, оставшись там, он совсем рехнется, а с другой - он так расстроился три года назад, когда Дамблдор пытался его выгнать... Неужели ему там нравится?! Сумасшедший дом! Что там может быть хорошего? Шум. Дети. Мне от одного Драко иногда на стену лезть хочется, а там их вон сколько. Кстати, Драко теперь не один. У Крэбба, Нотта и Гойла тоже оказались дети, тоже мальчики и даже ровесники моего сына. Я сначала посмеялся над таким совпадением, а потом вдруг сообразил, что никакое это не совпадение. Айс по этому признаку их и подбирал тогда, чтобы привести в нашу компанию.
Это я себя всегда считал дальновидным. Я и сейчас так считаю.
Но не до такой же степени.
~*~*~*~
Через неделю Фэйт явился сам. Я так обрадовался...
- Что вам угодно, лорд Малфой?
- Мне угодно посмотреть, чем занимается слизеринский декан, гроза запуганных детей и несчастных родителей, в свободное от своей зверской деятельности время.
- А вы уверены, что я обязан вас принимать в собственных комнатах после полуночи?
- Это намек или предложение?
~*~*~*~
- Что? – захлопал он глазами. – Ты совсем рехнулся?
Вот. Лучшая тактика по отношению к детям, психам и просто хамам. Удиви - и они сразу теряют ориентиры.
- Сев! Ты что, не понял? Он тебя любит, – сонно забормотал Гильгамеш с дивана.
- Заткнись, извращенец! – взвизгнул Айс, пятясь от меня к столу и вытаскивая палочку. – Не подходи!
~*~*~*~
Палочку Фэйт доставать не стал, а просто развел руки в стороны и тихо спросил:
- Я могу подойти? Или ты будешь продолжать этот цирк? Помнится, ты даже предлагал мне как-то на тебе жениться. Я подумал и решил согласиться. Только не говори, что ты передумал.
Да, нервы у меня ни к черту...
Я уже и забыл, какие приятные мы проводили с ним раньше ночи за бутылкой хорошего огневиски, которая неизменно появлялась из складок его мантии в самый подходящий момент.
Может, в чем-то он и прав, но я уже ничего не могу изменить. Это мой факультет, и Фэйт должен меня понимать, потому что он лучше всех знает, что такое «мой».
- Ты наивный человек, Айс. Факультет – это понятие, а понятие принадлежать не может. Это не вещь. Ты, конечно, начнешь сейчас меня уверять, что принадлежать может что угодно, но это иллюзия. Ты принадлежишь факультету гораздо больше, чем он тебе, вот в чем беда.
- Почему беда? Возможно, ты прав, но разве это плохо?
- Это хорошо, если ты уверен, что Хогвартс станет просто этапом в твоей жизни, но я боюсь, что это навсегда.
- Не надо загадывать. Даже если это навсегда, то это не худший вариант, верно?
- Верно.
~*~*~*~
Конечно, я согласился. Не худший.
Но один из самых плохих.
К сожалению, нет смысла объяснять ему, что жизнь одна и тратить ее на бестолковых детей, которых он не любит, довольно глупо.
~*~*~*~
Не могу точно сказать, сколько прошло времени, прежде чем я понял, что Дамблдор меня… разыграл. Мой факультет вышел на первое место и прочно на нем держался уже пятый год, а я все переживал, что не оставил школу, когда у меня была такая возможность. Гильгамеш оказался прав. Я жалел о том, что не ушел. Но не мог же я позволить директору просто выставить меня за дверь! Как бы я потом себя чувствовал? Зато я придумал, как уйти с пользой, и попытался соблазнить Дамблдора этой возможностью.
Пятый год я хочу избавить себя от Хогвартса, а Хогвартс - от проклятья Кеса. Безуспешно. Директор не желает.
Должность заклята на меня. Как только я с нее вылечу, проклятье будет снято. Каждый август я подаю ему заявление на эту вакансию. И каждый раз он мне отказывает.
Пока есть подозрение, что Лорд может вернуться, Дамблдор меня не отпустит.
Или просто боится, что я опять во что-нибудь вляпаюсь. Тоже вариант вполне возможный. «Я хочу, чтобы ты был рядом», - сказал мне директор, когда я пытался сбежать от него сразу после исчезновения Лорда. Я ему что – собачка? «Рядом!» И выгонял он меня, точно зная, что никуда я не уйду. Как хочет, так и играет. Неужели мне это нравится?..
С другой стороны, разве мне здесь плохо? Ну, сперва-то было плохо. А теперь даже весело. Привычка опять же. А что мне дома делать? Вон Фэйт капиталы приумножает, школу нашу инспекциями достал, попечитель хренов. Мстит Дамблдору. За свое безрадостное детство. Глупо. Старикан все равно выкрутится.
Но если Фэйта это забавляет - пускай. Мне не жалко.

Конец второй истории

#8 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 06:52

Глава 7. Белые начинают и выигрывают (часть 1)

История безупречно-стратегическая, в которой Альбус Дамблдор наглядно доказал, что наблюдение за процессом гораздо интереснее получения результата, а профессор Снейп не смог ему в этом помешать. Хотя и очень старался.

Я наживляю мой крючок трепещущей звездой.
Луна - мой белый поплавок над черною водой.
Сижу, старик, у вечных вод и тихо так пою,
И солнце каждый день клюет на удочку мою.
Владислав Ходасевич.

Фэйт стоял прямо в холле Гринготтса и орал. Выглядело все это очень странно, потому что я никогда не слышал, чтобы он орал не на меня. И даже не на Нарси, что тоже иногда случалось.
Орал он на гоблинов. И не нравилось мне это даже не потому, что у него будет из-за этого опять болеть горло, а просто потому, что я не понимал ни одного слова. Вот вообще ни единого. А к такому я не привык. Совсем.
- Что случилось, мистер Малфой? – спросил я, подходя к ним.
Фэйт невероятно удивился моему появлению и даже немного смутился, как мне показалось.
- Рад видеть. Какими судьбами, профессор Снейп?
- Да вот зашел по своим делам, а тут такой… спектакль.
~*~*~*~
Я давно привык и к его насмешкам, и к холодному язвительному тону. И я готов это терпеть. Но не сейчас. Лучше пусть даже не начинает.
- Я бы хотел поговорить с вами, Снейп. Если вы закончили здесь свои дела, то не могли бы вы подождать меня на улице? Я скоро выйду.
~*~*~*~
Я подождал, конечно. Уж очень мне стало интересно, что это было. И что это за язык, которого я не знаю. То есть я, конечно, много чего не знаю, но в этом списке уж наверняка нет ничего такого, что знал бы Фэйт. Вот еще.
Язык оказался гоблинский. О чем мне и сообщили через полчаса за обедом в Имении, куда мы аппарировали, как только он вышел из банка.
- Ты знаешь их язык?
Фэйт замялся.
- Вообще-то, нет. Только ругательства. Они очень точно отражают некоторые… коммерческие нюансы.
- Что там случилось?
- Эти счетоводы приняли вклады, делающие банк ненадежным.
Он что, издевается?
- Нормальными словами объясни.
- Они предоставили свои сейфы для хранения каких-то артефактов, и банк попал в категорию риска, - невероятно раздраженно прошипел Фэйт. – Эти… совсем обнаглели!
- «В категорию риска» - это как?
- Айс, ты просто невозможен! Его ограбить могут!
- Так бы сразу и сказал. Ну и что? Это что, твои артефакты?
- Ну что ж ты такой бестолковый?! Мои деньги лежат в банке, который наверняка придут грабить!
- Я тоже всегда говорил, что он идиот, - Гильгамеш появился, как всегда, совершенно неожиданно. – А ты, Люци, все сомневаешься.
И нахамил мне. Тоже как всегда.
Но это все пустяки. Только бы на уроки не приходил. Это даже хуже, чем на обед в Большом зале.
- Откуда ты знаешь про эти артефакты? Чьи они?
Фэйт опять замялся, и мне стало не по себе. Что это за «коммерческий вопрос», о котором он не хочет мне говорить? Он же прекрасно знает, что я ничего в этом не понимаю.
~*~*~*~
О том, что с Гринготтсом могут возникнуть проблемы, мне сказал Кес. Вернее, он ничего мне не говорил, а просто упомянул недавно, между делом, что решил отказаться от их услуг. И Айс это слышал. Но его, естественно, такие приземленные материи не волнуют, а меня чуть удар не хватил. У меня треть капитала в Гринготтсе. Пришлось, конечно, деньги оттуда переводить. Ясно было, что гоблинам это не понравится. Очень забавно наблюдать, как эти маленькие мошенники трясутся над своими привилегиями. Их бюрократические проволочки всегда меня развлекали.
Но не в этот раз.
Мало того, что из-за их безответственности у меня возникло столько неудобств, так они еще и фокусничают.
А вообще - это ужасно.
Гоблины опасаются ограбления!
Куда мы катимся?!
~*~*~*~
- Так кто тебе рассказал про артефакты?
- Я… просто навел справки.
Мне уже надоели его увиливания, и я собирался потребовать объяснений в самой категорической форме, как вдруг услышал тихий дрожащий голосок, пропищавший: «Хозяин - гадкий черный маг!»
Что это?
Мы сидели в столовой одни. Ни Нарси, ни Драко дома не было. Что это может быть? У Фэйта тоже есть… спутники? Может, это астральные двойники тех привидений, которых он уничтожил несколько лет назад, совершенно не подумав о последствиях? Лично я давно привык и к Гильгамешу, и к Духу Воды, смирившись с тем, что мне лучше держаться подальше от любых водоемов, но мне никогда не приходило в голову, что у Фэйта могут возникнуть точно такие же проблемы.
- Что это, Фэйт?
- Да они без Нарси совсем распустились. Не обращай внимания.
- Это домовик? - я просто обалдел от такой наглости. - Фэйт, я не знаю ни одного домовика, который вел бы себя таким диким образом. Почему ты от него не избавишься?
- Мне кажется, что он немного тронулся. Странно даже... Помнишь, я напоил его непонятно чем из твоей колбы? Он еще на столе прыгал. Вот с тех пор у него иногда бывают… приступы откровенности.
- Ну… так тебе и надо. Удивительно, что он вообще выжил. Разве можно поить живность ядом?
- Ты никогда не говорил, что это яд.
- Неизвестная жидкость является ядом по определению.
- Да?
- Хочешь поспорить?
~*~*~*~
Нашел дурака - с тобой о ядах спорить. Но это все равно лучше, чем рассказывать о Гринготтсе. И поэтому я сказал:
- Большей ерунды никогда не слышал.
Все. От дальнейшего участия в беседе я был освобожден. Получасовая лекция о моем моральном облике, умственных способностях и уровне развития позволяла спокойно подумать о том, как же мне в итоге разобраться с гоблинами, чтобы все остались довольны. Потому что ругаться с ними можно до бесконечности, это они любят, а вот ссориться, честно говоря, опасно.
~*~*~*~
- Добби может идти, сэр?
- Конечно, конечно… - рассеянно отзывается Фэйт.
- Добби должен себя наказать, сэр?
- Конечно, конечно…
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
07.07.1991
Кес, почему ты отказался от сейфов в Гринготтсе?
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
08.07.1991
Слышал я, что там появились вклады, делающие банк ненадежным.
Кес.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
09.07.1991
Может быть, подержишь эти вклады у себя?
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
09.07.1991
У меня нейтралитет.
Кес.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
09.07.1991
Кес, тебе же никто не предлагает воевать. У меня есть точные сведения, что Том охотится за камнем. Существует не так уж много мест, где Ник может спрятать свое изобретение.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
09.07.1991
Это точно. С удовольствием посмотрю, как вы с Ником будете отбиваться от Томми. Я не хочу лишать мальчика последнего шанса. Если он обойдет таких зубров, как вы, это лишний раз докажет, что он гений.
Кес.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
09.07.1991
Он убийца, а не гений.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
09.07.1991
Он - жертва вашей образовательной системы.
Кес.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
09.07.1991
Все. Пусть Ник сам с тобой разговаривает!
Альбус Дамблдор.
~*~*~*~
Объективная реальность есть бред, вызванный недостатком воображения.

Нигде и никогда я не получал столько сюрпризов, как в Ашфорде. Сколько раз случалось мне приходить домой и натыкаться на совершенно непонятные вещи!
Совершенно непонятные.
Но такого шока, как 19 июля 1991 года, я не испытывал больше никогда. Потому что ничто в этом мире не могло бы произвести на меня большего впечатления: ни Гильгамеш, ни Дух Воды, ни Дамблдор, ни Кес, ни Темный Лорд ни Дьявол, ни Поттер.
Это попросту невозможно.
Обговорив с Фэйтом бездну каких-то пустяков, связанных с поступлением Драко в Хогвартс, я наконец отвязался от этого не в меру заботливого папаши и прямо из его кабинета аппарировал в свою ашфордскую библиотеку.
Что со мной случилось, я сообразил не сразу, и сколько прошло времени, прежде чем я обнаружил себя лежащим на траве под открытым небом, точно сказать не могу.
Но, судя по всему, немного. Возможно, несколько секунд.
Меньше всего окружающий ландшафт был похож на мою библиотеку.
Я сел и огляделся. Прямо у меня за спиной находилась опушка леса, на которой возвышались пять так хорошо знакомых мне еще с детства огромных сосен.
Меня бросило в жар, потом в холод, потом… Потом я понял, что со мной произошло, и стало мне так плохо, как не бывало еще никогда в жизни.
Это, безусловно, был мой лес. Кроме сосен на опушке, я прекрасно узнал и все остальное. А вот замка на месте не было. Аппарировав в библиотеку, я оказался на земле, грохнувшись неизвестно с какой высоты. От Ашфорда не осталось никаких следов. Даже трава, на которой я сидел, не выглядела примятой, хотя теоретически – откуда здесь вообще быть траве, если замок стоял?
Вывод напрашивался один: никакого замка здесь никогда не было.
Я встал на четвереньки и, совсем ничего не соображая, начал шарить руками по траве. Ни одного логического объяснения я, естественно, там не нашел.
И нелогического тоже.
Происходящее вообще не поддавалось никаким объяснениям.
Я нащупал в кармане волшебную палочку и попытался успокоиться.
Получилось плохо.
Вернее, совсем не получилось.
Интересно, а что бы на моем месте сделал Фэйт? Если бы он вот так шлепнулся на траву, аппарировав к себе домой?
Однажды мне это помогло...
Так что бы он сказал? Уж точно не стал бы, как слепой, шарить руками по сухой траве в поисках объяснений.
Он бы встал…
Я встал.
Отряхнулся бы...
Я дрожащими руками разгладил мантию и безуспешно попытался вздернуть подбородок. Когда-то у меня неплохо получалось, но я не изображал Фэйта уже лет десять и показывать вибрацией подбородка пренебрежение к окружающей действительности порядком разучился.
И сказал бы…
Что бы он сказал?
«Прелесть какая!» - вот что бы он сказал.
- Прелесть какая, - неуверенно произнес я. И, кажется, всхлипнул.
Все это показалось мне на редкость неубедительным и фальшивым.
Подумав еще пять секунд, я пришел к выводу, что Фэйт бы так не сказал.
Ну же!
Я попытался отыскать в перепуганном сознании остатки воображения, которое от таких поворотов совсем заклинило, и понял, что делаю большую ошибку. Я вовсе не должен изображать Фэйта сам. Мне всего лишь нужно его представить.
Вот Фэйт стоит на траве, вот оглядывается, подняв брови, и говорит:
- Совсем обнаглели! Айс! Они что, замок целиком уволокли в свой отдел по контролю незнамо за чем? Им мало, что они в мои подвалы как к себе домой ходят?
Я повалился обратно на траву и начал истерически смеяться.
Да уж. В этой ситуации Фэйт мне не поможет. Ему проще. Его вообще невозможно ничем смутить. Он бы именно так и решил. Что Имение конфисковали авроры. Для исследования «самопроизвольно меняющихся пространственных форм подвальных помещений» в лабораторных условиях.
Мой смех все больше напоминал истерику, и я заставил себя успокоиться. Точка зрения Фэйта на подобную проблему мне явно не подходила. Я-то не побегу в Министерство требовать, чтобы мне вернули Ашфорд. Потому что, во-первых, там никто не знает, что это такое, мой замок у них не числится, а во-вторых, ну кто мне там сможет помочь его вернуть, если даже я сам, являясь его единственным хозяином, понятия не имею, куда он делся?
Бред какой-то.
Я для порядка огляделся еще раз, уверился на всякий случай, что это именно мой лес, именно с моими соснами на опушке, и дезаппарировал обратно в Имение.
~*~*~*~
Что-то мне это совсем не нравится.
Такого быть не может.
Замок ненаносимый.
Куда он мог деться?
Никуда.
Я уверен.
Значит, Айс либо ошибся с аппарацией, чего с ним никогда раньше не случалось, либо…
А вот об этом даже думать не хотелось.
- Айс, ты напутал что-нибудь, - сказал я ему, слегка похлопав по спине. – Давай попробуем вместе. У нас обязательно получится.
~*~*~*~
Я все прикидывал и так и эдак, но у меня не получалось даже приблизительно представить, что могло произойти. Кес говорил, что «придуманное одним человеком другой всегда постигнуть может». Теоретически, я был с этим согласен. Но данная ситуация никакому «постижению» не поддавалась.
- Айс, - Фэйт настойчиво тряс меня за плечо и выглядел обеспокоенным.
- А?
- Я говорю, давай попробуем вместе.
- Что попробуем?
- Аппарировать в Ашфорд. Я уверен, что ты просто что-то перепутал.
Перепутал?
Я?
Он что, издевается?
Да меня этот замок принял бы, даже если бы я перепутал все на свете и аппарировал туда в бреду. Ашфорд сам бы меня «поймал». Это одна из его особенностей. Мне, по большому счету, достаточно просто пожелать там оказаться. В том-то и состоит весь ужас случившегося. Если я туда не попал, значит, его нет. Вообще нет.
А трава, растущая на том месте, где он якобы стоял, наводит на мысль, что такого замка никогда и не было.
Хоть то утешительно, что Фэйт тоже знает об Ашфорде. А то как сказал бы сейчас: «А что это такое?» - и все. Можно переселяться в Мунго. Навсегда.
Может, это трикстеры так развлеклись? Дух Воды тогда ведь не всех с собой забрал. Нет-нет да попадется что-нибудь на редкость мерзкое. То в темном углу, то в шкафу, то в гробу, то под кроватью…
Но ведь Фэйт, если упрется, так просто уже не отвяжется.
- Хорошо. Только не в спальню. Я не хочу опять падать. Давай на Тревес.
~*~*~*~
Удивляться мне особо не пришлось. Тревес оказался на месте, а около заваленного пергаментами стола стоял Кес и с озабоченным видом разглядывал какой-то свиток. Пергаментами был занят целиком не только огромный стол, но и практически весь пол до линии Раздела.
- Кес, что это? – спросил я, чтобы дать Айсу хоть немного времени прийти в себя.
- Вот думаю, можно ли это Хлюпу скормить.
Хлюпа этого я, конечно, видел. Специально, помню, приходил посмотреть несколько лет назад. Премилое создание. За что Айс его так люто ненавидит, понять совершенно невозможно. Я решил, что он попросту ревнует Кеса. Айс вообще очень ревнивый. Когда я первый раз к нему приезжал после второго курса, он все своих родственников от меня отгонял. Один раз даже с топором. Вот и к Хлюпу наверняка просто ревнует. Уже сколько лет этот странный зверек всегда сидит у Кеса на плече и урчит как кошка. А однажды, года два назад, он плакал. Я точно видел. Кеса не было почти неделю, я зашел, а Хлюп лежит на спинке дивана и скулит. Я ему тогда из своей библиотеки свод запрещенных заклятий одиннадцатого века принес. Зачем мне такое старье? А он съел и заурчал. Вот только где у него рот, я так тогда и не понял.
- Кес! Он за девять лет весь дом обожрал. И не только наш.
- Не преувеличивай, Севочка, не преувеличивай. Обедать будете?
~*~*~*~
Я не знал, что спрашивать у Кеса. Замок стоял на месте, и начинать с ходу утверждать, что час назад его тут не было, - выставить себя полным идиотом.
Я с трудом дождался конца обеда, проводил Фэйта, а сам остался доказывать Кесу свое слабоумие. С успехом, надо сказать.
- Кес, ты чего такой довольный? – начал я издалека, потому что, наблюдая его прекрасное настроение весь вечер, пришел к довольно мерзким выводам.
Если ему удалось переместить мой замок, значит, я здесь больше не хозяин. То есть он мог сидеть в Ашфорде столько лет для того, чтобы определить, каким образом…
- Сегодня, Севочка, замечательный день, просто замечательный.
- И чем он такой замечательный? – недовольно проворчал я.
Мне сразу стало невероятно стыдно за свои подозрения. Кес-то, по всей видимости, ничего скрывать не собирался.
Только ведь я опять не пойму, о чем речь.
Спорить могу, что не пойму.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
19.07.1991
Я согласен.
Клаус Каесид, Старейший Князь.
~*~*~*~
Кес сказал, что замка действительно не было. Минут сорок не было. Кто ж знал, что я именно в это время явлюсь?
С одной стороны, это все форменное безобразие.
А с другой - я был здесь последний раз восемь дней назад, и рассчитать, что мне захочется домой именно в эти сорок минут, Кес никак не мог.
- Как ты это сделал, Кес? Ты ведь говорил, что замок подчиняется только Хозяину. А Хозяин здесь я. Или уже нет?
- Конечно ты, Севочка. Мои сегодняшние успехи никакого отношения к наследственности не имеют.
- То есть? Ты перенес мой замок без моего ведома, хотя теоретически никто, кроме меня, не может этого сделать?
- Я не переносил.
Что-то в его довольном тоне говорило, что он даже не смеется надо мной. Я сразу ему поверил.
Он не переносил.
Потому что там росла трава.
Тогда что, ради Мерлина, он сделал?
- Кес, что это было?
- Я решил свою задачку.
- Как?
На самом деле я ничего не понял. Вообще. А вопрос задал по инерции.
- Очень просто, - радостно заявил Кес. - Для начала берем безвоздушное пространство и откачиваем оттуда вакуум...
- Делаем что?
- Вот как только ты, Севочка, поймешь, как можно откачать вакуум из безвоздушного пространства, так перейдем к дальнейшему. А пока - извини.
Он явно сильно преувеличивает мои умственные способности. Прежде чем понять, как «откачивать вакуум из безвоздушного пространства», мне было бы неплохо хоть теоретически представить, как Кес смог это безвоздушное пространство «взять».
Я всю ночь думал и к утру решил, что это все-таки шутка. Не такой уж я тупой, как ему бы хотелось. Вакуум из безвоздушного пространства откачать нельзя, потому что...
Ему просто нравится делать из меня идиота!
~*~*~*~
Когда ваш ребенок собирается идти в школу – это страшно.
Можете мне поверить.
Я практически все лето только тем и занимался, что рассказывал Драко о том, каких он встретит там людей, как следует с ними себя вести, что можно говорить посторонним, а чего нельзя, среди кого можно заводить друзей, а кого необходимо игнорировать.
Оставшееся время у меня уходило на то, чтобы успокаивать Нарси.
Еще в начале лета стало ясно, что в Дурмштранге нашему сыну не учиться, хотя лично мне так было бы намного удобнее. Хуже Дамблдора ничего придумать нельзя. Но Нарси разрыдалась, когда я сказал об этом, и вопрос был закрыт. В какой-то степени она права. Хогвартс намного ближе. Да и Каркаров - редкий негодяй. Я два года не позволял Айсу сдать роквудскую сеть. Если бы Роквуд и его ребята сохранили свои посты, ни у кого из нас после исчезновения Лорда не было бы таких проблем с Министерством. Этот трусливый предатель, безусловно, еще свое получит. Хотя Дамблдор, конечно, хуже. Но Айс категорически встал на сторону Нарси, а с ними обоими мне все равно не справиться.
Таким образом, вопрос о том, что Драко поедет учиться именно в Хогвартс, мы решили еще в начале июня, а оставшиеся три месяца я должен был объяснять Нарси, что школа - это не тюрьма, никто там Драко не обидит, не изувечит и не убьет.
«А если он не попадет в Слизерин?»
«Переведем в Дурмштранг».
«А если он захочет играть в квиддич?»
«Купим новую метлу».
«А если программа окажется для него слишком трудной?»
«Выпорем».
«Люц! Ты бессердечное животное!»
И так все лето.
~*~*~*~
Вчера в нашей лаборатории спаривали слона и хомячка.
Не ради эксперимента, а просто так, позырить.

- В этом году, Северус, Гарри Поттер поступает на первый курс. Ты помнишь?
Еще я буду следить за маггловским детством этого щенка с железным лбом! Дамблдор иногда такие странные вещи говорит… И с такой убежденностью.
- Я слушаю вас внимательно, господин директор.
- У Фламеля сейчас как раз начались проблемы, Северус.
А при чем тут я? Я Фламеля видел один раз, почти десять лет назад, и он мне не понравился. Я к этим «старым приятелям», которых уже четверо, никакого отношения не имел, не имею и не желаю иметь в будущем. Категорически.
Стоп. А Поттер тут с какого бока? Ничего не понимаю.
- Кто-то пытался похитить философский камень, Северус. Ты понимаешь, что это значит?
Ого!
- Он что, его дома держит? – ляпнул я, не успев подумать.
- Да. Держал. А теперь, я так думаю, нам придется спрятать его в школе.
- Кого? Фламеля?
- Камень, Северус, - пропустив мой выпад мимо ушей, спокойно ответил Альбус. – Камень.
- А сейчас он где? Все еще у него дома? Или уже здесь?
- Сейчас он в Гринготтсе.
В этот миг я все понял.
«Они предоставили свои сейфы для хранения каких-то артефактов, и банк попал в категорию риска!»
Так вот о чем говорил Фэйт. Но Фэйт не мог знать про Фламеля. Кто рассказал ему о камне? Кес. Вот в чем дело! Поэтому-то Фэйт и свернул разговор. Он не хотел говорить мне, что его предупредил именно Кес.
Но это все очень странно. С какой стати Кес станет рассказывать Фэйту о том, что задумали его «старые приятели»? Он и мне-то никогда об этом не рассказывает.
Стоп. Кес в июне сказал нам с Фэйтом, что решил отказаться от услуг Гринготтса. Мне тогда в голову не пришло заинтересоваться этим фактом. А Фэйт, конечно, сразу обратил внимание. На то он и Фэйт.
«Мои деньги лежат в банке, который наверняка придут грабить!»
- Гринготтс ограбят, - сказал я Альбусу. – Совершенно точно ограбят.
Фэйт никогда не ошибается. А если еще и Кес...
- На это вся наша надежда, Северус.
Что?
- Вы надеетесь на то, что камень украдут?!
- Там такая система охраны, что грабитель непременно попадется. Узнаем, кто это.
- А почему вы начали разговор с Поттера?
- Потому что не очень хорошо все складывается, Северус. И Гарри поступает в школу, и камень спрятать негде, кроме как здесь. А за камнем с июня идет настоящая охота.
- Вам совсем неизвестно, кто «охотник»?
- Я думаю, что это Волдеморт.
Меня, как всегда, передернуло от этого дикого имени, но директор не обратил внимания. В этот момент до меня наконец дошло, что именно мне пытаются тут объяснить.
- То есть вы собираетесь свести их обоих в Хогвартсе и посмотреть, что получится?
- Ну что ты такое говоришь, Северус! У меня просто нет другого выхода.
Ах, у тебя нет другого выхода?! Это я тут «экспериментатор»? Ну, знаете ли!
- И что вы от меня хотите?
- Я просто предупредил тебя. На всякий случай. Будь, пожалуйста, повнимательнее.
- Я могу идти?
- Да, конечно.
У меня просто слов нет!
Даже нецензурных!
Нам здесь только полумертвого Шефа и не хватало!
Драко, между прочим, тоже на первый курс поступает.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
28.07.1991
Альба, если уж вы уговорили меня участвовать в ваших авантюрах, то это вовсе не значит, что я позволю вам использовать Севочку без его ведома. Или ты полностью вводишь его в курс дела, или это делаю я и он перестает тебе верить, или я в этом твоем безобразии не участвую. Я, конечно, вам с Ником обещал, но ведь могу и передумать. Репутация честного человека мне ни к чему. В моем случае это скорее несчастье.
С уважением,
Клаус Каесид, Старейший Князь.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
28.07.1991
Кес, будь справедлив, я его не обманывал. Безусловно, я все ему расскажу, раз ты считаешь это необходимым. Мне без него не справиться. Хотя я и не вижу смысла обременять его ненужными подробностями, но раз таково твое требование, то, разумеется, я согласен.
Альбус Дамблдор.
~*~*~*~
Кес ничего не сказал. Выслушал молча. Здорово расстроился, как мне показалось, и обещал «разобраться». Так как я не был уверен, от чего именно у него так резко испортилось настроение, то мне ничего не оставалось, как раскланяться.
Правда, дальше собственных подвалов я не ушел, работа всегда отвлекала меня от мрачных мыслей, но ведь дело не в этом. Все вместе было крайне неприятно. И то, что Дамблдор так откровенно пытается подставить мальчишку, и то, что я опять не получу должность преподавателя по защите от Темных искусств. Директор еще весной нашел на это место какого-то восторженного балбеса. Я, правда, его не видел, но говорили, что он совсем молодой, наивный и глупый.
Не очень-то все это красиво.
~*~*~*~
В начале августа Гринготтс все-таки пытались ограбить. Гоблины уверяли в печати, что ничего похищено не было, но меня это уже совершенно не касалось. Моего золота к тому времени там не было. Только на текущие расходы. И то символические. Так я понял, что гроза прошла мимо, потому что предмет, за которым охотились грабители, хозяева предусмотрительно забрали из сейфа еще накануне.
Но шум поднялся невероятный.
Во-первых, до этого случая считалось, что Гринготтс ограбить невозможно, а во-вторых, совершенно невероятным представлялся тот факт, что грабитель свободно «вошел» в банк и свободно оттуда «вышел».
Теоретически, это, конечно, возможно. Теоретически возможно все. Но какой же силы должен быть темный маг, чтобы это осуществить! Лично я знал таких двоих.
Общественность знала одного. На следующий же день поползли слухи, что к ограблению причастен Темный Лорд.
Это, конечно, полная ерунда. Если бы Шеф хоть как-то проявился, то метка бы среагировала на него. Были бы у него силы грабить банк, он и до нас бы добрался. Я уверен.
Таким образом, возможность участия в этом деле нашего Лорда я отмел практически сразу. Оставался Кес. Но ведь Кес сам предостерег меня от этого ограбления. Он сам собирался отказаться от услуг Гринготтса. Стал бы он вслух рассуждать об этом при Айсе? Очень сомнительно.
Это не Кес.
Тогда я не знаю, кто это. И не уверен, что попытки не возобновятся. Так что лучше я буду держаться от нашего банка подальше.
Как Айс говорит, «на всякий случай».
~*~*~*~
- В центре я попросил бы вас прорезать мне окошечко.
- Это, наверное, забавно - из того мира взглянуть на этот...
- А сзади я попросил бы вас прорезать мне дверь.
- Первый раз вижу, чтобы покойника готовили
к такой активной загробной жизни.
Из кф «Человек с бульвара Капуцинов».

Все-таки Альбус жестокий человек. Этот несчастный парень и так заика. С другой стороны, куда же такому недоразвитому деваться? А так хоть при деле.
Фамилия его была Квиррелл. Весной я его не видел, но говорили, что за лето он сильно изменился. Стал заикаться, беспрерывно моргать правым глазом и зачем-то носить на голове сиреневый тюрбан. В общем, вид у него был совершенно идиотский. Ах, да. От него еще воняло чесноком. Говорили, будто у него была «история с ведьмой». Это бы еще полбеды. У кого из нас не было «истории с ведьмой»? У всех была. У многих даже не одна. Никто же не заикается. Но в довершение своих бед, еще не оклемавшись от «истории с ведьмой», этот Квиррелл встретил в Черном лесу вампира и теперь боялся, что тот придет с ним «доразобраться».
Я очень смеялся.
По многим причинам.
К сожалению, пригласить посмеяться со мной за компанию было абсолютно некого. Разве что Дамблдора. Но он такого «юмора» не одобрил бы. Так что я никого не пригласил и посмеялся в одиночестве, провожая взглядом это недоразумение, чуть ли не вприпрыжку покидавшее кабинет директора.
Мы с Альбусом остались вдвоем и, по старой привычке, несколько секунд просто молча смотрели друг на друга, как бы «настраиваясь» на разговор. Даже для общения с Фэйтом и Кесом мне всегда требовалось больше слов. Природу этой странности я так до сих пор и не постиг.
За десять лет, что я проторчал в Хогвартсе, преподавателей по защите от Темных искусств сменилось великое множество, и я привык на каждого из них смотреть как на очередную жертву двух старых «шутников». Но на этот раз все оказалось несколько сложнее.
- Я пришел к выводу, Северус, что раз я рассчитываю на твою помощь, то необходимо полностью ввести тебя в курс дела, - мягко произнес директор, когда мы всласть нагляделись друг на друга.
Мудро. Если «рассчитывает», то неплохо было бы «ввести».
- У нас намечается очень беспокойный год.
Пауза, последовавшая за этим «радостным» сообщением, явно затягивалась.
Ну, говори уже Или ты ждешь, что я выскажусь сам?
Не дождешься. И не надейся.
- Как ты знаешь, Гарри Поттер поступает учиться в Хогвартс, и, прежде всего, мне бы хотелось, чтобы мальчик держался подальше от того, что у нас тут будет происходить.
Очень смешно.
А по-другому-то никак нельзя вопрос решить?
- А может быть, вашему мальчику не стоит учиться именно здесь? – спросил я так безразлично, как только смог. - Отправьте его куда-нибудь подальше.
Он настолько быстро все понял, что мне стало противно.
- Гарри будет учиться здесь, Северус. Мне жаль, если тебе это неприятно, но данный вопрос обсуждению не подлежит.
Ну конечно. Не подлежит. И почему я не удивляюсь? Кого мы только не учим. Оборотней, потенциальных маньяков, убийц, гигантов, любых бестолочей, несчастных сироток и, наконец, непонятно как выживших мальчиков.
А между прочим, среди наших одно время упорно велись разговоры о том, что Темный Лорд в этого ребенка попросту переселился.
Вот радости-то будет, если это правда…
- Я вас понял, господин директор.
Потом мы долго сидели, пили чай, он говорил, а я слушал, заставляя себя верить, что это не кошмарный сон. Поверить было сложно, я снова наливал чай и снова слушал…
- Вы сами это придумали?
- Мы это втроем придумали, - весело ответил он.
Зачем я спрашивал? Три «старых приятеля» расставили ловушку для четвертого. Такую приманку положили, что «четвертый» придет обязательно. Если уж даже в Гринготтс залез, так и до Хогвартса непременно доберется, чего уж там.
Только почему это надо в школе делать, а?
- Вам школу не жалко? Тут все-таки дети.
- Северус, ничего не случится. Я просто прошу тебя приглядывать за Гарри.
Ну уж нет. Я лучше за Квирреллом «пригляжу». Так надежнее будет. А с Поттером они пусть сами разбираются.
Остаток ночи я варил костерост для лазарета. И думал, думал, думал…
Альбус сказал мне правду. Причем, против своего обыкновения, всю правду. Я прекрасно знаю, когда он «недоговаривает».
Тот факт, что на этот раз он «договорил» все, немного меня пугал. Потому что игру, судя по всему, директор затеял нешуточную, и я действительно был ему «очень нужен». А ничем хорошим это не кончится по определению.
Расклад на настоящий момент мы имели следующий: если до попытки ограбления Гринготтса у трех «старых приятелей» еще были сомнения по поводу личности предполагаемого грабителя, то сейчас уже никаких сомнений нет. Они абсолютно убеждены, что за камнем охотится именно Темный Лорд.
Лично мне это представлялось весьма маловероятным, но кто из них станет меня слушать.
Еще до ограбления они сделали совершенно немыслимый ход. Как только Кес согласился спрятать камень в Ашфорде, в сейф Гринготтса положили специально созданную по такому случаю Фламелем фальшивку. Дамблдор поручил Хагриду «камень» забрать. Найти более заметную фигуру для передислокации «камня» в Хогвартс было просто невозможно. Сообразив, что посещение Хагридом банка было связано не только с Поттером, и порасспросив гоблинов, потерпевший неудачу грабитель, естественно, понял бы, что «камень» отправился в Хогвартс.
На этом этапе мы сейчас и находимся. Абсолютно для всех дело выглядит так, будто Фламель попросил Дамблдора спрятать философский камень в школе. Только три старых авантюриста знают, что это фальшивка. И я. Больше мы, строго говоря, не знаем ничего. Но Дамблдор совершенно уверен в ряде очень спорных, на мой взгляд, «фактов».
Он уверен, что за камнем охотится именно Темный Лорд.
Он уверен, что это как-то связано с беспрерывно заикающимся и дергающим глазом Квирреллом.
Он уверен, что Шеф явится за камнем в Хогвартс.
Он, наконец, абсолютно уверен, что наш Лорд до камня непременно доберется, и видит единственный выход в полной дезориентации несчастного грабителя.
Мы все, в свою очередь, развернем бурную деятельность по защите «философского камня», и, когда Шеф все-таки до него доберется, на финишной прямой его будет поджидать искренне возмущенный таким коварством директор Хогвартса.
Сказать, как сильно мне все это не нравится?
Или можно не говорить?
У нас будут очень большие неприятности. У всех. Гарантирую. И не поймают они никого. Только бардак в школе устроят.
Хотя, с другой стороны, лучше уж здесь, чем у меня в замке. Кес зря на все это согласился. Мало к нему Лорд убийц подсылал? Доиграется.
~*~*~*~
Кто бы знал, как я не люблю ходить по магазинам! Но Драко прислали такой огромный список разной чепухи, якобы необходимой первокурснику, что увильнуть от этой «почетной» обязанности мне никак не удалось. Хотя я пытался.
Пока ему подгоняли мантии, я с горя отправился за учебниками, а вернувшись, обнаружил, что Нарси уже купила волшебную палочку. Это означало, что мне придется посещать магазин Олливандера еще раз, и настроение испортилось окончательно. Драко упорно требовал метлу, которую все равно нельзя было везти в школу, потом сошлись на филине, в общем, это был весьма неприятный день.
А к вечеру явился очень расстроенный Айс, пытался ругаться, но как-то вяло, а потом вдруг разразился бесконечным монологом о «придурочных искателях приключений на одно место, причем не только на свое собственное». Первые минут пятнадцать я еще старался вникнуть в суть вызвавших такое бурное возмущение событий, но ничего не понял и, кажется, задремал.
Когда я проснулся, уже светало. Айс мирно посапывал в соседнем кресле. Я уложил его на диван и пошел будить Драко. Важно было отправиться менять его волшебную палочку до того, как проснется Нарси. Если повезет, то она и не узнает.
~*~*~*~
Я возненавидел этого ребенка с первой секунды, как его увидел.
С первой секунды, как увидел его в Большом зале на распределении.
Наглое четырехглазое чудовище.
Я даже не мог внимательно следить за новичками, попадающими на мой собственный факультет, так злило меня его присутствие. Как же он похож на своего тупого папашу! Вот спорить могу, что тоже с грязнокровкой свяжется. Даже интересно будет проверить, окажусь я прав или нет.
- Балстроуд, Милисента!
Ой. Я даже нервно сглотнул. От этой толку не будет.
- Слизерин!
Тьфу.
Интересно, о чем сейчас Драко думает? Уж точно не боится так, как Фэйт боялся. Мы ему все уши прожужжали, что если не туда попадет, то в Дурмштранг отправится. А там пусть только Каркаров попробует что-то не так сделать, мы ему вмиг башку открутим.
Так…
- Гойл, Грегори!
Естественно, ко мне.
- Крэбб, Винсент!
Отлично. Вот на вид совсем дурные, а все равно наши клиенты, чего уж там.
- Лонгботтом, Невилл!
Это еще что такое? Это что, тот самый?..
Только не ко мне!
Убью.
Вот просто-таки в первую ночь придушу своими руками, дрянь трусливая.
- Гриффиндор!
Вот и отлично. Куда еще с такой наследственностью? Ну и набор у них в этом году. Впрочем, и у меня не лучше. Но хоть свои.
- Малфой, Драко!
И не бежит вовсе, как остальные, а вышагивает, задрав подбородок, с невероятно важным видом. Шляпа, даже не успев толком коснуться его головы, тут же заорала:
- Слизерин!
Драко выглядел очень довольным. Боюсь, что я тоже. Какие мы, однако, с Фэйтом молодцы. С нами она еще торговалась, а нашему мальчику только надели - и порядок.
Мы все сделали правильно.
И Драко тоже.
Хороший ребенок.
Наш.
В полном смысле этого слова.
- Нотт, Теодор!
И почему я не удивляюсь?
- Паркинсон, Панси!
Забавная девчушка.
- Поттер, Гарри!
- Тот самый Гарри Поттер? – понеслось со всех сторон.
Ну, начинается! Не успел появиться, уже в центре внимания. Отвратительное создание, от которого просто за милю разит испугом. Если бы окружающие могли чувствовать это так, как я, то восторженных поклонников у мистера Поттера явно бы поубавилось.
Много бы я дал, чтобы узнать, что ему говорила наша шляпа. Наверняка тоже на что-то уговаривала. Учитывая, что она обычно уступает, то уговаривала она его не на Гриффиндор. Естественно, он попал именно туда. Куда ему еще? К Флитвику – ума нет, к Спраут – прилежания, ко мне… О, если бы ты попал ко мне, мальчик, я бы из тебя в первую же ночь заику сделал.
Так что тебе сильно повезло. Мистер Гарри Поттер.
Ну, я тебе устрою, маленькая поганка.
Ты меня сразу запомнишь!
И навсегда.
Если еще не запомнил.
Я к тебе по ночам приходить буду.
В кошмарах.
~*~*~*~
Драко, конечно, попал в Слизерин, он же мой сын. Так я и не понял, почему Айс по этому поводу волновался. Как будто Малфой может попасть на другой факультет. Все на своих местах. И Нотт, и Гойл, и Крэбб. По-другому и быть не могло.
~*~*~*~
Первая неделя выдалась совершенно сумасшедшая. Мы якобы охраняли якобы философский камень. Работа была пустяковая, но меня раздражала ее бессмысленность.
И раздражала сильно.
К созданию «защиты» Альбус привлек всех четверых деканов. В помощь нам одолжил у Хагрида какое-то трехголовое чудовище (сам Хагрид уверял, что это собака), которое засыпало от звуков любого музыкального инструмента и просыпалось от тишины. К моему невероятному удивлению, «защищать» камень явился и сам «виновник торжества». Господин Квиррелл любезно предоставил тролля.
Я посмеялся.
Надеюсь, что Альбус тоже.
Я так злился, что придумал нерешаемую логическую задачку. Скажу сразу, что Дамблдор вычислил мой саботаж месяца через два и категорически приказал сделать этап проходимым. Выхода не было. Пришлось сильно все упростить.
А жаль.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
03.09.1991
Северусу я рассказал все как есть, и он согласился мне помогать. На данный момент мы полностью готовы. Будут новости – сообщу.
Альбус.
~*~*~*~
- Поттер, выйдите из класса!
- За что?
- За дверь!
- Почему?
- По полу!
Старый анекдот.

- О, да, Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.
Как же меня порадовала его вытянувшаяся физиономия!
Я с тоской оглядел класс. Как всегда, ни одного лица со следами интеллекта. Год от года ничего не меняется. Даже Драко, если в Фэйта пойдет, в чем я не сомневаюсь, зелий варить не сможет, чего уж там.
- Поттер, что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни?
Сейчас мы узнаем, такой же ты тупой, как твой отец, или еще не все потеряно.
- Я не знаю, сэр.
Конечно, ты не знаешь. Потому что ты идиот. И чем быстрее ты это поймешь, тем для тебя же лучше.
- Так, так… Очевидно, известность – это далеко не все. Но давайте попробуем еще раз, Поттер. Если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать?
Лохматая девчонка - кажется Гермиона Грейнджер - изо всех сил тянула руку, но уж на нее-то мне точно было плевать.
- Я не знаю, сэр.
Ну как так можно?! Если эта бестолочь претендует на свою исключительность, то нельзя же совсем ни черта не делать!
- Похоже, вам и в голову не пришло почитать учебники, прежде чем приехать в школу, так, Поттер?
Он смотрит мне в глаза. Наглое четырехглазое чудовище.
Нельзя!
Если я буду так его ненавидеть, то еще превращу ненароком в гадость какую-нибудь. Альбус с ума сойдет. Он и так с посеревшим лицом ждал, пока шляпа с этим щенком торговалась.
- Хорошо, Поттер, а в чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха?
Лохматая девчонка, не в силах сидеть спокойно, вскочила с места, продолжая тянуть руку к потолку.
Ни одной мысли в голове у этого балбеса не было. Ну не единой.
- Я не знаю, - тихо пробормотал он. – Но мне кажется, что Гермиона это точно знает. Почему бы вам не спросить ее?
Раздался смех. Поттер растерянно оглянулся и снова уставился на меня, демонстрируя полное непонимание.
Идиот. А чего я, собственно, ждал? Можно было и не проверять. Ни мозгов, ни честолюбия, только шуточки дебильные. Глупости это все. Зря Альбус на что-то надеется. Не будет здесь толку.
- Сядьте! – рявкнул я на лохматую девчонку, которая, казалось, сейчас взлетит, так она тянула руку. – А за ваш наглый ответ, Поттер, я записываю штрафное очко на счет Гриффиндора.
Разбив учеников на пары, я велел им варить простейшее зелье от фурункулеза. Сущей мукой было наблюдать, как это стадо криворуких недоумков пытается взвешивать листья крапивы или толочь в ступках змеиные зубы. Только у Драко, как ни странно, хоть что-то получалось. А скорее всего, ничего у него не получалось. Не лучше, чем у других. Но мне невероятно нравилось видеть его в классе. Может быть, потому, что он был так похож на Фэйта. Хотя бы внешне. А может быть, потому, что ему тоже нравилось у меня на уроке. Его вид, когда он варил рогатых слизняков, настолько выбил меня из реальности в далекое прошлое, что я даже подошел поближе, дабы успеть перехватить его руку, если он сделает что-нибудь не так. Но он, в отличие от Фэйта, все делал правильно, и мне пришлось отгонять иллюзию, что вот сейчас он поднимет на меня совершенно растерянный взгляд и прошепчет: «Айс, что это за ерунда тут сварилась? Разве она должна быть такого цвета?»
В этот миг кабинет наполнился зеленым дымом, а раздавшиеся вопли окончательно вернули меня в настоящее.
Убить того, кто это сделал.
Лонгботтом.
Урод безрукий.
Как можно расплавить котел на первом же уроке?!
У половины класса вытекшее зелье прожгло дыры в ботинках, и через секунду все забрались с ногами на стулья.
Самого Лонгботтома окатило этим варевом, руки его мгновенно покрылись красными волдырями, и он заревел в голос, потому что это больно, я думаю.
- Идиот! Как я понимаю, прежде чем снять котел с огня, вы добавили в зелье иглы дикобраза?
У этого рыдающего недоумка даже нос покрылся прыщами.
Гриффиндорцы! Тупой сын тупых авроров! Разве люди с нормальными мозгами станут аврорами?
- Отведите его в больничное крыло, - приказал я Финнигану, а когда они вышли, вдруг вспомнил, кто на этом курсе будет теперь всегда во всем виноват. – Вы, Поттер, почему вы не сказали ему, что нельзя добавлять в зелье иглы дикобраза? Или вы подумали, что если он ошибется, то вы сами будете выглядеть умнее? Из-за вас я снимаю еще один балл с гриффиндорского факультета.
Он открыл рот, чтобы начать спорить, и я радостно ждал, когда же смогу снять с него еще десяток баллов, но рыжий Уизли толкнул его под столом и что-то зашептал на ухо. Так я возражений и не дождался.
А жаль.
Ничего. Ты должен знать, что тебе придется отвечать за всех. Просто потому, что ты – это ты.
И ничего здесь изменить нельзя.
Хоть ты и бестолочь непроходимая.
~*~*~*~
Люциусу Малфою.
Имение Малфоев.
15.09.1991
Ра, Гарри Поттер все время нарушает правила, и его никто за это не наказывает, только все восхищаются, потому что у него есть шрам, а он дружит с этим нищим Уизли и с грязнокровкой Грейнджер, которой тоже все восхищаются, потому что она зубрила, а я вызвал его на дуэль, а сам не пришел, потому что я не дурак, а он пришел, но Филч его не поймал, но я еще раз его вызову, и Филч его обязательно поймает, и его исключат из школы, потому что он со мной дружить не захотел, а дружит с рыжим Рональдом Уизли, и ему прислали метлу, а профессор Флитвик сказал мне, что так и нужно, а метлы первокурсникам иметь не разрешается, а Поттеру разрешили, и скажи маме, чтобы присылала побольше конфет, потому что Поттеру посылок никто не присылает, и он будет завидовать.
Твой сын Драко.
~*~*~*~
Дни бежали своим чередом, и с Поттером ничего особенного не происходило, кроме того, что Дамблдор почему-то, в обход всех школьных правил, разрешил этому выскочке играть в квиддич.
Очень Альбус вредит мальчишке, так выделяя его среди остальных. Но не стану же я обсуждать это с директором. Он прекрасно знает мое мнение. А все очки, которые этот маленький выскочка выиграет для Гриффиндора, я потом с него на уроках сниму. Так что может не радоваться раньше времени. Чем успешнее он будет играть, тем хуже ему придется у меня. Должна же быть в окружающем мире гармония.
Или хотя бы ее иллюзия.
Квиррелл тоже ничего не предпринимал до самого Хэллоуина. Первый спектакль он устроил во время праздничного ужина в Большом зале, выпустив из подземелий тролля. Учитывая, что этого тролля он привел в Хогвартс сам и предоставил его Дамблдору для охраны «философского камня», то сразу ясно было и кто его выпустил, и зачем.
Тролль отправился бесцельно бродить по коридорам школы, потому что заставить это безмозглое создание выполнять какие-то конкретные действия все равно практически невозможно, Альбус велел старостам быстро разогнать детей по факультетским гостиным, а я побежал проверять, на месте ли «камень».
Кто же знал, что Поттеру срочно потребуется в женский туалет?
Быстро выяснив, что «камень» никто не потревожил, а трехголовое чудовище, почему-то упорно именуемое Хагридом «собакой», как обычно, рычит на все, что оказывается в поле его зрения, я помчался искать тролля. Учуять эту вонючую глыбу мне ничего не стоило, и минут через пятнадцать после начала тревоги я в компании встреченных по дороге МакГонагалл и Квиррелла вбегал в женский туалет, меньше всего я ожидая увидеть там поверженного тролля и трех первокурсников.
Рыдающая Грейнджер рассказала Минерве трогательную историю о том, как Поттер и Уизли спасли ей жизнь. У мальчишек при этом вид был удивленный и растерянный, да я и без этого видел, что мисс всезнайка врет.
Перепуганная Минерва обозвала Грейнджер «глупой девчонкой» и сняла с нее пять баллов. Это она зря. Девчонка вовсе не глупа. И лгать умеет очень достоверно, маленькая дрянь.
Но меня это не особо касалось.
Они, к счастью, не на моем факультете. Не мне с ними и разбираться.
~*~*~*~
Мне вовсе не хотелось обсуждать с Айсом их школьные дела. Как будто нам и поговорить больше не о чем. Но к началу ноября откладывать неприятный разговор стало уже невозможно. Драко присылал настолько странные письма…
- Айс, что у вас там творится?
- Где?
- В школе в вашей.
Мы сидели у меня в кабинете. С тех пор как Драко поступил в Хогвартс, мне показалось не очень красивым появляться там лишний раз. Даже не знаю почему.
- Ничего особенного. Обычный школьный процесс.
- Это правда, что у вас там тролли по коридорам ходят?
- Что за чушь?! И почему тролли? Один тролль, один раз, случайно…
- Откуда он взялся?
- Пока не выяснено.
- То есть?
~*~*~*~
Как-то я оказался не готов к такому разговору. Не могу же я объяснять Фэйту, зачем нам в Хогвартсе тролль. И почему Квиррелл выпустил его на Хэллоуин гулять по школе. И с какой стати Дамблдор ничего не предпринимает.
- Фэйт, у нас все в полном порядке.
- Да? Хорошо. А Поттер?
- И Поттер в порядке, а что?
- Драко пишет письма только о нем.
- О Поттере? – я совершенно обалдел. – И что он пишет?
- Тебе показать?
- Конечно!
~*~*~*~
За два месяца я получил от сына около дюжины писем. Там рассказывалось исключительно о Поттере. Иногда упоминалось имя младшего сына сумасшедшего любителя магглов Артура Уизли, с которым этот Поттер, по всей видимости, общался, и какой-то грязнокровки по фамилии Грейнджер. Больше в этих письмах не было ничего.
Айс быстро их просмотрел и, очевидно, нашел смешными.
- Я хочу, чтобы ты принял меры.
- Я? А что я могу сделать? – удивился он.
- Айс, мне это совсем не нравится.
- Это школа, Фэйт. Я не могу заставить Драко перестать следить за Поттером.
- Они чуть дуэль не устроили.
- Какая дуэль? Ты что, смеешься? Они еще палочки толком держать не умеют.
- Но они ведь дерутся?
~*~*~*~
Вот тут я наконец понял истинные причины его беспокойства. И окончательно определил для себя, что Драко похож на Фэйта только внешне.
- Они ни разу не дрались. С чего ты взял?
- Не может быть! Айс, зачем ты меня обманываешь?
И как прикажете мне его убеждать? Как мне убеждать человека, который в школьные годы абсолютно все свои отрицательные эмоции, не раздумывая, вкладывал в удар по носу?
- Фэйт, Драко вовсе не такой, как ты. Он не дерется.
- Ты хочешь сказать, что он ябеда и трус?
- Я хочу сказать, что его не пришлось обучать по дороге в школу запрещенным заклятьям. Он и так мгновенно попал в Слизерин. МакГонагалл даже не успела толком на него шляпу надеть.
- При чем тут это?
- Он, между прочим, учится. В отличие от некоторых.
- Не знаю. У меня всегда были лучшие результаты по всем предметам, а Драко жалуется, что эта Грейнджер…
От такой наглости я на секунду потерял дар речи.
- Фэйт! Драко учится сам! Ты вообще разницу понимаешь?
- Понимаю. Он никогда не будет лучшим. Он слишком много смотрит по сторонам.
- Он не может быть во всем похож на тебя, Фэйт. Не мешай ему.
- Да я вообще его не трогаю! Но тебе не кажется, что эти письма написаны человеком… не очень уверенным в себе? Мне это совсем не нравится, Айс.
- Что ты хочешь? Поттер на курсе – не самое лучшее общество.
~*~*~*~
На этом месте разговор о Драко был закончен, и в следующие двадцать минут я имел удовольствие убедиться в том, что Айс ничем не отличается от моего сына.
Он тоже говорил только о Поттере. Двадцать минут он, не останавливаясь, жаловался на Поттера, а я молча слушал этот кошмар, подперев подбородок рукой и раздумывая о том, что от писем Драко речь Айса отличается только некоторой более художественной формой и дьявольской язвительностью.
Больше ничем.
Айс и сам не заметил, что перечисляет мне все, что перед этим прочитал. В школе Поттера выделяют, им совершенно незаслуженно восхищаются, Дамблдор делает ему поблажки, разрешил купить метлу и играть в квиддич, дети смотрят ему в рот, а на уроках у Айса он ничего не делает.
Прелесть какая. За два месяца этот мистер «железный лоб» полностью поселился в головах двух самых близких мне людей.
Что происходит, а?

#9 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 06:53

Глава 8. Белые начинают и выигрывают (часть 2)

Я не жонглёр, просто у меня руки трясутся.

Фэйт очень быстро меня понял, волноваться за Драко перестал и, провожая, просил заходить почаще. К сожалению, «почаще» не получалось. События стремительно набирали обороты.
На одной из перемен меня вызвал Альбус, пытался напоить чаем, болтая о каких-то пустяках, а потом сделал ряд очередных маразматических предложений.
- Тут такое дело, Северус… Понимаешь, Гарри… Мы недоглядели…
- Что с вашим Поттером?
- Мне было нужно, чтобы ограбление Гринготтса все-таки состоялось. Если ты помнишь, была надежда, что гоблинам удастся поймать преступника. Камень забирал из банка Хагрид, но чтобы его не заподозрили, он заодно помог Гарри подготовиться к школе. То есть они были в банке вместе в основном для того, чтобы Гарри мог взять деньги из сейфа своих родителей.
Я уже понял.
- Поттер видел камень? Альбус, вы не знали, что ваш Хагрид идиот?
- Я прошу тебя, Северус, не надо так говорить о Хагриде. Он прекрасный человек.
- Он не человек.
А вот это я зря сказал. Потому что Дамблдор стал так отвратительно ласково улыбаться…
Да как он смеет?!
Вот пусть только попробует что-нибудь сказать. Вот только пусть попробует. Он сам уверял меня, что я человек. Вот именно в этом кабинете и уверял. Я в бессильном бешенстве смотрел на него, ожидая, когда же ему надоест ухмыляться.
- Не нападай, - тихо сказал он. – Не нападай. А то я еще усну дня на два, и тебе придется тут самому за всем следить.
Очень смешно.
Но взгляд пришлось отвести.
- Гарри не видел камня и не понял, что это такое. Но он заметил, как Хагрид забрал из сейфа сверток. А Хагрид, видимо, был недостаточно аккуратен и сболтнул лишнего.
- Что именно ваш Хагрид «сболтнул», неизвестно?
- Это не особо важно. Гораздо важнее, что накануне Хэллоуина Гарри и его друзья случайно видели нашу собачку.
Я понял.
- Альбус, скажите честно, вы тоже полагаете, что ЭТО собака?
- Хагрид так считает, - усмехнулся директор. – Я, Северус, не специалист. Думаю, что Хагриду лучше знать.
- И как, интересно, Поттера занесло именно туда, куда школьникам ходить строго запрещено?
- Это сейчас уже неважно. Важно другое. Дети знают, что в школе хранится важный предмет, ради которого кто-то пытался ограбить Гринготтс. Дети знают, где именно этот предмет хранится. Не сегодня-завтра они выяснят, что это такое, и вычислят Квиррелла. Их необходимо остановить.
- Отправьте Поттера домой.
- Северус, я просил тебя не возвращаться к этому вопросу. Гарри останется здесь.
- Тогда что вы от меня хотите?
- Мне бы хотелось, чтобы дети приняли за потенциального грабителя тебя.
- Что?!
- Если они начнут следить за Квирреллом, то это может очень плохо кончиться. Он с ними церемониться не станет.
- А я стану?
- Северус!
- И как вы предлагаете мне изображать для Поттера «потенциального грабителя»?
- Для начала Гарри должен решить, что ты пытаешься пройти мимо собаки. Мальчик ее видел, и попытка любого человека проникнуть в люк, на котором она сидит, будет расценена, как…
- Вы предлагаете мне устроить это шоу прямо у него на глазах?
- Нет, - мягко отозвался Дамблдор. – Это вовсе не обязательно. Вон посмотри, они стоят во дворе.
Альбус буквально подтащил меня к окну.
- Тебе вполне достаточно просто пройти мимо них в плохом настроении. Прихрамывая.
- И что потом?
- А потом быстро сюда. Давай, давай, иди.
С этими словами он довольно бесцеремонно выпихнул меня из своего кабинета и захлопнул дверь за моей спиной.
Сумасшедший дом. Что он еще задумал?!
Я быстро спустился вниз и, тщательно хромая, вышел из замка во двор. Поттер и его приятели мгновенно меня заметили и испуганно встали стеной, пряча что-то за спинами. В этот момент я обнаружил, что, пока спускался, у меня здорово разболелось колено. Но мне, как обычно, было не до него.
Опять Поттер очередную глупость замышляет, бестолочь четырехглазая. И грязнокровку эту лохматую втянет. Уизли-то все равно. Шестой сын. Кому он нужен? Их и так кормить нечем. Эти нищие только рады будут.
Вот вылитый папаша. Тот такую же пакость магглорожденную подцепил, а потом под смертельное проклятье Темного Лорда подставил. И этой достанется. В свое время, конечно.
- Что это там у вас, Поттер? – спросил я, подковыляв к ним поближе.
Мальчишка сунул мне под нос «Историю квиддича», и вид у него стал еще испуганнее. Точно что-то замышляют.
- Библиотечные книги запрещено выносить из здания школы. Отдайте мне книгу. За ваш проступок вы получаете пять штрафных очков.
С чувством глубокого удовлетворения и морщась от сильнейшей боли в колене, я, хромая уже по-настоящему, потащился обратно в замок, не забыв опустить правую руку в карман и надеть на палец свой перстень Наследника, чтобы слышать, как они станут возмущаться.
- Он только что придумал это правило, - сердито пробормотал Поттер. – Интересно, что у него с ногой?
- Не знаю, но надеюсь, что ему действительно больно.
Ну-ну. Да, мне действительно больно, рыжее убожество. И ты в самом скором времени узнаешь на своей шкуре, что тебе от этого будет только хуже. Вот придешь ко мне на следующий урок - и сразу узнаешь. Не сомневайся даже.
- Славненько! – потирая руки, радостно заявил Альбус, когда я снова появился в его кабинете. – Северус, можно пока больше не хромать.
Не обращая на него внимания, я дотащился до кресла и повалился в него, вытянув ноги.
Не помогло.
- Северус, что-то не так?
- Все отлично.
- Это замечательно, - он подошел и забрал у меня книгу, которую я только что конфисковал у Поттера. – Очень хорошо. Просто великолепно. Завтра матч, и Гарри непременно придет к тебе за книгой. К вечеру спустись, пожалуйста, в учительскую, а я пришлю туда Филча.
- Зачем?
- Северус, я прошу. И чем страшнее будут выглядеть раны на твоей ноге, тем лучше.
Почему, ну почему я всегда соглашаюсь на все его сумасшедшие идеи? Хотя иногда это бывает весьма забавно.
Вечер.
Учительская.
Из камина появляется голова Альбуса и, произнеся слово «идет», тут же исчезает. Буквально через секунду появляется Филч с бинтом, и я демонстрирую ему залитую кровью ногу.
- Меня прислал директор… - расстроенно говорит он. – Что с вами случилось, профессор?
Объяснять уже некогда, потому что Поттера я слышу. Вот он тихонько подходит к двери учительской, приоткрывает ее, заглядывает внутрь…
- Проклятая тварь! – раздраженно говорю я Филчу. - Хотел бы я знать, сможет ли кто-нибудь следить одновременно за всеми тремя головами и пастями и избежать того, чтобы одна из них его не цапнула.
Поттер медленно попятился, но меня так злила вся эта ситуация в целом, что я решил не отпускать его просто так, как мы договаривались с Дамблдором, а напугать напоследок.
- Поттер! – заорал я, быстро опуская край мантии.
Мальчишка судорожно сглотнул воздух и залепетал:
- Я просто хотел узнать, не могу ли я получить назад мою книгу…
- Вон отсюда! Немедленно вон!
Я даже не помню, когда еще так орал. Поттер пулей вылетел в коридор и, судя по звукам, бегом помчался в гриффиндорскую башню.
Занавес.
Как же я от них устал…
Забрав у Филча совершенно ненужный мне бинт, я, хромая, потащился в свою спальню, проклиная по дороге Альбуса с его бредовыми идеями, Фламеля с его камнем, Хагрида с его «собакой» и завтрашний квиддичный матч.
Ненавижу.
Всех.
Хорошо хоть, что завтра суббота.
~*~*~*~
Несколько дней я думал, стоит ли что-то предпринимать, и решил еще немного подождать. Через полтора месяца Драко приедет на каникулы, вот тогда и поговорим.
~*~*~*~
Утро выдалось солнечным, и к одиннадцати часам трибуны были полны. Поклонники Поттера растянули простыню с кривой надписью «Поттера в президенты», почему-то позабыв написать, в президенты чего именно они хотели бы его отправить. Впрочем, не стоит ждать от гриффов осмысленных действий. Хорошо хоть, написали без ошибок.
Гриффиндорцы открыли счет, Поттер больше радовался самой игре, чем искал снитч, а я одновременно побаивался, что ему раскроит голову бладжер, и надеялся, что наш ловец Теренс Хиггс сориентируется быстрее.
Флинт с разгона врезался в Поттера, когда тот пытался обойти Хиггса и поймать снитч. Сбить не сбил, что, несомненно, хорошо, а штрафное очко нам заработал.
Дамблдора на стадионе не было. Обнаружив это факт, я отвлекся от игры и обернулся на Квиррелла. Тот внимательно смотрел в небо и блаженно улыбался.
Недоумок.
Если бы он не выпустил несколько дней назад тролля, я бы очень сильно сомневался в его причастности к ограблению Гринготтса. Но Альбус был уверен. Приходилось слушаться. Я обещал.
Через несколько минут после столкновения с Флинтом с метлой Поттера начали происходить совершенно невероятные вещи: она беспорядочно заметалась в небе, явно пытаясь мальчишку сбросить. Он не кричал, но это и так все заметили. Зрители ахнули, кто-то начал плакать, игра сама собой остановилась.
Метла неожиданно подпрыгнула, накренилась и резким рывком сбросила Поттера, но он успел одной рукой вцепиться в рукоять и теперь висел над стадионом, собираясь падать вниз.
Объяснений этому явлению могло быть только два.
Либо метлу заколдовали заранее, и сделать это мог теоретически кто угодно, тот же Флинт, если бы он был хоть чуть-чуть поумнее, либо ее заговаривают прямо сейчас.
Второе было намного вероятнее.
Я опять оглянулся на Квиррелла и обнаружил его все с той же идиотской улыбочкой на сосредоточенном лице. Не отрывая пристального взгляда от Поттера, этот заикающийся придурок бормотал себе под нос.
Все было ясно.
По-хорошему, мне следовало вынуть палочку и наложить на него «Silencio». А еще лучше - «Stupefy». Это был путь самый действенный, быстрый и безопасный.
Но нереальный.
Сделать это – разрушить все планы Альбуса.
Тогда я снова посмотрел на Поттера и принялся точно так же бормотать, заговаривая метлу успокоиться. Получалось очень плохо. Квиррелл оказался довольно сильным магом. Чем все это закончится, даже предполагать не хотелось.
- Сев, тебе помочь? – Гильгамеш возник совершенно неожиданно и принялся меня отвлекать.
«А ты разве можешь?» – спросил я его мысленно, ни на секунду не прекращая заговаривать метлу.
- Я могу этому уроду морду набить.
«Пожалуй…» - несколько растерянно ответил я, злясь, что он меня отвлекает.
- Так ты хочешь или нет?
Ну что за гад!
- Сев, может, я и гад, но у тебя горит мантия.
«Отвали!»
- Как скажешь.
Его покладистость удивила меня настолько, что я оторвал взгляд от Поттера и мгновенно увидел пылающую полу.
- Черт! – заорал я, пытаясь сообразить, как Квиррелл умудрился поджечь мне одежду, не переставая заговаривать метлу Поттера.
Это совершенно невозможно!
Ясно же, что это он сделал.
Кому еще могло такое понадобиться?!
- Сев, это девчонка, - тихо проговорил Гильгамеш, указывая рукой на быстро удаляющуюся фигурку.
Грейнджер? Мерлин, вот бы уж не подумал... Зачем?.. Друзей своих развлечь?
Но несостоявшийся пожар, видимо, отвлек Квиррелла, и, когда я вновь посмотрел на небо, Поттер уже мчался вниз. Практически достигнув земли, этот ненормальный ребенок выровнял метлу, скатился с нее и, поднявшись на четвереньки, поднес руки во рту, выплевывая снитч.
Это четырехглазое недоразумение поймало мячик ртом. Чудом не подавился. Мы проиграли. И, как ни странно, никаких эмоций у меня этот факт не вызывал. Хотелось мне только одного. Пойти к Дамблдору в кабинет и убить его.
Или хотя бы изувечить.
~*~*~*~
Люциусу Малфою.
Имение Малфоев.
10.11.1991
Ра, ты представляешь, Гарри Поттеру разрешили стать ловцом, и он купил себе метлу и стал играть за свой Гриффиндор и выиграл у нас первый матч совершенно случайно, потому что поймал золотой снитч ртом, как древесная лягушка, а летать на метле он не умеет, потому что чуть не свалился с нее во время матча, а зато ему писем никто не пишет, и на Рождество он останется в школе, потому что магглы, у которых он живет, не желают его видеть, потому что он отвратительный и всюду ходит с рыжим Уизли и с грязнокровкой Грейнджер.
Твой сын Драко.
~*~*~*~
До Рождества остается чуть больше месяца. Я подожду, пока он приедет на каникулы, и займусь им всерьез. Айс, судя по всему, ничем помочь мне не сможет. У него у самого в голове один Поттер.
Что-то мне активно все это не нравится.
Может, сказать об этом Кесу…
~*~*~*~
Альбус хоть и расстроился, но остался невозмутим.
- Ты все сделал правильно, Северус.
Ну, спасибо! Вот если бы я этого заикающегося урода прибил прямо там, тогда – да. Это было бы правильно.
- Северус, перестань. Нам необходимо, чтобы он попытался выкрасть камень.
- Кому необходимо?
- Ты не можешь отрицать, что лучше, если мы будем знать, где находится Волдеморт и чем он занят.
- А почему вы так уверены, что вы это знаете? Вы ни разу не говорили, как вы представляете его связь с Квирреллом.
- Я пока никак ее не представляю. Думаю, что он где-то поблизости.
- Это от него ваш заика чесноком защищается? Зачем ему тюрбан? Он выглядит как придурок.
- Очевидно, тюрбан ему для того и нужен, чтобы не производить на окружающих серьезного впечатления.
- Грейнджер подожгла мне мантию.
- Ты уже говорил, - улыбнулся он. – Это прекрасно.
- Что прекрасно?
- Это означает, что дети попались на нашу маленькую хитрость и будут теперь следить за тобой. Учитывая отношение учеников к профессору Квирреллу, я думаю, его никто не заподозрит.
Я счастлив.
- Я сам буду судить следующий матч с участием Поттера.
- Северус, в этом нет никакой необходимости. Я обещаю, что приду на него.
Знает, что я терпеть не могу летать на метле…
Но больше я тебе не верю. Ты не смог защитить мальчишку, и я оказался там один. И не просто один, а еще и связан по рукам и ногам твоими играми. Ничего сделать не смог.
И я не верю, что Темный Лорд имеет к этому отношение. Квиррелл просто псих. А также вор и убийца. И я разберусь с ним сам.
- Следующий матч с участием Поттера буду судить я, Альбус. И если вы попробуете мне помешать…
- Я не собираюсь тебе мешать, Северус, но уверяю тебя, что это совершенно лишнее.
- Вам ведь в голову не пришло, что он может охотиться не только за камнем, но и за ребенком, верно?
- Это лишний раз доказывает, Северус, что Квиррелл действует не по своей воле.
Логично, на самом деле. Отчасти. Но я вовсе не собирался с этим соглашаться.
- Это лишний раз доказывает, Альбус, что вы запустили в школу маньяка-убийцу с ярко выраженной шизофренией! И ничего больше!
На этом я распрощался. Не о чем говорить. Я сам разберусь, что тут к чему. Если Темный Лорд где-то поблизости, то и метка должна сработать, и без метки я его почувствую. Достаточно перстень надеть.
И то – не обязательно.
~*~*~*~
Айс ничего не рассказывал. Просто приходил по вечерам, садился в кресло и молчал. Не читал, не спускался в мои подземелья что-нибудь сварить и не ругался.
А когда Айс не ругается - это очень плохой признак.
К моему удивлению и облегчению, Кес сильно заинтересовался состоянием Айса. Но заинтересовался как-то… не так. Долго меня расспрашивал, а под конец даже начал хихикать.
- Замечательно! Просто великолепно. Именно так я себе все это и представлял.
Что он имел в виду, я, конечно, не понял, но раз ему весело, то все в порядке.
Я уверен.
~*~*~*~
К середине декабря сильно похолодало. На моих уроках у студентов шел пар изо рта, они жались к кипящим котлам, и наблюдать все это было весьма забавно. Для меня. А для них – чем ближе к котлу, тем лучше. А то смотреть противно. Побросают что-нибудь и отбегают. А так все при деле.
- Поверить не могу, что кто-то остается в школе на рождественские каникулы, потому что дома его никто не ждет, - громко произнес Драко на одном из моих уроков. – Бедные ребята, мне их жаль…
Слизеринцы громко захихикали, зная, что с них я баллов все равно никогда не сниму, а Поттер, взвешивавший в тот момент толченый позвоночник морского льва, чуть заметно вздрогнул и промолчал.
Хоть молчать научился, и то хорошо.
Но Фэйт прав. Драко слишком много внимания обращает на эту бедную сиротку.
После урока я вышел вслед за студентами из класса и, поднявшись в верхний коридор, увидел, как Рональд Уизли с разбегу налетел на Драко и даже успел схватить его за мантию. Личико у нашего мальчика было при этом весьма довольное. Наверняка опять какую-нибудь гадость сказал.
- УИЗЛИ! – заорал я, ускорив шаг.
Рыжее убожество нехотя отпустило Драко, и в этот момент я понял, чем вызван затор.
Коридор был перекрыт огромной пихтой.
- Его спровоцировали, профессор Снейп, - высунулся из-за пихты Хагрид. – Этот Малфой его семью оскорбил, вот!
«Этот Малфой». А другой Малфой эту семью вообще бы уничтожил, будь у него такая возможность. Фэйт не выносит даже упоминаний об Артуре Уизли. Но их любит Дамблдор, и они никогда не были аврорами. Так что я не вмешиваюсь.
- Может быть, но в любом случае драки запрещены школьными правилами, Хагрид, - сказал я как можно ласковее. – Уизли, из-за тебя твой факультет получает пять штрафных очков, и можешь благодарить небо, что не десять. Проходите вперед, нечего здесь толпиться.
Драко, Винс и Грегори с силой протиснулись мимо пихты и ушли, провожаемые злобным взглядом младшего Уизли.
- Я его достану, - он почти скрипел зубами. – В один из этих дней я его достану!
Достань. А я посмотрю. И посмеюсь. Да я тебе не только руки и ноги переломаю, если ты хоть пальцем дотронешься до Малфоя, я тебе самолично глотку перегрызу. Специально научусь для такого случая.
Полагаю, ты еще довольно вкусный. Дети, я слышал, вообще очень вкусные.
- Ненавижу их обоих, - довольно громко произнес Поттер. – И Малфоя, и Снейпа.
Знал бы ты, как мне приятно это слышать, маленький злобный щенок.
«Ненавижу. И Малфоя, и Снейпа».
Все это уже было. У тебя ведь даже голос похож. Я тоже ненавижу тебя, Поттер. Не-на-ви-жу.
К счастью, я уже не ребенок.
~*~*~*~
Драко наконец приехал домой, и я, честно говоря, был так рад, что мне совсем не хотелось говорить с ним о Поттере. Я только попросил его писать нормальные письма.
- Я пишу плохо?
- Они не несут никакой информации о тебе. Только о Поттере. Такие можешь писать его родственникам. Мне это неинтересно.
- Хорошо.
Мне показалось, что он не только расстроился, но и надулся.
Ничего.
Зато он все понял.
Он вообще умница.
~*~*~*~
- Вы сказали, профессор, что, если кто-нибудь будет бродить по школе среди ночи, я должен прийти прямо к вам. Так вот, кто-то был в библиотеке. В Запретной секции.
Филч выглядит невероятно довольным.
Что, ради Мерлина, могло потребоваться Квирреллу посреди ночи в Запретной секции? И Дамблдор еще уверяет меня, что это Темный Лорд.
- Значит, в Запретной секции? Что ж, они не могли уйти далеко, мы их поймаем.
Аргус, конечно, все перепутал. Библиотека наверняка тут ни при чем. Он опять к камню рвется. Рождество, школа практически пуста. Подумав три секунды, бежать за Альбусом или идти проверять «собачку», я выбрал последнее.
А к Дамблдору отправил Филча.
Чтобы не мешался.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
22.02.1992
Альба, если Томми с успехом водит тебя за нос, то это еще не причина не отпускать Севочку домой на праздники. Он у тебя и за Томми должен следить, и за Балафре, и еще незнамо чем заниматься. Мне совсем не нравится, что он такой уставший. Для разнообразия последи за кем-нибудь сам.
Кес.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
22.02.1992
Во-первых, я категорически запрещаю называть Гарри этим безобразным прозвищем. Если ты столько лет издеваешься над моим именем и я тебе это позволяю, то это вовсе не означает, что ты можешь оскорблять ребенка!
Во-вторых, Северус делает гораздо больше, чем я его прошу, часто себе во вред. Смею надеяться, что его покладистая натура и смирный нрав известны тебе ничуть не меньше, чем мне. Я не просил его следить за всеми, только за детьми. Но он же все делает по-своему, все ночи напролет по замку бродит. Как я могу ему помешать?
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
23.02.1992
Альба, извини, я и в мыслях не имел обижать твоего Гончара. Просто пошутил. Но, пожалуйста, постарайся сделать так, чтобы Севочка хоть немного отдыхал.
Кес.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
23.02.1992
Да я не могу так сделать! Ты не представляешь, что он вчера мне устроил! Я несколько раз просил его не судить этот несчастный матч, его самого там студенты чуть не убили. Мало того, что мне пришлось туда явиться, так я только и следил, чтобы первокурсники не сбили с метлы профессора. Тут уж не до Тома было, сам понимаешь, и даже не до Гарри. Дети неделями перед этим по ночам заклятия тренировали, чтобы Северуса атаковать, если что. К счастью, Гарри очень быстро поймал снитч, и игра закончилась. Если ты думаешь, что мой зельевар чем-то отличается от твоего Наследника, то сильно ошибаешься. Они абсолютно идентичны и совершенно неуправляемы.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
23.02.1992
А у тебя там весело, Альба. И часто у тебя студенты на профессоров нападают?
Кес.
P.S. А вообще, ты знаешь, Альба, мне не нравится эта тенденция. В твоей школе Севочку уже хотели однажды убить, и, если мне не изменяет память, там тоже какой-то Поттер довольно близко оказался и тоже вроде бы «к счастью, очень быстро» что-то там успел сделать. Если бы ты отогнал от Севочки этих благодетелей на приличное расстояние, то лично мне жилось бы намного спокойнее, и тебе, я так подозреваю, тоже.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
23.02.1992
Не вижу ничего смешного. Кого от кого следует отгонять, это еще большой вопрос. Пойди отгони его сейчас от Гарри, я посмотрю, что у тебя получится.
Альбус.
~*~*~*~
«Не правда! - не верит Фома. – Это ложь!»
И прямо по лужам идет без галош.
Сергей Михалков.

С детства ненавижу летать на метле.
Но летать другим способом мне пока не дано, и думать об этом я запрещаю себе уже много лет. Нельзя. Остается только радоваться, что этот несчастный матч Гриффиндора с Хаффлпаффом закончился так быстро.
Приземляясь, я твердо решил, что пора все-таки выяснить, имеет ли Темный Лорд отношение к Квирреллу. Потому что так дальше продолжаться не может. Дамблдор ничего не предпринимает, потому что боится Шефа спугнуть. Но я-то уверен, что Квиррелл просто сумасшедший маньяк и ничего больше.
Вот я это сегодня и выясню.
Опытным путем.
Вечером, пока и дети, и преподаватели ужинали в Большом зале, я выскользнул из замка и, отчаянно хромая, направился к Запретному лесу. Неужели все-таки и мой отец, и Кес были правы, и никакого способа избавиться от боли в колене не существует?! Я никогда в это не верил и периодически пытался данную проблему решать. Надо сказать, совершенно безуспешно. Практически любая деятельность, приносящая мне моральное удовлетворение, сопровождалась острыми приступами боли. Совсем недавно я решился спросить об этом у Кеса.
- Может быть, тебе не то, что надо, приносит удовлетворение, Севочка? – ласково поинтересовался «дядюшка».
И чего я, спрашивается, хотел?
Квиррелл уже ждал меня на поляне, как я ему велел. То, что он безропотно меня послушался, само по себе наводило на неприятные размышления, не говоря уже обо всем остальном.
- Н-н-не знаю, почему вы ре-ре-решили в-встретиться именно здесь, Северус…
- О, я просто подумал, что это очень личный разговор, - как можно холоднее ответил я и, не вынимая руки из кармана, надел на палец перстень Наследника.
О господи!
Нас оказалось на поляне не двое, а четверо. Ну, третьего я, положим, мог ожидать, хотя и был уверен, что это директорские фантазии. Но четвертый-то откуда?
Квиррелл не боялся. Что бы он там ни изображал – этот мерзавец совершенно не боялся профессора Снейпа. Но страх был совсем рядом. Страх и любопытство, которыми тянуло почему-то сверху, и мне пришлось приложить некоторые усилия, чтобы удержаться и не посмотреть, что там. Странный страх. Не наш. Я бы подумал, что эльф, но нет... не то... Ребенок! Детский страх. Что-то я совсем в наши старые игры заигрался, если сразу не сообразил, что ребенок.
Ребенок.
На дереве.
Неужели Поттер?..
Да неважно кто. Эту карту глупо будет не разыграть.
- Ведь никто, кроме нас, не должен знать о философском камне, - продолжил я. – Уж по крайней мере, школьникам слышать наш разговор совсем ни к чему.
Квиррелл забормотал что-то невнятное в ответ, а я занялся «разглядыванием» четвертого. Маленькая дрянь на дереве сбивала мне всю картину, потому что ее эмоции были самые сильные... Затем напряжение Квиррелла. Он хоть и не боялся меня ни капли, но нервничал здорово. Где же четвертый? Может быть, на дереве два ребенка? Потому и эмоций столько?
Но нет. Четвертый ничего не боялся. Ему было совсем неплохо. И мне все это очень не нравилось.
Я категорически отгонял от себя утверждение Дамблдора, что это Темный Лорд, и пытался рассуждать объективно. Я не только не мог понять, кто это, я даже примерно не мог определить, где оно находится. И еще было у меня такое неприятное чувство, что это не человек. Но и не животное. Какая-то жуткая темная тварь. Весьма разумная и чудовищно злая. Угрожающая одновременно нам всем. И ребенку на дереве, и этому дураку Квирреллу, и мне. Что же это может быть? В школе ничего подобного я раньше не встречал. Здесь не только я чувствую всякую «родственную» дрянь. Дамблдор разнообразную нечисть тоже... улавливает. Это я точно знаю.
Если бы не невероятная злость, исходившая от четвертого, можно было бы условно предположить, что он похож на Кеса. Явно не человек, что-то темное и очень сильное. На этом «объективные рассуждения» закончились, и началась, честно говоря, паника. Если это Шеф, то мне надо быстро отсюда сматываться и забрать ребенка с дерева. Нет. Лучше увести Квиррелла, а ребенок сам куда-нибудь денется.
Так… о чем мы там говорили?..
- Вы уже узнали, как пройти мимо этого трехголового… зверя, выращенного Хагридом? – ничто в мире не сможет заставить меня называть это чудище «собакой».
- Н-н-но, Северус…
- Вам не нужен такой враг, как я, Квиррелл, - я сделал шаг к заикающемуся придурку, и неопознанная темная тварь оказалась прямо передо мной.
Если это Шеф, то он у Квиррелла… в голове… Тюрбан!
Мне стало дурно. По-настоящему дурно. Затошнило, слегка закружилась голова, и я непроизвольно сделал шаг назад.
- Я… я н-не понимаю, о ч-чем в-вы…
- Вы прекрасно понимаете, о чем я, - ни одной мысли, кроме той, что если я сию минуту не сниму кольцо, то потеряю сознание, у меня в этот момент в голове не осталось.
Очень громко заухала сова, этот звук отрезвил меня на секунду, и мне удалось, все так же держа руку в кармане, избавится от перстня. Вот предупреждал же Кес, что это не игрушка!
- Сев, тебе лучше уйти отсюда, - Гильгамеш внезапно появился за моей спиной и крепко схватил за плечи.
Очень кстати. Соображал я уже совсем плохо.
- Я все про вас знаю, - четко произнес Гильгамеш мне в ухо. – Говори, Сев.
- Я все про вас знаю, - угрожающе повторил я.
Во всяком случае, я очень надеялся, что звучит мой голос угрожающе.
- И вам лучше незамедлительно дать объяснения насчет ваших фокусов.
Диковато звучит, но ничего лучше я все равно сейчас не придумаю. Хоть лицо сохраню.
- И вам лучше незамедлительно дать объяснения насчет ваших фокусов, - повторил я как попугай. - Я жду.
- Н-но я н-не… - запротестовал Квиррелл.
- Очень хорошо, - оборвал я его. – В ближайшее время мы снова встретимся – когда вы все обдумаете и наконец решите, на чьей вы стороне.
Уже почти совсем стемнело, я закутался в мантию и почувствовал, как Гильгамеш накинул мне на голову капюшон. Сделав из этого мрачный вывод, что мне совсем нехорошо, я развернулся и пошел к школе.
Колено, разумеется, уже не болело, шел я быстро, Гильгамеш куда-то делся, голова перестала кружиться, и, поднимаясь по лестнице в директорский кабинет, я, кроме сильнейшей злости, ничего не испытывал.
В кабинете сидел Фламель. Но мне было уже плевать на все.
- Как вы могли?! Альбус! Вы же с самого начала знали, что это Темный Лорд! Почему вы не сказали мне?!
- Как - не сказал? – Дамблдор окинул меня совершенно обалдевшим взглядом. – Да я только об этом и твержу тебе с августа.
- Вы… Вы так сказали, что я вам… я не мог в это поверить!
- Северус, я говорил тебе, что за камнем охотится Волдеморт, столько раз, сколько мы с тобой вообще это обсуждали. Я виноват в том, что ты не желал в это верить?
Фламель отвернулся к камину и принялся беззвучно смеяться. Надо мной. Мерзкие старики!
- Теперь ты убедился в этом сам? – мирно спросил директор.
- Да.
- Каким же образом?
А вот этого я тебе не скажу.
- Вы говорили, что не знаете, как Темный Лорд связывается с Квирреллом.
- Не знаю, - спокойно подтвердил Дамблдор. – Чаю?
- Они всегда вместе. Лорд у этого придурка в тюрбане… живет.
- Может, у него просто вши, - сквозь сдерживаемый хохот, не поворачиваясь, выдал Фламель.
- Не вижу ничего смешного! – рявкнул я.
- Северус! – глаза Дамблдора гневно сверкнули. – Изволь держать себя в руках. Я могу понять, что ты сделал сегодня вечером неприятное открытие, но это вовсе не значит…
- Если вы точно знали, что это он, как вы могли подпустить его к школе?!
- Я предпочитаю знать, где он и чем занимается, - отрезал директор. – А тебя я всего лишь просил приглядывать за первокурсниками и немного отвлекать их. Согласись, это не так уж сложно. Могу также добавить, что, по моему глубокому убеждению, тебе лучше держаться от профессора Квиррелла подальше.
Я топнул ногой и вылетел в коридор, изо всех сил хлопнув дверью.
- Бедный Кес… - глухо донеслось из кабинета.
Что ответил Дамблдор, я уже не расслышал.
~*~*~*~
Люциусу Малфою.
Имение Малфоев.
23.02.1992
Ра, я вчера подрался с Уизли, но нас было больше, и мы победили, я разбил Уизли нос, и Винс с Грегом тоже, и Лонгботтом сейчас в больнице, но мадам Помфри сказала, что ничего страшного, а Уизли первый полез, так что нам ничего не было, а профессор Снейп вылечил мой подбитый глаз и сказал, что мы молодцы, так что на следующем матче подеремся снова.
Твой сын Драко.
~*~*~*~
Ну, слава Мерлину, хоть подрался как нормальный человек. В большой компании, с умеренными травмами и огромным моральным удовлетворением. А то как девчонка - «пришли конфет, чтобы он завидовал».
Еще бы учился получше. Вместо этого он сидит в библиотеке, Айс чем-то там восхищается, а результаты, я думаю, будут от идеальных очень далеки. Какой смысл в его возрасте проводить время за книгами? Лучше бы уж дрался почаще, а экзамены сдавал лучше всех. Что надо будет выучить – само как-нибудь выучится со временем. Довольно глупо прикладывать столько усилий и получать посредственный результат.
~*~*~*~
- Почему ты не сказал мне, вместо того чтобы бегать по замку самому и нарываться на Минерву? Маленький балбес! Весь в...
Я хотел сказать «в отца», но вовремя спохватился. Так нельзя...
Однако Драко въедлив не в меру. В этом он как раз совсем не походит на Фэйта. Тот, за редким исключением, всегда интересовался только собственной персоной.
- В кого?
- У тебя есть... странные родственники.
- А... вы имеете в виду тетю Андромеду.
Я, конечно, кивнул. Хотя никогда в жизни не видел его тетю Андромеду. Спорить могу, что он ее не видел тоже.
С другой стороны, у Нарси бывают весьма своеобразные... фантазии.
Может, и встречались.
Пока я мазал ему покрасневшее и опухшее ухо, он, почти плача, рассказывал мне, как Хагрид выращивал дракона, как Поттер пытался от этого дракона избавиться и как Уизли забыл в книге письмо своего брата. Драко, ничего никому не сказав, дождался ночи, «чтобы МакГонагалл поймала Поттера и Грейнджер с драконом на Астрономической башне». Но Минерва ему не поверила и надрала ухо.
- А потом она сама увидела, когда их Филч поймал и привел к ней, а меня даже слушать не стала, и ухо…
Вот уж когда и я пожалел, что Драко мало дерется. Фэйт с ума сойдет, если узнает, что преподаватель трансфигурации его сыну уши надрала, а вот если бы Драко почаще дрался, так и внимания бы сейчас не обратил. Может, мне тоже стоит таскать его за уши, тогда в следующий раз не будет такого криминала?
- А ухо теперь боли-и-ит, - хныкал он не переставая.
- Сейчас пройдет, - буркнул я не очень любезно.
Но мальчишка все равно молодец. Лишить гриффиндорский факультет ста пятидесяти баллов за одну ночь – это надо суметь. А он ведь только первокурсник.
Ухо пришло в норму, а у меня опять разболелась нога. Что-то эта неприятность стала со мной очень часто случаться в последнее время. Даже странно.
~*~*~*~
Люциусу Малфою.
Имение Малфоев.
12.05.1992
Ра, а мне профессор МакГонагалл надрала ухо, и оно все было красное и до сих пор болит, и она не имеет права хватать меня за ухо, и маме обязательно расскажи, потому что ухо все еще болит, хотя профессор Снейп его чем-то намазал, и оно сразу прошло, но маме расскажи все равно. А еще Поттер (зачеркнуто), в общем, профессор Снейп сказал, что я настоящий слизеринец.
Твой сын Драко.
~*~*~*~
Не очень приятно просыпаться среди ночи от неопознанного тихого звука, раздающегося буквально над ухом. Еще толком не открыв глаз, я доведенным до автоматизма движением выхватил палочку и выкрикнул:
- Lumos!
Около моего изголовья, обхватив себя руками, стоял трясущийся Драко и тонко-тонко скулил. Я ужасно перепугался. Соскочил с кровати, тряхнул его за плечи и заглянул в глаза.
- Что?! Что с тобой?!
Он ткнулся лицом в мою ночную рубашку и зарыдал в голос.
Мерлин…
- Или ты рассказываешь, что случилось, или мы прямо сейчас отправляемся домой, - я слегка тряхнул его еще раз. - Будешь с отцом разговаривать.
Он кивнул головой и невнятно пробормотал:
- Домой.
Я сгреб его в охапку и потащил к камину.
~*~*~*~
Что там случилось, так мы толком и не поняли. К утру необходимо было вернуть Драко в школу, Айс очень нервничал и один уходить отказался. Напоив ребенка чем-то успокоительным, мы сидели у меня в кабинете и ждали, пока он проснется. Нарси я решил ничего не говорить.
- Ты хоть примерно представляешь, что с ним?
- Напуган чем-то, - мрачно отозвался Айс.
- Что могло произойти?
- Я даже думать об этом не хочу.
- Это правда, что МакГонагалл две недели назад ему уши надрала?
~*~*~*~
Начинается… Сейчас будет скандал.
- Правда.
- М-да… С годами характер у нее только портится. В наше время она так не делала. Или я внимания не обращал…
Или не будет...
- Я тоже такого не помню. Наверное, когда учишь второе и третье поколение, начинаешь проще смотреть на вещи.
- Возможно, - Фэйт пожал плечами. – А ты что, по ночам не запираешься?
- Почему?
- Как Драко может попасть ночью в твою спальню? У вас там настолько безопасно?
Вряд ли у нас особо безопасно. Просто я закрываюсь родовыми заклятьями. Их даже Дамблдору не одолеть. А вот Драко как раз пройти может. Только ведь Фэйту этого знать не следует.
- Я закрываюсь. Но Драко может пройти.
- Ты специально так сделал?
- Да.
- Так что он про Запретный лес говорил? Как его занесло туда ночью, да еще и одного?
- Не одного. Их отправили с Хагридом единорога искать.
- Кого «их»?
- Еще троих гриффиндорцев…
- Ночью?
Тут у меня появилась замечательная идея. Драко все равно не может внятно рассказать, что с ним случилось.
- Я пойду принесу думоотвод.
- А у него получится? – засомневался Фэйт. – Ребенок все-таки.
- Ну, попробовать-то можно. Зато сами все увидим.
Мне было невероятно интересно узнать, что произошло ночью в лесу. Если бы я хоть примерно мог себе представить, чем это закончится, я бы близко Драко к своему думоотводу не подпустил. Это была одна из самых больших ошибок в моей жизни.
Да ведь не исправить уже ничего.
~*~*~*~
Я почти час объяснял Драко, как пользоваться думоотводом. Теоретически, что это такое, он знал, но наш думоотвод – это совсем другое. Айс очень сильно изменил систему его работы, чтобы воспоминания не переливались, а дублировались.
Мы с Айсом так привыкли к такой передаче информации, что по-другому никогда и не делали. Я представить себе не мог, что стал бы просто рассказывать ему словами о чем-то важном, о чем ему следовало, по моим понятиям, знать. Любая серьезная информация шла через думоотвод по определению. Фраза «расскажи мне об этом» была совершенно немыслима.
Зачем?
Слова только искажают смысл.
А какая разница в восприятии! Одно дело - рассказ, и совсем другое – зрительные образы. Даже не зрительные… а просто ты автоматически попадаешь в эпицентр событий.
Обо всем этом у меня было время подумать, пока я, послав Айсу сову с предложением немедленно явиться, ждал его у себя в кабинете. В состоянии, честно говоря, шоковом.
Драко все сделал как надо. Он вообще умница. А как я себя чувствовал в лесу?.. Ну, не знаю... На самом деле, в таких неприятных воспоминаниях я побывал впервые.
Плохо я себя чувствовал. Очень плохо. И тот факт, что для Драко все закончилось благополучно, радости особо не прибавлял. Что Дамблдор себе позволяет?! Разве так можно?! И почему надо было обязательно идти туда ночью? И зачем обязательно с Поттером – этим ловцом всевозможных неприятностей?
Бред какой-то.
~*~*~*~
Страх убивает разум.
Фрэнк Херберт.

Думоотвод я решил отнести Дамблдору. Чтобы он полюбовался на собственные игры, так сказать, со стороны. Сказал ему, что попросил Драко слить воспоминания об этой ночи.
Альбус посмотрел. Расстроился невероятно.
Я так сильно злорадствовал, глядя на его опущенные плечи, что у меня опять разболелось колено.
Но ему так и надо. Устроил незнамо что. Зачем было отправлять Поттера ночью в лес? Ловим на живца? Ну вот, практически поймали. Может быть доволен. Или директор тоже думает, что Поттер бессмертен? Слышал я уже об этом. Еще когда только это глупое пророчество появилось, Кес говорил, что Гончар погибнуть не может. Так ведь отец его такой же был Гончар, а что толку-то. Ерунда все это. Подставят щенка. Я уверен. Альбус его как щит вперед выставляет. Будто проверяет – сломается или нет.
Хотя…
Вообще-то, директор не такой уж плохой человек. А если сравнивать с другими, так просто хороший. Можно даже сказать - лучший. Из всех, кого я когда-либо встречал. Кто бы мне объяснил, зачем он все это делает…
Впрочем, мне «объяснил» это Фэйт.
Как только немного пришел в себя, так сразу и «объяснил».
Ух, как он разорался.
- Айс! Куда ты смотрел?! Что там за чудовище в вашем лесу бродит?! Там что, действительно вампиры живут?!
- Вампиры не живут в лесу...
- А что это за тварь кровь единорогов пьет? И вы повели туда детей?!
- Почему «мы»?
- Ночью?! Повели первокурсников?! С гигантом, которого исключили из школы за убийство?!
- Фэйт!
- Что?! У тебя есть аргументированные возражения? Давай, возражай!
Честно говоря, аргументированных возражений у меня не было. И неаргументированных тоже. Дамблдор явно перестарался. Даже если у него все было под контролем, все равно перестарался.
- Если твой директор с расслаблением мозга…
- Фэйт!
- Заткнись! Если этот старый маразматик играет с Поттером, то я не понимаю, при чем тут мой сын. В конце концов, для того и существуют сироты, чтобы взрослые удовлетворяли за их счет свои амбиции. Если этим детям везет, то они выживают, если нет, - не судьба. То же относится к тем несчастным, родители которых магглы. Я так понимаю, что они вообще не в курсе, ни куда их дети отправляются на десять месяцев в году, ни что они там делают.
- Тогда скажи своему сыну, чтобы он держался от Поттера и его компании подальше! Он сам все время крутится рядом.
- Драко может крутиться где ему угодно! На то ему и одиннадцать лет. По-твоему, ребенок, отправленный родителями в школу, должен позаботиться о своей безопасности сам?! А не то свихнувшийся директор этой школы пошлет его ночью в лес, и его загрызет там тварь, пьющая кровь единорогов?! Если бы мы решили отправить Драко в Дурмштранг и Каркаров выкинул бы подобный номер, как ты думаешь, Айс, что бы мы после этого с ним сделали?
Несокрушимый довод.
Убили бы.
Без вариантов.
Фэйт устроил грандиозный скандал, а на заседании Попечительского совета прямо назвал директора Хогвартса слабоумным убийцей. Во всяком случае, он мне так рассказывал. Может, и преувеличивал, но Дамблдор вернулся оттуда в очень плохом настроении, а Минерва сказала, что Малфой мерзавец.
Единственное, что спасло директора от очень серьезных неприятностей, так это то, что, во-первых, никто не пострадал, а во-вторых, отсутствовали доказательства.
Фэйт был в бешенстве.
Я успокаивал его, как мог, клялся, что ничего подобного больше не повторится, что за Драко я буду следить сам, и Хагрид больше близко к нашему ребенку не подойдет.
Фэйт слушал все это молча, и я прекрасно видел, что он меня не слышит.
- Я выгоню его оттуда, Айс, - тихо произнес он наконец. - Не будь я Малфой.
- Только никому не говори об этом, Фэйт, - если бы он не был в таком состоянии, я бы посмеялся. - Выгнать Дамблдора из школы не под силу даже Великому Мерлину.
- Плевал я на Мерлина.
А вот это уже кощунство.
~*~*~*~
Я этого так не оставлю. Айс может там себе думать что угодно. Не знаю, что под силу Великому Мерлину, а что нет. Меня это совершенно не касается.
Я не Мерлин.
Я Малфой.
~*~*~*~
Хотите насмешить Бога - расскажите ему о своих планах.

- Северус, сегодня, - голова Дамблдора внезапно вынырнула из камина, в котором я, несмотря на очень жаркий июнь, исправно жег огонь. По большей части для Фэйта, но и для себя тоже. Хотя у меня и был портключ в Ашфорд, я в последнее время предпочитал камин на Тревесе.
Что означает «сегодня», сразу стало ясно, и между лопатками я почувствовал неприятный холодок.
- Я вас слушаю, господин директор.
- После обеда я получу сову из Министерства магии и срочно улечу в Лондон.
- Улетите?
- Да, - улыбнулся он. – Именно так я скажу Минерве.
- Что от меня требуется?
- Чтобы Гарри и его друзья ни в коем случае не оказались поблизости от…
- Прикажете мне их связать?
- Северус!
- Усыпить, наложить «Imperio», отравить, отвлекать?..
- У них сегодня экзамен по истории магии. Есть надежда, что первую половину дня им будет не до нас.
- А нельзя сделать так, чтобы Квиррелл отправился за камнем именно в эту половину дня? Пока Поттеру будет «не до нас».
- К сожалению, я не могу выбрать за него время. Думаю, что он активизируется ближе к вечеру.
- Почему?
- Том никогда не был «жаворонком».
- Альбус!
Нашел место для идиотских шуток!
- Все, у меня нет больше времени. Просто постарайся как можно дольше не подпускать детей к люку.
Голова исчезла, а я стоял еще какое-то время, тупо глядя на огонь, и грустно размышлял о том, что мне надо с этой школой распрощаться. И чем быстрее, тем лучше.
Минерва сообщила после обеда, что Дамблдор до завтрашнего дня отбыл в Министерство, и я помчался искать Поттера с его компанией. У первого курса был сегодня последний экзамен - не то что у меня, одни СОВы предстоящие чего стоят, - и я очень надеялся, что обрадованным закончившимся семестром детишкам «будет не до нас», как остроумно выразился утром Альбус.
Надежды не оправдались. Три недоразумения стояли посреди коридора и вовсю обсуждали, как я стану красть философский камень.
- Это произойдет сегодня вечером! – Поттер не только не считал нужным понизить голос, но и руками размахивал для убедительности.
Почему он решил, что именно вечером? Ему тоже известно, что наш Лорд «сова»?
- Сегодня Снейп заберется в тайник. Он узнал все, что ему надо, и дождался, пока Дамблдор уедет. Я уверен, что это он послал Дамблдору сову…
Уже и сову я послал.
- Но что нам… - начала Грейнджер и внезапно замолчала, заметив наконец, что я подошел к ним уже практически вплотную.
Заговорщиков из них пока не получается. Ну-ну… Посмотрим, что дальше будет.
- Добрый день, - произнес я очень вежливо и крайне любезно.
Они молча смотрели на меня, всем своим видом демонстрируя полную растерянность и страх.
- Не стоит упускать возможность насладиться хорошей погодой, - ситуация казалась мне настолько забавной, что удержаться от усмешки было невозможно.
- Мы… - Поттер запнулся, потому что дальше ему явно нечего было сказать.
- Вы должны проявлять разумную осторожность. У вас такой вид, что можно предположить, будто вы что-то затеваете. А ваш факультет не может позволить себе еще сотню штрафных очков, не так ли?
Отлично. Поттер покраснел как рак, а я, не обращая внимания на вновь разболевшееся колено, поспешил вложить в его тупую голову последнее на сегодняшний день знание:
- Я вас предупреждаю, Поттер: еще одна ночная прогулка по школе, и я лично позабочусь о том, чтобы вас исключили.
Если бы это было так же просто осуществить, как сказать! Я развернулся и, стараясь не хромать, пошел по направлению к учительской. Если я все правильно рассчитал, то они будут следить за моими передвижениями и таким образом все окажутся при деле.
Поболтав немного с Флитвиком о разных пустяках, я решил проверить, как там мои «сторожа». В конце концов, можно заставить их побегать, а то, если они заскучают, будут проблемы.
Я выглянул из учительской и обнаружил под дверью Грейнджер. Мне весьма не понравилось, что она там одна.
- Что вы тут делаете, мисс Грейнджер?
- Я… я жду профессора Флитвика, сэр…
Черт, где же Поттер с Уизли?
- Филиус, - позвал я, - вас тут спрашивают.
Флитвик поспешно вышел в коридор, а я, провожаемый полным отчаяния взглядом юной поджигательницы, отправился искать глупых мальчишек.
Наверняка еще рано, но сходить проверить коридор на третьем этаже все же было необходимо. Из-за последнего поворота до меня донесся яростный голос Минервы:
- Вы считаете, что вы куда более надежные сторожа, чем десяток заклинаний?! Хватит этой чепухи!
Я аккуратно выглянул из-за угла и с удовольствием отметил, как искренне возмущена МакГонагалл. И как напуганы оба мальчишки.
Значит, Альбус не только мне поручил за ними следить. Вот и прекрасно. Она их декан, и к тому же замдиректора школы, вот пускай и разбирается сама. Я, конечно, тоже здесь буду, но точное знание того, что я не один, очень кстати.
- Если я еще раз увижу вас около этой двери или кто-то расскажет мне о том, что видел вас здесь, Гриффиндор получит еще пятьдесят штрафных очков.
Я, и не видя их «у этой двери», могу точно сказать, что они тут будут. Но если я изловлю их сам, то меньше чем сотней баллов они никак не отделаются.
~*~*~*~
Севочка, я понимаю, как ты занят, но вынужден напомнить, что сегодня тридцатые сутки и у тебя осталось совсем мало времени. Я очень надеюсь, что эта досадная небрежность с твоей стороны, случившаяся впервые, никогда больше не повторится.
Клаус Каесид, Старейший Князь.
~*~*~*~
Как я мог забыть! Мерлин, ведь сегодня действительно тридцатый день! С этими уродами я впервые в жизни забыл о своей единственной прямой обязанности. В полной растерянности я стоял посреди своего кабинета и физически ощущал, как умираю.
- Сев, ты решил от нас избавиться? – тихо спросил Крис.
- Я… я забыл… я…
- Тогда что ты так перепугался? Еще целых полтора часа. Ты пока никуда не опоздал.
- Я забыл.
- А ты Князю не говори, что забыл. Откуда ему знать? Тебе бы и часа вполне хватило.
- Он знает, что я забыл. Мы с ним договаривались, еще когда я в школе учился, что последние сутки - контрольные. Или я появляюсь на день раньше, или предупреждаю, когда приду. На всякий случай.
Крис хмыкнул, превратился в летучую мышь и преспокойно уселся мне на плечо.
С мрачными мыслями, что я идиот, склеротик и безответственный негодяй, я ринулся в камин, изгоняя из сознания бессмысленные вопросы о том, что и как я стану объяснять Кесу.
Четыре часа утра. Я лежу на диване на Тревесе, устроив голову у него на коленях, и очень хочу спать. Но не могу.
- Кес, ты уверен, что Альбус отправился в школу?
- Да. Я сам его провожал. И ты это уже спрашивал. Раз пять.
- Значит, там все в порядке?
Он пожимает плечами и совершенно равнодушно выдает:
- Тебе не все равно?
- Нет.
- Очень плохо.
Я не верю, что он действительно так думает. Никогда не поверю.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
08.06.1992
Альба, если ты еще раз так расстроишь Севочку, то я больше в твоих авантюрах участвовать не буду.
Кес.
~*~*~*~
Столбы наносят повреждения автомобилям только в целях самообороны.

А Кес опять смеется. Ему весело. И самое неприятное, что от разговора с ним мне тоже становится весело. Неприятное - потому что я не понимаю, как это происходит. А я не люблю, когда я чего-то не понимаю. Здорово не люблю.
- Ну, что ты?.. Если бы это было так просто, его бы давно уже украли. Это практически невозможно, не говоря уже о том, что абсолютно бессмысленно. Томми все равно не смог бы им воспользоваться.
- Почему это? Почему Темный Лорд не смог бы использовать камень?
- Потому что он философский.
- Лорд философский?
- Камень. Не понимаешь?
- Нет.
- И не надо. Не стоит, Севочка, забивать голову всякой ерундой.
Ясно. «Томми» не смог бы воспользоваться камнем, потому что камень – философский, а «Томми» - нет. Сколько же мне потребовалось лет, чтобы начать разбирать его каламбуры! Проще говоря, Кес считает, что у Лорда ума не хватит грамотно применить изобретение Фламеля.
Ладно, я понял.
Непонятно только, почему нельзя все это сказать нормальными словами.
- Севочка, я так и не разобрал, с чего ты переполошился?
- Ну, я же тебе рассказал. Он чуть не убил мальчишку.
- Какого мальчишку?
- Поттера!
- Ах, Гончара... Не волнуйся. Его нельзя убить. Об него можно только разбить собственную голову. Чем быстрее вы это поймете, тем лучше для вас.
- Это я уже слышал. Извини, но что-то не верится. Убить можно кого угодно. Ты же сам говорил, что даже Темного Лорда можно убить.
- Когда это я такое говорил? Ты, Севочка, опять все перепутал.
Нет, ну совесть у него есть? Хотя, господи, о чем я...
- Ты говорил, - терпеливо начинаю объяснять я, - что ты бы убил Темного Лорда, если бы он заставил меня...
- Вздор! Никогда я не говорил ничего подобного.
- Кес!
- Я сказал, что я бы его уничтожил.
- Это не одно и то же?
Зря спросил. Скорее по инерции. Опять он меня разозлил до полной невменяемости.
- Ты действительно не видишь разницы?
- Вижу, вижу. Оставь.
- Ну, слава богу. Ты, Севочка, иногда меня просто пугаешь. Своей... непредсказуемостью.
А это хорошая идея - называть врожденный идиотизм непредсказуемостью. Теперь я знаю, как можно охарактеризовать Фэйта. Он непредсказуем. Так ему в следующий раз и скажу. А то он обижается, когда я прямо говорю, что он идиот.
Виду особо не показывает, но наверняка ведь обижается.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
10.06.1992
У нас все в порядке, а от некоторых накладок никто не застрахован. Кес, я очень благодарен Северусу, без него все было бы намного сложнее, но он опять требует должность преподавателя по защите. Я бы предпочел, чтобы ты сам объяснил ему, что это совершенно невозможно. Тем более что нового профессора я уже нашел. Нам всем не повредит хорошее настроение.
Альбус.
~*~*~*~
- Перестань, Северус. Гарри - милый добрый мальчик.
Кто бы спорил. По гриффиндорским понятиям Альбуса, конечно. А вот Драко от этого «милого доброго мальчика» досталось. И еще достанется. Всегда найдется рядом с тобой какая-нибудь мерзость, отравляющая жизнь.
- Осмелюсь спросить, из чего вы сделали такой оптимистический вывод о характере мистера Поттера?
- Когда я сказал, что камня больше нет, он спросил меня про Фламеля. Ему не все равно, понимаешь?
- И?
- Я ответил как есть, - поглядывая на меня с хитрой улыбкой, изрекает Дамблдор. - У Ника достаточно эликсира, чтобы привести свои дела в порядок. А потом он умрет.
Вот тут я начинаю смеяться. Учитывая тот факт, что в следующий раз Фламелю потребуется принимать эликсир лет через двадцать, свои дела он закончить, безусловно, успеет. Даже те, которые еще не начал. Не говоря уже о том, что мне в принципе не верится в уничтожение камня. Хотя, кто их разберет… Но можно ведь и другой создать. Наверняка Фламель знает, как это сделать.
Но смешно.
Альбус тоже ухмыляется в бороду. Глаза блестят... У них с Кесом никогда ничего не меняется. Все повеселились. А Поттер - идиот.
Хотя ничего удивительного в этом, в общем-то, нет. Чего я, собственно, ожидал? В кого ему по-другому самовыражаться? Не в кого.
Но окончательный итог подвел Кес.
Так «подвел», что и вспоминать не хочется.
- Понравилось играть шлимазла, Севочка? У Альбы на празднике жизни?
- Не смей меня так называть! – у меня аж в глазах потемнело. – Не смей! Слышишь?! Я тебе запрещаю!
- Разве я называл? - он улыбался, по своему обыкновению, то ли снисходительно, то ли насмешливо. – Мне просто любопытно стало, пришлась ли тебе по вкусу эта роль?
Я вскочил, пару секунд пытался испепелить его взглядом, а потом бегом устремился к себе.
Шлимазл!
Сам сволочь!
Мерзкая, старая, отвратительная сволочь!
Ненавижу!
Я сидел у себя в спальне, и мне хотелось разреветься от дикой обиды. А еще оттого, что он совершенно прав. Абсолютно прав. Ладно. Ничего уже не изменить.
Но если я еще раз захочу спасать этого безмозглого самовлюбленного мальчишку, мне будет что вспомнить. Можете не сомневаться, господин директор, больше я так не подставлюсь. Впредь все игры – без меня.

Конец третьей истории

#10 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 06:58

Глава 9. Логическая пауза (часть 1)

История нервно-паралитическая, о волшебных тварях, которые сами тебя найдут. Только дай им повод. А еще о том, что добро обязательно победит зло. Поставит на колени и зверски убьет.

- Что же ты делал с большой государственной печатью Англии?
- Я щелкал ею орехи!
Марк Твен.
Принц и нищий.

У меня ничего нет.
Уже много лет в Имении нет абсолютно ничего, что могло бы их заинтересовать. Кроме меня самого, конечно. Но ведь их это еще ни разу не остановило.
Моим барахлом давным-давно завалена ашфордская спальня Айса. Там только проход и остался. Она навсегда превращена в склад всяких интересных вещей, которые авроры были бы совсем не прочь найти в Имении. Первое время Айс терпеливо разбирал завалы, которые я устраивал во время каждого обыска, пока Нарси министерским зубы заговаривала, даже пытался ругаться, что я развел такую помойку, а потом перестал.
Давно перестал.
Зато там теперь можно обнаружить массу интересных вещей. Айс иногда этим пользуется и неизменно что-нибудь находит. К счастью, он никогда меня не спрашивает, что именно он нашел.
Потому что я все равно этого не знаю.
~*~*~*~
- Севочка, Альба просил меня поговорить с тобой.
Как-то не очень оптимистично звучит. Неужели опять нажаловался?
- О должности профессора по защите.
- То есть?
- Понимаешь, с этим местом не все обстоит так радужно, как тебе представляется.
«Радужно» - как раз очень подходящее слово. Учитывая, что год от года эта должность обходится с теми, кто ее занимает, все ласковее.
- Кес, ты считаешь, что это теперь тема для шуток? Ты не забыл случайно, что Квиррелл умер три недели назад?
- Я не забыл. Но беда в том, что ты сильно ошибаешься, полагая, будто сможешь снять проклятье.
- Ты же на меня ее заколдовал… Кес?
- Я – да. Безусловно. Но Альба уверяет, что она была проклята и раньше.
- Кем?
Чушь какая-то! Вот уж не ожидал, что Дамблдор придумает такую ерунду, чтобы меня отпугнуть. Ладно бы еще кого-нибудь другого.
Ничего-то у вас не выйдет, господин директор. Я прекрасно помню, как и почему эта должность была проклята. И кем.
- Альба говорит, что в свое время Томми…
Ах, «Томми»! Ну конечно! Кто же еще. Валим на отсутствующего. Очень смешно. А главное, невероятно оригинально.
- Кес, это чушь.
- Почему? Альба говорит, что Томми дважды просился на это место…
- Он хотел стать учителем?! – я просто обалдел от таких новостей. - Школьным учителем?!
- Да, - у Кеса почему-то сделался очень расстроенный вид. – Что тебя удивляет, Севочка? Ты же захотел быть школьным учителем.
- Я захотел?! Да у меня…
Тут я застыл с открытым ртом, вдруг вспомнив, что Кес ничего не знает о том, как и почему я согласился работать в Хогвартсе.
- Я понимаю, Севочка, ты за столько лет так и не решил, нравится тебе там или нет, но что-то мне подсказывает, что скорее «да», чем «нет».
- Ничего подобного! – выпалил я, не успев подумать.
- Говорить ты можешь что угодно. Особенно Альбе. Человек живет так, как он хочет. Всегда.
- Да? А чувство долга?
- Я не замечал, чтобы ты торопился исполнить свой долг. Тебе чем бы ни заниматься, лишь бы подальше от этого самого «чувства долга».
Какая зараза, а! Почему каждый разговор на любую тему он неизменно сводит к Наследству? Да, я ему обещал, что подумаю. После тридцати пяти. Я думаю. И нечего дергать меня беспрерывно!
- Кес, я не готов.
- Понимаю. Так я вернусь к теме нашей беседы. Как мы с тобой только что выяснили, на твоем же примере, чувство долга - это только красивое понятие. Под ним ничего нет. Кроме наших желаний.
- Неправда.
- Разве? Ну, подумай сам. Хотим – есть такое чувство, хотим – никакого чувства нет.
- Неправда, - упрямо повторил я, прекрасно понимая, что именно долг удержал меня в школе, когда исчез Лорд. Да и потом тоже. – Неправда.
- Правда, - он беспечно махнул рукой. – Ты готов делать что угодно, только бы не выполнять свои прямые обязанности. Сначала учился, потом искал бессмертие, потом стал учителем, и развлечения твои приняли форму уже и вовсе катастрофическую. Но главное - ты не скучал.
- При чем тут это?
- Если ты сможешь назвать хоть что-то, что ты в своей жизни делал против воли, то я с удовольствием послушаю.
Ничего я тебе называть не стану. Даже думать на эту тему не желаю, не то что говорить.
- Ну и что?
- Ничего. Я могу вернуться к первоначальной теме нашего разговора?
- Извини.
- Отлично. Альба уверяет, будто Томми дважды требовал должность, ему дважды отказывали, и после этого никто на ней долго не держится.
- А ты?
- А я не пробовал.
- Кес!
- Следи за словами. Ты постоянно искажаешь смысл. Это немного утомляет.
Как бы я ни злился, приходилось признать, что в некоторой степени он прав.
- Что сделал ты?
- Я только определяющую вероятность несчастного случая заложил. Понятное дело, что лучше от этого не стало.
Судя по всему, Дамблдор говорит правду. С какой стати он станет лгать? Но это еще не причина отказываться от… Вот я оба проклятья и сниму. Очень хорошо.
- Ну и что? Ты думаешь, что мне может повредить его проклятье?
Кес принялся разглядывать меня, подняв брови. Когда он так делает, я чувствую себя недоумком. Что на этот раз я сказал не так?
- Я могу идти?
- Да, конечно. Я сообщил тебе все, что собирался.
Я совсем расстроился, встал и отправился к себе. Шел я по Тревесу очень медленно, надеясь, что он меня окликнет.
Не окликнул.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
25.06.1992
Альба, я тебя предупреждал, что это знание ему ни к чему, но ты меня не послушал. Лично мне остается только радоваться, что это твоя проблема, и решать ее, соответственно, не мне.
Удачи.
Кес.
~*~*~*~

Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
25.06.1992
Я все надеюсь, что он когда-нибудь станет взрослым.
Альбус.
~*~*~*~

Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
25.06.1992
Не дай мне Бог дожить до того дня, когда Севочка оправдает твои надежды.
Кес.
~*~*~*~
В конце июня я зашел навестить Кеса, и мы с большой пользой поговорили с ним часа полтора. Точнее, я провел время с пользой. Потому что он дал мне пару очень дельных советов, за которыми я, собственно, и приходил.
Домой я решил отправиться через Джойн. Кес о нем давно знал, и осторожность соблюдать не приходилось. А камины я не люблю. Все никак не могу забыть, как Айс «куковал» про замок с вампирами, который к общей каминной сети подключен. И куда только Министерство смотрит! Надо будет при случае рассказать про это Фаджу. Не то чтобы я особо боялся вампиров, я никогда этих тварей не встречал, но попасть из Ашфорда в такое мерзкое место как-то не очень хотелось. Мало ли…
Рассуждая таким образом, я поднялся к Айсу в спальню и с досадой обнаружил, что так просто к камину мне не пробраться. Давали о себе знать результаты последнего обыска в Имении. Пришлось освобождать проход.
Достав палочку, я начал разбирать завал и тут понял, что так не пойдет. Я все забуду. Дело было в том, что я приходил к Кесу не просто так, а с неприятной проблемой, и теперь очень боялся забыть те четыре адреса, которые он мне назвал. Их нужно было куда-то записать. Покопавшись в наваленном повсюду барахле, я выудил тетрадь в черной обложке, сотворил перо и, записав туда адреса, убрал ее в карман мантии.
Минут через двадцать, попав наконец в свой кабинет, я обнаружил, что записи мои не сохранились. Тетрадь сплошь состояла из пустых листов. Заклинания не помогали. Перепробовав все на свете, я от расстройства даже поколотил ею об стол. Впрочем, это тоже не помогло.
~*~*~*~
«Приходи!» Вот такое лаконичное послание. Почему нельзя написать нормально?! Вот возьму и не пойду. Пока не напишет по-человечески.
Я погасил огонь под котлом.
Не пойду. Я не обязан бежать к нему по первому требованию. Ладно бы еще к Кесу. Но Кес никогда не напишет так нагло. Он всегда подчеркнуто вежлив. Ну… почти всегда.
Пора бы мне уже прекратить заниматься самообманом. Я потому и не люблю такие короткие записки от Фэйта, что в нормальном состоянии он тоже так не пишет.
Я пугаюсь их.
И сильно.
С мыслями, что с ним опять что-то случилось, я шагнул в камин.
С ним ничего не случилось. Он стоял у стола и чем-то колотил об него.
- Фэйт, я надеюсь, что у тебя есть достаточно важная причина отрывать меня от дел? - Он перестал портить вещи и посмотрел на меня с очень расстроенным видом. – Что случилось?
- Айс, ты представляешь, я записал в эту тетрадь… записал, короче. И не могу теперь эту информацию оттуда извлечь!
~*~*~*~
- Дай сюда, - Айс одарил меня презрительным взглядом и буквально вырвал тетрадь из рук. – Это маггловская тетрадка… дневник. Откуда у тебя?
- Из твоей спальни. Я из Ашфорда шел. Записал по дороге, чтобы не забыть, и теперь не могу…
- А что эта маггловская пакость делала в моей спальне?
- Откуда я знаю? Там в углу сундук стоит, Шеф еще оставил...
- Мне?!
Нет, что-то с Айсом не в порядке.
- Мне.
- Тебе? Зачем?
- Да не знаю я. Он же у меня даже жил какое-то время, пока в Фарфоровую Башню не переселился. А сундук оставил. Велел беречь.
- И ты вместо того, чтобы беречь?..
- Айс, это пустая тетрадь. Я просто записал пару адресов. Они мне очень нужны. Ты можешь попробовать извлечь их оттуда?
~*~*~*~
Попробовать, конечно, могу, только если у Фэйта уже не получилось...
Я полистал дневник, понюхал и даже попытался оторвать уголок страницы. Впрочем, безуспешно. Зачаровано, естественно. Ничего особенного. Но факт, что ни одной записи там не было.
- Дай перо.
~*~*~*~
«Эй...» - написал Айс и поднял брови.
Через секунду чернила растворились, и лист опять стал белым.
- Вот зараза!
Видимо, адресов мне уже не вернуть. Явиться к Кесу и сказать, что я попросту их забыл, – немыслимо.
- И что?.. – задумчиво произнес Айс, разглядывая пустую страницу.
Очевидно, в качестве ответа на его вопрос, медленно проступили слова:
«Привет, Эй. Меня зовут Том Риддл. Как к тебе попал мой дневник?»
~*~*~*~
Сказать, что Фэйту сделалось дурно, - это ничего не сказать. Он смертельно побледнел, издал неопределенный звук и шарахнулся от стола, едва удержавшись на ногах.
Бедный Фэйт. Он всегда боялся, что возвращение Шефа примет какую-нибудь... не совсем традиционную форму. А зная извращенное устройство его мозгов и зашкаливающее воображение, я могу представить, что творится сейчас у него голове. Наверняка представляет, как из этой глупой тетрадки высовывается заплесневевшая рука и начинает швырять во все стороны «Avada Kedavra».
Или еще чем похуже.
- Успокойся. Иди сюда. Это просто...
- Тшшш! – Фэйт в ужасе приложил палец к губам.
Я довольно пренебрежительно поднял дневник за краешек двумя пальцами, подошел к вжавшемуся в книжный шкаф Фэйту и помахал тетрадкой у него перед глазами.
- Ты видишь на ней ухо?
Он мотнул головой.
- И я не вижу.
- Это вовсе не значит, что его там нет. Откуда тебе знать, слышит ЭТО, что мы говорим… или не слышит? – одними губами произнес Фэйт.
- А еще видит. Корешком. Или обложкой?
- Убери его от меня.
Несчастье мое.
- Перестань шептать. Это дневник, а не универсальный подслушиватель и подглядыватель. У него только один способ передачи информации. Письменный.
- Передачи, может быть, и один. А восприятия?
- И восприятия один, - решительно говорю я, хотя вовсе в этом не уверен.
По логике, эта штука вполне безобидна. Никаких серьезных магических аномалий в ней нет. Я бы почувствовал. Но Фэйт... Он никогда не ошибается. Это что-то явно мне недоступное, но являющееся аксиомой. К подобному выводу я пришел еще в школе, и исключений пока не было. Мне не нравится, что он так испугался. Спроси его сейчас, он и объяснить толком не сможет, что такого страшного он увидел в детском дневнике Шефа.
- Фэйт, эта штука просто умеет разговаривать. С ней можно… поболтать.
- Она еще и думать умеет.
- Я тебя умоляю. ЧЕМ ей думать?
- Раз ОНО отвечает, значит, перед этим думает.
- Почему ты так решил? – подобное заявление удивило меня безмерно.
- Айс, обычно, прежде чем ответить, надо подумать.
- Да?
- Я знаю, что ты считаешь, будто кроме тебя самого остальным думать нечем. Давай мы сейчас это обсуждать не будем.
- Да ты говоришь абсолютную ерунду! Можешь поверить человеку, проработавшему в школе четырнадцать лет. Если тебе отвечают, это вовсе не значит, что перед этим удосужились подумать.
- Айс, эта штука, несомненно, наделена интеллектом. А уровень интеллекта Шефа ты под сомнение поставить не можешь.
- Оно решило, что меня зовут «Эй», обнаружив тем самым уровень своего интеллекта.
- Ну, не знаю...
- А я знаю. Спорим, что думать оно не может. Давай проверим. Хочешь?
Фэйт слишком резко замотал головой, стукнулся виском о шкаф, посмотрел на меня почти умоляюще и начал призывно коситься на камин.
Ну, знаете!
- Да не видит он тебя. Успокойся наконец.
- Айс! – предостерегающе прошептал Фэйт, показывая мне кулак.
- Он не слышит. И не видит. И я не стану бросать такую интересную вещь в камин. Тебе ясно?
Фэйт резко выпрямил спину и решительно произнес громким голосом, обращаясь почему-то не ко мне, а к тетрадке:
- Я ничего не говорил про камин... мой Лорд.
- Фэйт! Угомонись! Ему шестнадцать лет. Он еще ребенок.
- Кто ребенок?
Ненавижу, когда на меня смотрят как на слабоумного. Ладно еще Кес…
- Том Риддл – ребенок. Школьник. Понимаешь?
Фэйт зачем-то натянул перчатку, потом взял дневник у меня из рук, поднял за уголок, внимательно разглядывая, и, брезгливо выпятив губы, произнес:
- Может, он просто познакомиться хочет? Скучно ему…
~*~*~*~
Айс откровенно надо мной смеялся.
Да плевать, что он думает!
Это не игрушка.
Продолжая делать вид, что разглядываю черную тетрадку, я потихоньку продвинулся к горящему камину и быстрым движением забросил дневник Шефа в огонь.
- Ассio, дневник!
Когда он только успел палочку вытащить!
И откуда он всегда точно знает, что я стану делать?!
Обидно.
~*~*~*~
Как-то мне всегда казалось, что Фэйт относится к нашему Лорду с уважением и даже некоторой симпатией. А теперь что? То стол обгрыз, то познакомиться хочет... Хотя Фэйт обычно сочувствовал Шефу, когда тому бывало скучно... Но сжечь дневник я ему не дам. Нельзя упускать такую шикарную возможность поболтать с Темным Лордом, который сам еще не знает, кем станет в будущем.
~*~*~*~
Ой, как мне все это не нравится. Ужасно не нравится. Но ничего не поделаешь. Уж больно эта игрушка понравилась Айсу. Теперь он долго будет над Лордом глумиться. Я уверен.
- Ну что ты так разнервничался, Фэйт? Мне просто интересно, Шеф всегда таким был или это издержки трансформаций.
Минут за десять все константы дневника были выяснены, причем Айс так и не стал разубеждать Шефа в том, что тот имеет дело с «Эй».
~*~*~*~
Ну что я могу сказать? Проблемы с логикой у него врожденные. Программка, в принципе, неплохая, но довольно убогая. Хотя для шестнадцати лет вполне сойдет. Цель неясна, вот что плохо.
~*~*~*~
Шеф учится в Хогвартсе. На пятом курсе. Рассказывает странные вещи. От путешествия в его воспоминания Айс благоразумно отказался уже трижды. Шеф настойчив. Айс его разыгрывает. Сказал, что первокурсник с Хаффлпаффа. Потом заявил, что родители у него магглы. «А у тебя?» В этом месте я, честно говоря, решил, что дальнейший ответ Повелителя будет зависеть от его знания ненормативной лексики в шестнадцатилетнем возрасте. Но ничего подобного не случилось. Лорд весьма учтиво заявил, что он полукровка, магглов просто обожает, а уж лично к «Эй» относится просто прекрасно.
Ни одного слова правды тут нет. Шеф говорил, что грязнокровок ненавидит с рождения. Если принять во внимание рассказы Белл о его тяжелом детстве, повод у него был. И не один. Зря только он с Белл откровенничал.
Айс развлекается. Можно не спрашивать, что ему нужно от дневника. Я и так знаю. Игрушка оказалась вовсе не безобидной забавой. Может, она энергию вытягивает?.. У Айса, конечно, особо ничего не вытянешь, а у ребенка-то запросто.
Айс пытается определить, с какой целью Шеф тратил время на создание этого предмета. Когда стало ясно, что все вранье, Айс начал нервничать.
- Что-то мне это все не нравится, - пробормотал он, захлопывая тетрадь. – Фэйт, ты не против, если я это заберу?
Еще не хватало! От одной такой книги мне уже не удалось его отвадить. Лично я поплатился за это обгрызенным столом. Кого наш умник собирается вывести на этот раз? Гибрид Темного Лорда с маггловской тетрадкой? И потом, там мои адреса. Если Шефа хорошо попросить, может, он их отдаст. Зачем ему маггловские юридические конторы?
- Против.
Айс посмотрел на меня с нескрываемым бешенством, вскочил, с размаху ударил дневником об стол и аппарировал.
Судя по всему, на этот раз я ничего не пропустил. Потому-то Айс так и взбесился.
Прелесть какая.
~*~*~*~
Когда я узнал, кого Альбус пригласил вести защиту, меня просто затрясло от злости. Слабоумного придурка! На мое место! Потому что это МОЕ место. И я получу его рано или поздно. Как бы ни старался директор меня отговорить. И какие бы истории из далекого прошлого ни придумывал. Даже Кеса привлек.
Ничего у вас не выйдет, господа «старые приятели».
Ничего.
Я все равно своего добьюсь. Вот увидите.
~*~*~*~
Адреса он вернул без проблем. Спросил, что это и зачем. Помня его индифферентность к прекрасному миру бизнеса - как магического, так и маггловского, - я быстро перевел разговор на более близкие ему темы.
Зря Айс ругался. Наш Шеф оказался вполне приличным молодым человеком. Очень заинтересовался своим будущим. Ну, я, конечно, не самоубийца и рассказывал ему только приятные вещи. Например, что он станет великим волшебником и защитником чистокровных магических семей. Что все его будут любить и бояться.
Я написал ему, как его будут называть. Он обрадовался, ребенок все-таки, и рассказал мне по секрету, что давно придумал себе это имя, но еще никто об этом не знает.
Я повосхищался его способностями, умом, прозорливостью, великодушием и чем-то еще, точно уже не помню. В общем, он остался доволен.
А это – главное.
Я уверен.
~*~*~*~
- Севочка, я не хотел бы тебя расстраивать, мой мальчик, но у тебя серьезные проблемы. А твои проблемы - это твое личное дело. И мне не нравится, что Альба вынужден их улаживать. Это очень дурной тон.
Я похолодел. Что еще могло случиться? Ненавижу, когда он так со мной разговаривает.
- То есть? – осторожно спросил я его, стараясь выглядеть как можно беспечнее.
Что бы ни произошло, если я хоть чуть-чуть знаю Кеса, то мне сейчас очень сильно попадет. Понять бы еще, за что. Дамблдор ничего не говорил…
Да пошли они к черту!
Я им не мальчик.
Хватит уже!
- Если тебе, Севочка, нужны запрещенные компоненты для зелий, то какого дьявола ты покупаешь их в Лондоне? Что ты на прошлой неделе купил у Борджина?
- Это тебя совершенно не касается, - уверенно произнес я, нервно сглотнув. – Это мое личное дело.
Я прекрасно видел, до какой степени его разозлил мой ответ. Даже на секунду подумал, что сейчас получу еще одну оплеуху.
Но он сделал шаг назад и ухмыльнулся:
- Разумеется. Разумеется, меня это не касается, Севочка. Чем быстрее тебя снова отправят к этим вашим чавкающим тварям, тем быстрее я избавлюсь от своих собственных проблем. И Альбе наука - впредь будет думать, с кем связываться. До сих пор не понимаю, как ты там ему еще всю его школу не перетравил. Продолжай в том же духе. В целом я вполне доволен результатом.
Я все понял. И стало мне очень-очень плохо.
Кес подхватил на руки урчащего Хлюпа и отправился в Западное крыло.
- Доигрался, придурок, - радостно заржал у меня над ухом Гильгамеш.
- Заткнись!
- Тебя попросту сдали, идиот! Как последнего…
- Убирайся!
- Если будешь мне хамить, я приду ночью к тебе в спальню петь хорал.
Кеса нельзя было отпускать. Пойти к нему? Или не ходить?
Опять этот урод меня отвлек. Только ночного пения мне и не хватало. Как будто ему уроков мало.
- Не надо хорал, - обреченно пробормотал я и, усевшись на диван, принялся решать, что мне теперь делать.
Борджин, видимо, доносит на всех своих клиентов. Хорошо устроился. А то я смотрю, его столько лет не трогают. И до войны торговал, и всю войну продержался, и сейчас процветает.
Ну, подожди, мерзавец!
- Не ходи к этому старому кровопийце, Сев, - Гильгамеш с размаху плюхнулся рядом и по-хозяйски положил руку мне на плечо.
- Есть предложения? – я скинул его руку и отодвинулся.
- Хочешь, я его просто убью? – он снова подсел поближе.
- Исключено, - я опять отодвинулся.
- Зря.
Пришлось пустить в ход единственное оружие, которое на него действовало:
- Если ты сию секунду от меня не отвяжешься, я скажу Люциусу, что ты…
- Я тебя не трогал! – возмутился он, мгновенно отодвигаясь. – Тоже мне! Сразу жаловаться! Ты хоть одну свою проблему сам решить можешь? То к старому аккару бегаешь, то к Дамблдору, то к Малфою. Сам-то способен на что-нибудь?
- Пошел вон!
- Да кому ты нужен, - хохотнул он и исчез.
Так я и знал. Всегда одно и то же.
Но хорала не будет точно. Не то чтобы этот урод боялся Фэйта, он вообще никого не боится, но он… я даже не знаю, как это назвать. Он дорожит хорошим мнением Фэйта и его добрым отношением. Фэйт никогда его не прогоняет, всегда готов выслушать любые бредни, позволяет таскать мантии у Нарси из шкафа, а главное, относится с неизменным уважением. А еще наш царь мгновенно покупается именно на то, в чем Фэйт мастер. Стоило лорду Малфою единственный раз, несколько лет назад, выпятить грудь, вздернуть подбородок, презрительно скривить губы, и моя «тень» как будто даже уменьшилась в размерах.
А потом и вовсе сбежала.
Недели на три.
~*~*~*~
Судя по всему, я был прав. Дневник этот занимается наиболее традиционным делом, которым всегда занимаются подобные предметы непонятного назначения. Он вытягивает энергию.
Айс-то этого даже не почувствовал, он сам что угодно вытянет, был бы повод, а вот мне после общения с черной тетрадкой стало очень плохо. Вместо того чтобы спать, я всю ночь боролся с желанием пойти в кабинет и поговорить с Шефом еще.
К счастью, у меня и встать-то сил толком не было, не то чтобы куда-то идти. Но это ночью. А утром я вместо завтрака заперся в кабинете и начал аккуратно расспрашивать Шефа о его тяжелом детстве. Интереснейшие вещи узнал. Например… А впрочем, может, он и сочинял. Уверял же он Айса, что обожает грязнокровок. Хотя меня мог бы и не обманывать. Я сразу назвал ему свое имя. И вообще подробно объяснил, кто я такой.
Примерно через неделю практически беспрерывного общения мы договорились. Будущий Темный Лорд рвался в Хогвартс. Я был не против. Он гарантировал, что поможет мне избавить школу от Дамблдора. Как оказалось, Шеф в свои шестнадцать лет ненавидел этого сумасшедшего любителя магглов просто маниакально. Но выяснить причины этой ненависти я не смог, хотя и очень старался. Может, нашего Лорда тоже в свое время ночью в Запретный Лес послали, какое-нибудь чудовище искать. С убийцей послали. Если так, то и удивляться особо нечему.
Очень полезная вещь эта тетрадка. Ее оказалось до смешного просто заставить исполнять то, что мне нужно. Не знаю, о чем там Айс с ней разговаривал и где нашел «проблемы с логикой». Том Риддл оказался любезнейшим молодым человеком.
Впрочем, Шеф всегда умел быть любезным.
Если хотел.
Вот Айс удивится, когда узнает. А то «не под силу даже Великому Мерлину». Тоже мне, авторитет. Я понимаю, конечно, что мне с Мерлином не тягаться, а вот нашему Лорду - еще посмотрим.
Надо только придумать, как отправить дневник в Хогвартс. Остальное - не моя забота. Шеф сказал, что дальше сам прекрасно справится. Вот и отлично. Я вроде как и ни при чем буду.
Сначала я хотел просто отдать дневник Драко. Но что-то меня остановило. Даже не могу четко определить, что именно.
Не хотелось втягивать ребенка в это дело?
Пожалуй.
Казалось опасным давать ему в руки такую странную вещь?
И это тоже.
Все вместе, наверное.
Мне очень не нравилось, что дневник, безусловно являясь паразитом, функционирует за счет энергии того, с кем общается. Я боялся, что Айс догадается, отчего я так плохо выгляжу. Это вообще сразу стало проблемой. Нарси заметила перемены буквально в первый же день, перепугалась и написала Айсу.
Но его зелья мне не помогали.
Он занервничал, попытался, при полной поддержке моих домочадцев, довольно нагло вселиться в Имение, был выгнан, но не обиделся, а отправился опять шептаться с Нарси.
Для начала они, видимо, решили, что я так расстраиваюсь из-за министерских рейдов, и Айс с делано-беспечным видом время от времени принялся сообщать мне о том, что в Имении ничего интересного для авроров нет. Причем уже много лет.
Знал бы ты, что у меня в столе лежит, mon cher ami, не был бы таким оптимистом.
Все это могло плохо кончиться. От дневника явно необходимо было избавиться. И чем быстрее, тем лучше. Я и так уже еле ползал.
Но главная проблема была в том, что я, честно говоря, так и не понял, как Шеф все это сделал.
И зачем.
А что еще хуже – этого не понял Айс. Стоило быть аккуратнее, учитывая тот факт, что на моей памяти это вообще был практически первый случай, когда Айс чего-то не понял. Когда я спросил его, может ли он сделать такой же, он начал злиться, шипеть, обозвал меня «болваном» и сбежал. На языке Северуса Снейпа это «однозначно» означало, что он не понял, с чем имеет дело.
А если Айс не понял, то Драко я эту вещь не дам. Мало ли…
~*~*~*~
Добби плохой эльф. Очень плохой эльф. Добби не любит хозяина. Хозяин плохой черный маг. Добби видел, как хозяин разговаривал с тетрадкой. Добби все видел. Добби тоже разговаривал. Добби писал. И тетрадка отвечала. Добби не сказал, что он Добби. Добби умный эльф. Добби сказал, что он хозяин. Тетрадка обрадовалась. И отвечала. Тетрадка сказала, что Добби молодец. Тетрадка любит Добби. А хозяин - гадкий хозяин. Он замыслил недоброе. Он плохой черный маг. Он забрал у Добби тетрадку. Спрятал. Но Добби нашел. Тетрадка - друг. Она сама так сказала.
~*~*~*~
Они там в Министерстве совсем с ума посходили. Меня не очень заботило, что они пытались завести на меня дело, это проблемы Дамблдора. Должен же он, в конце концов, как-то расплачиваться за счастье который год лицезреть мою прекрасную физиономию в Хогвартсе.
Но все это очень странно действовало на Фэйта. И я впервые ничем не мог ему помочь. Он норовил не выходить из кабинета вообще и опять начал запираться.
Ненавижу авроров!
Что им опять от него нужно?
В этом доме уже давно ничего нет! Об этом не кто-нибудь позаботился, а лично я сам. Если что и есть, то вам этого не найти. Никогда. А если найдете, то вам же хуже. Потому что Фэйт потерян для вашего правосудия практически так же, как и я. Давно и навсегда. Его ведь тоже можно научить превращаться в летучую мышь, если случится что-нибудь очень неприятное.
В те дни мне впервые пришла в голову мысль о том, что если придется стать Князем, а мне по-любому придется рано или поздно им стать, то ведь никто не запрещал предложить Фэйту составить мне компанию. Вдруг он согласится. Не сейчас, конечно, а лет через... Не знаю, через сколько. Через много.
Эта идея до того мне понравилась, что, обдумывая ее, я постепенно перестал воспринимать Наследство как нечто ужасное. В конце концов, если все сложится удачно, то можно будет со временем…
Ладно, там посмотрим.
А Борджин - это серьезно. Наши почти все к нему ходят. Зачем же Дамблдор рассказал о проблемах с Министерством Кесу? Он ведь понимал прекрасно, что мы этого так не оставим. Ну дает «старый приятель».
Я решил озадачить решением этой проблемы Фэйта. Он всегда оживляется, когда чем-то занят.
~*~*~*~
От постоянного общения с дневником меня отвлек Айс. Видимо, Министерство взялось за нас всерьез, если даже под крылышком у Дамблдора стало неспокойно.
Очевидно, Айс тоже считал себя в безопасности, потому что явился ко мне посреди ночи и дрожащим от обиды и негодования голосом стал рассказывать про хозяина какой-то лавки, который оказался министерским стукачом и донес аврорам, что и когда Айс у него покупал для своих ядов.
Я слушал эту ахинею вполуха, думая о том, что если варить столько ядов, сколько варит Айс, то можно уже всех нас перетравить. Куда он, собственно, их девает? Магглам продает? А я бы продал. Это вообще интересная идея. Может, предложить? Хотя Айс не поймет, зачем это нужно. Если предлагать, то Кесу. Нет. Кес наверняка это знает. Я ничего такого в бизнесе никогда не придумаю, чего он бы не знал. Недаром он так фармацевтикой увлекается.
- …и я не представлял, что так может быть.
Он замолчал, ожидая ответа. Все-таки я еще не до конца проснулся, иначе бы не сказал то, что сказал:
- Ты не представлял, что можно настучать на стукача?
- Что?
Он так это произнес, что сон как рукой сняло.
- Айс, извини, ты же видишь, что я нездоров.
- Да ты вообще когда-нибудь бываешь здоров?! – заорал он, и я понял, что гроза прошла мимо.
То есть он, конечно, не упустит случая донести до моих «тупых мозгов», что именно он о них думает, но мне ведь, честно говоря, это все не особо важно. Покричит и успокоится. Может, и лучше, что я ему такую пакость сказал, хоть пар выпустит.
~*~*~*~
Всегда подозревал, что актер из меня никудышный. Фэйту были настолько неинтересны мои жалобы, что он и слушать толком не стал. И не понял, как все это опасно. Для всех нас опасно. Вместо того чтобы быстро предложить решение проблемы, как я от него ожидал, он ударился в абстрактные рассуждения о собственных болезнях и постоянном плохом самочувствии. Я даже растерялся и, чтобы привести его в сознание, принялся орать. Надо сказать, что это помогло. Он явно стал внимательнее и даже задумался.
~*~*~*~
Неужели Кес все-таки продает результаты исследований Айса? Хотя он и сам постоянно что-то варит. Как бы выяснить, что именно? Айс ведь никогда не страдал психическими заболеваниями или чем-либо подобным. Я прошлым летом просто был занят и выкинул из головы тот случай, когда он явился в Имение и сказал, что Ашфорда нет на месте. Мы никогда не возвращались к этому вопросу, и я решил, что они уладили это с Кесом. Пока однажды сам так не попал. Вообще-то, они аппарацию почти никогда не открывают, не знаю уж почему, но иногда небрежничают. А так как это даже проще, чем Джойн, то я всегда пробую сначала туда аппарировать. Вот я зимой и плюхнулся в снег прямо из собственного кресла. Сразу вспомнил ту летнюю историю и быстренько дезаппарировал домой, пока ничего не случилось.
Но факт, что с замком что-то не так. И факт, что занимается этим Кес, потому что Айс год назад ничего не знал. Так что есть у меня подозрение, что Кес варит вовсе не яды.
И почему я раньше никогда об этом не думал?..
- Что ты молчишь? – орал тем временем Айс.
Как же он иногда бывает занудлив…
~*~*~*~
Внимательно выслушав мои вопли и окончательно проснувшись, Фэйт, видимо, проникся серьезностью проблемы и даже нашел ее решение, потому что на мое предложение высказаться беспечно махнул рукой и выдал:
- Это все очень просто, Айс.
Ну слава Мерлину.
~*~*~*~
- Да?
Он удивленно поднял брови и перестал орать.
- Да, - твердо ответил я, поразившись тому, что он вдруг замолчал.
- Просто? Меня чуть в Азкабан не отправили!
Мерлин.
Что там у него случилось?
- Айс, скажи конкретно, чего ты от меня хочешь? – вкрадчиво обратился я к нему, прекрасно понимая, что если, не дай бог, он уже это… проорал, то сейчас все начнется сначала.
- Не знаю, - с очень несчастным видом ответил он.
Что-то я пропустил.
- Я так понял, что твой ненормальный директор все уладил.
- Фэйт, Борджин доносит на всех. У Эйвери был обыск неделю назад.
- Я знаю. Ну и что?
Удивил меня. Обыском.
- Он был перед этим у Борджина.
- Закон о защите магглов тут ни при чем, - это я знал совершенно точно. – Они свои рейды только начали и действуют пока очень аккуратно. У Эйва ничего не нашли. И не найдут никогда.
~*~*~*~
Этого я никак не ожидал. Фэйту было совершенно все равно. К обыскам он привык. А вот Закон о защите магглов, который протолкнул Артур Уизли, его волновал. Интересно, почему? Это никак на нас не скажется. Хотя… я ведь именно из-за этого и попал в неприятности. Я постоянно покупаю что-нибудь в магазине Борджина, и никогда не было проблем. А теперь они активизировались… Опять Фэйт видит проблему гораздо глубже. Но ведь в данном случае от этого ничего не меняется. Повлиять на Закон мы не можем. Он уже принят, и говорить не о чем. А вот Борджина надо приструнить.
Но я даже приблизительно не представлял, как это сделать. Его невозможно ни убить, ни запугать. Шум поднимется невероятный. В подозреваемые попадут все наши, а Дамблдор так вообще сразу поймет, что это моя работа.
Кроме того, у Борджина можно найти то, что нельзя найти больше нигде. Избавившись от него радикально или напугав и заставив сбежать, я окажу очень сомнительную услугу. И Дамблдору, и нашим. Не пойдет.
Все это я изложил Фэйту.
- Убить нельзя, - пробормотал он, загибая пальцы. – Разорить нельзя, напугать нельзя, заставить сбежать нельзя, значит надо… Это очень просто, Айс.
Я его люблю.
Однозначно.
~*~*~*~
В середине августа Драко получил наконец письмо из Хогвартса со списком необходимых на втором курсе вещей и учебников. До разговора с Айсом я вовсе не собирался в Лондон. Таких проблем, как в прошлом году, не предвиделось, и Нарси прекрасно справилась бы сама. И ей развлечение, и мне спокойнее.
Но, видимо, не судьба.
Тем более что, решая, как обезвредить Борджина, я придумал, каким образом переправить в Хогвартс дневник Шефа. Айс не зря при первом разговоре с Лордом представился хаффлпаффским первокурсником. Это мгновенно усыпило бы бдительность и более подозрительного человека. Первокурсник с Хаффлпаффа – самое безобидное существо в мире. А еще лучше - первокурсница. Для ведения дневника нужны и аккуратность, и терпение. Эти качества больше свойственны девочкам. Тут я подумал о том, как нашему Лорду придется обсуждать бантики, ленточки, носочки, платочки, и засмеялся. Так ему и надо, честно говоря. А то все о великом да о великом. Нет, чтобы как мы, по земле ходить.
Я еще раз взглянул на присланный Драко список и грустно вздохнул. Интересно, кто такой Локхарт. Надо будет у Айса спросить.
Последнее решение оказалось крайне неудачным, в чем я и убедился буквально на следующий же день.
- Айс, кто такой Гилдерой Локхарт?
- Даже не говори мне о нем!
Боже мой…
- Хорошо, не буду.
Айс помолчал и вдруг спросил:
- Фэйт, ты случайно не знаешь, у тебя есть домовой эльф по имени Добби?
- Есть. Ты тоже с ним знаком. Это тот самый, которого я напоил твоим ядом. Он с тех пор год от года все неадекватнее.
- О Мерлин, - тихо простонал Айс и аппарировал.
Зачем, спрашивается, приходил? Ни «здрасти», ни «до свидания».
~*~*~*~
Про домовика по имени Добби меня просил узнать Дамблдор. Что именно этот эльф натворил, так и не объяснил, но и без того было ясно, что если посторонний человек знает имя чужого домашнего эльфа, то ничего хорошего в этом нет и быть не может. И я сделаю большую глупость, если скажу Альбусу, что это эльф Фэйта.
Директор расстроился. Говорил, будто домовик явился в дом к тем магглам, у которых живет Поттер, и запугивал мальчишку, заставляя дать обещание не ездить в Хогвартс.
Я обалдел. Потому что такого просто не может быть. Так не бывает.
- Откуда вы знаете?
- Артур Уизли, - Дамблдор покачал головой. – Гарри рассказал об этом его сыновьям.
- Выдумки.
- Тогда откуда Гарри знает имя?
- Придумал. Вы знаете такого эльфа? Нет. И я не знаю.
- Это вовсе не значит, что его нет, Северус.
Если все это правда, то спятившего домовика надо попросту убить. Чем я и займусь. Только выясню, что он все-таки от Поттера хотел.
А вообще, все это просто немыслимо…
~*~*~*~
Лунным светом залита аллея,
Выхожу с рогаткой на простор,
Все скамейки перемажу клеем,
А потом махну через забор.
Эдуард Успенский.

На самом деле проблема Айса нервировала меня гораздо больше, чем я ему показал. Но вариантов особо не было. Если этот Борджин мешает Айсу заниматься своими делами, рано или поздно нам все равно придется его обезвредить.
Войдя в магазинчик, я оглядел предметы, выставленные в витринах, и позвонил в звонок на прилавке.
- Руками ничего не трогай, - быстро сказал я, заметив, что Драко уже потянулся к хрустальному шару.
- Но ты ведь хотел купить мне подарок?
Я хотел? Ах, да…
- Я обещал тебе метлу.
- Зачем она мне? Я же не играю за свою команду.
Почему? Почему, собственно, он не играет за Слизерин, если ему хочется? Что-то Айс мне говорил по этому поводу, но я забыл, если честно. Как всегда, что-то про Поттера.
- В прошлом году Гарри Поттер…
Как же мне это надоело!
- …купил себе «Нимбус-2000» и стал играть за свой Гриффиндор. Получил особое разрешение от Дамблдора. Как же, знаменитость! Все из-за этого дурацкого шрама на лбу, все считают его умником. Ах, распрекрасный Поттер!
Убейте меня…
- Ах, какой шрам! Ах, какая метла!
Ну все.
- Ты говоришь мне это в сотый раз как минимум. Изволь помнить: плохо относиться к Гарри Поттеру нельзя. Его считают героем.
Чего я, спрашивается, хочу от Драко, если этих элементарных вещей даже Айс не желает понимать.
- О! Мистер Борджин.
Не прошло и года.
- Добро пожаловать, мистер Малфой! Всегда рад видеть вас у себя. И вас, и вашего сына.
Какой же у него отвратительный голос.
- Что желаете? У меня есть что показать. Только сегодня получил товар, и цены умеренные!
Как же. Нашел сумасшедшего - у тебя покупать. Нет, мой дорогой, сегодня здесь охотник я. Если все сложится как надо, то, по крайней мере, одного источника доходов я тебя лишу. А там посмотрим.
- Сегодня я не покупаю, мистер Борджин, а продаю.
- Продаете?
Улыбка сползла с его лица. Действительно обидно. Думал и с меня денег взять, и с Министерства? Я бы на твоем месте тоже расстроился. Ничего, сейчас я тебя порадую.
- Вы слышали, разумеется, о том, что Министерство провело уже несколько рейдов, - я достал из внутреннего кармана свиток, врученный мне час назад Айсом, и, встряхнув, развернул так, чтобы Борджин мог прочитать. - А у меня дома… м-м… кое-что есть.
Он деловито нацепил пенсне и просмотрел список.
- Неужели, сэр, в Министерстве осмелятся беспокоить вас?
Знал бы ты, как часто они ко мне ходят. Только это ведомства разные. То, что сейчас затеял Уизли, не имеет ничего общего с теми милыми ребятами, которых я имел удовольствие наблюдать в своем доме последние десять лет.
- Пока мне не наносили визита - к фамилии Малфой все ещё относятся с уважением, - однако деятельность Министерства становится все более и более назойливой. Ходят слухи, что готовится новый закон в защиту магглов. Не сомневаюсь, что за всем стоит этот нищий глупец и магглофил Артур Уизли.
Жаль, я не увижу лица Уизли, когда он будет читать твой донос, ничтожество.
- Боюсь, что некоторые яды могут показаться…
Айс так и сказал, что именно яды вызовут наибольший интерес.
- Конечно, конечно, сэр, - закивал головой Борджин. – Дайте подумать…
Подумать ему было о чем. И как побольше денег с министерских содрать, и как меня не очень сильно подставить. Жить-то пока не надоело.
Я даже ему посочувствовал...
- Папа, ты не купишь мне вот это? – Драко ткнул пальцем в стекло, за которым на подушке лежала высушенная рука.
- Рука Славы! – воскликнул Борджин. – Купите эту руку, вставьте в нее горящую свечу, и никто, кроме вас, не увидит ее огня. Лучший друг воров и разбойников! Сэр, у вашего сына отличный вкус!
Вот негодяй! Думаешь, что если меня сегодня заберут по твоей наводке, то у Драко не останется иного выхода, как стать вором?
- Надеюсь, мой сын тянет на большее, чем вор и разбойник, - не сдержавшись, процедил я сквозь зубы.
- У меня и в мыслях не было оскорбить вас, это ведь только к слову пришлось, - засуетился Борджин.
Не стоило показывать ему, что я разозлился. Совсем не стоило. Надо переводить разговор на нейтральную тему…
- Хотя, если он не исправит свои оценки, - Драко дернулся и скорчил обиженную гримасу. Отлично, подыграй мне, мальчик, - то, вполне вероятно, эта деятельность окажется единственной, к которой он будет пригоден...
- Я в этом не виноват! У всех учителей есть любимчики. Хотя бы Гермиона Грейнджер.
- На твоем месте я бы сгорел со стыда, если бы подобная девица, к тому же не из колдовской семьи, обходила бы меня по всем предметам, – главное, чтобы у Борджина сложилось впечатление, что мы вообще про него забыли.
- Всюду одно и то же, - залебезил Борджин. – На чистоту колдовской крови обращают все меньше и меньше внимания...
М-да… Не удаются тебе сегодня комплементы. А ведь так стараешься. Мне за тебя даже обидно.
- Только не я.
- Разумеется, сэр, и не я тоже, - с глубоким поклоном поторопился согласиться со мной этот идиот.
- В таком случае, может быть, мы могли бы вернуться к обсуждению моего списка. Я немного тороплюсь, Борджин, у меня сегодня важная деловая встреча.
И об этом донеси. И это тоже окажется липой.
Для порядка я с увлечением поторговался с Борджином, краем глаза наблюдая, как Драко продолжает обследовать витрины. Вот сказал же я ему ничего не трогать! Когда он наконец достиг большого шкафа с явным желанием залезть внутрь, разговор пришлось заканчивать.
- Ну, всё. Драко, идем скорее. Всего наилучшего, мистер Борджин. Завтра жду вас у себя в замке.
Едва дверь магазинчика захлопнулась у меня за спиной, Драко закатил скандал.
- Значит, по-твоему, я смогу быть только вором?! Конечно, я же не Поттер!
Если я еще раз услышу слово «Поттер», я его убью.
«Кого именно? - ехидно поинтересовался здравый смысл голосом Айса. – Драко? Или Поттера?»
Не знаю. Просто я не могу больше этого слышать.
- Посмотрим, с какими результатами тебе удастся окончить второй курс, - холодно сказал я, взяв Драко за плечо и подтолкнув вперед. – Пойдем учебники покупать. Список не потерял?
- Не потерял, - обиженно буркнул он. - И сначала лучше мантии.
В этом он прав. Чем быстрее я избавлюсь от дневника, тем лучше. Учебники подождут.
~*~*~*~
«Все», - такие «письма» присылает мне только Фэйт. Интересно, где он совенка взял. Не с собой же потащил. Купил, наверное.
Я сжег записку и отправился в Имение. В принципе, сегодня ночью я его уже инспектировал. Сверху донизу. Каждый уголок. И с перстнем Наследника на пальце. Может, еще Кеса попросить пройтись? Одно дело, когда они сами приходят, и совсем другое, когда они придут, потому что Фэйт подставляется специально. Из-за меня.
Хотя Кеса о такой ерунде не стоит просить. Сам справлюсь.
- Сев, ты не забыл, что он в кабинете держит дневник Тома Риддла? - вдруг заявил Гильгамеш, когда мы с ним были уже в подвалах.
Не может быть. Он, конечно, идиот, но не настолько же, чтобы оставить такую вещь в кабинете, наверняка зная, что придут, да еще и по наводке.
- Ты уверен?
Вместо ответа Гильгамеш просто исчез, а я отправился в кабинет Фэйта искать ту черную тетрадку.
И, естественно, не нашел. Конечно, она давно в Ашфорде.
По-другому просто быть не может.
~*~*~*~
Оставив Драко примерять мантии, я отправил Айсу сову, и с некоторым удивлением обнаружил, что столкнулся с рядом непредвиденных трудностей.
Во-первых, оказалось, что найти первокурсницу с Хаффлпаффа невозможно, потому что кто же их знает, на какой факультет они попадут. Она может выглядеть так мило и невинно, а окажется в итоге гриффиндоркой, и прощай, любимый Повелитель. Такая соберет всех своих подруг, и они бантиками да рюшечками сведут нашего Шефа с ума гораздо быстрее, чем он успеет выгнать из школы Дамблдора.
Во-вторых, это все вообще оказалось гораздо сложнее, чем я думал. Подбросить. Легко сказать. Вот если бы его надо было продать, тогда да, а подкидывать предметы я никогда не пробовал.
Примерно через час я вернулся за Драко, накормил его мороженным, и мы отправились покупать учебники.
Времени почти не оставалось. Если авроры явятся, пока меня нет, то весь наш план провалится. Чтобы устроить большой скандал, я должен быть на месте, иначе вообще не стоило все это затевать.
Войдя в магазин, я, честно говоря, потерял дар речи.
Так вот ты какой, Гилдерой Локхарт. Теперь мне хотя бы ясно, почему у Айса начинаются судороги, когда он слышит твое имя.
Если бы уведенное мной не было так ужасно, я бы, наверное, посмеялся. Но в тот момент мне было вовсе не смешно. Ладно Драко, мы с Айсом сами его научим чему угодно, но ведь в Хогвартсе дети как бы учатся. Например, те, кто заканчивает в этом году пятый курс. Или седьмой.
Как, ради Мерлина, они будут сдавать СОВ? Не говоря уже о ТРИТОНах… Чему ЭТО сможет научить их за год?
Дамблдор совсем рехнулся.
Окончательно и бесповоротно.
Если у меня еще оставались какие-то сомнения, то в этот момент они исчезли окончательно. А главное, я понял, как можно подкинуть дневник. Его попросту нужно засунуть в чей-нибудь учебник.
Я внимательно оглядывал шумную толпу детей, выбирая наиболее неприметную девчушку. Чем тише ребенок, тем более одиноким он будет в школе, и тем более вероятно, что наш любезный юноша успешно скрасит ей долгие зимние вечера, когда так хочется домой к маме.
- Рон! – раздалось совсем близко. - Что вы тут делаете в такой толпе? Пойдемте-ка на улицу.
Попа-а-ался. Сегодня не твой день, ничтожество. И донос на меня окажется липовым. Вот твое начальство порадуется.
- Так-так-так, Артур Уизли.
Я подошел к ним и положил руку Драко на плечо. Пусть знает, что я с ним.
Судя по возмущенным лицам наших «противников», стычка уже была. И Драко оказался в ней один. А этих вон сколько. Никогда ничего не меняется. На Айса эти «храбрецы» тоже всегда нападали толпой.
Лохматая девочка - это, очевидно, та самая… Мерлин, все время забываю, как ее зовут.
Я изобразил максимально презрительную гримасу.
- Люциус, - кивнул Уизли.
Поттер. Ну, это понятно. Просто-таки копия.
Бедный Айс.
А дальше сплошные Уизли. Сколько же их развелось за это время…
- Говорят, в Министерстве полно работы? – участливо поинтересовался я, поддерживая беседу. - Все эти рейды... сверхурочные-то платят?
Я нагнулся и вытащил из котла рыжей малышки потрепанный учебник "Руководство по трансфигурации для начинающих".
Вот тебя-то мне и надо, девочка.
- По-видимому, нет. И какой смысл позорить самое имя волшебника, если тебе за это даже не платят?
Меня всегда забавляла способность рыжих людей краснеть целиком и сразу. Уизли просто в секунду залился краской, как и его бесконечные дети.
- У нас абсолютно разные представления о том, что позорит имя волшебника, Малфой, - стараясь держать себя в руках, ответил он.
Нет, так не пойдет. Они все на меня смотрят, и дневник засунуть меж страниц не удастся. Заметят. Вон эта лохматая бестия так и уставилась. И тут я придумал.
- Разумеется, - насмешливо ответил я и перевел взгляд на родителей этой маленькой заучки, которые настороженно наблюдали за нашей беседой. – С кем ты якшаешься, Уизли? Я думал, твоему семейству ниже падать некуда.
Если бы он проглотил и это, я бы добавил, что «свинья грязи всегда найдет», но, к счастью, не пришлось. И так хватило. Издав нечленораздельный звук, этот псих ринулся меня душить. Отлично. Драко хоть посмотрит, как надо общаться с подобным отребьем.
Навалившись спиной на книжные полки, к которым он меня прижал, я, вместо того чтобы дать ему в глаз, успел вытащить из кармана дневник и сунуть его в середину учебника, который все еще держал в руках. Толпа отхлынула, со всех сторон неслись вопли, а сверху сыпались книги. Пока этот дурак пытался их ловить, я с удовольствием расквасил ему физиономию, перехватил учебник поудобнее и с его помощью собирался показать Драко, как в таких случаях надо им пользоваться.
Но нас прервали.
- Тихо, мужики, вы чего?..
Этот отвратительный дамблдоровский великан, чуть не угробивший моего сына в Запретном лесу, прорвался к нам сквозь толпу и растащил в разные стороны. С этим драться было бессмысленно. Прибьет и не заметит.
Жалко, конечно, что так быстро разняли. Но с другой стороны, пора было вспомнить, зачем я, собственно, все это затеял.
- Держи, девочка, возьми свою книгу. Это лучшее из того, что твой отец способен дать тебе, - с этими словами я бросил учебник обратно в котел перепуганной девчонке, махнул Драко, чтобы он не задерживался, и, выйдя с ним на улицу, сразу аппарировал домой.
Все.
Сегодня я сделал все что мог.
Кто может, пусть делает лучше.
~*~*~*~
Нет, мне следовало помнить, что ничего и никогда Фэйт не делает нормально. Он с грохотом появился посреди гостиной в обнимку с повизгивающим от смеха Драко, и я увидел, что у него не только мантия разорвана, но и здоровенный синяк под глазом.
Мерлин.
Он что… подрался?
При ребенке?
~*~*~*~
- Что это? – мрачно спросил Айс, ткнув мне в лицо волшебной палочкой.
Я был невероятно доволен тем, как все сложилось. Чем больше я об этом думал, тем больше мне нравилось, что дневник достался не кому-нибудь, а дочке Артура Уизли. Эта девчушка невероятно подходит. По всем параметрам.
- Что. Это. Такое?!
Драко всегда немного побаивался Айса, особенно когда тот бывал в подобном настроении, поэтому тихонько выскользнул из моих объятий и побежал наверх рассказывать Нарси о наших приключениях. А вот мне вовремя сбежать не удалось и пришлось слушать занудную лекцию о моем безобразном моральном облике. Потом о безобразном облике в целом. При этом он продолжал тыкать мне в лицо палочкой.
О чем он думает? Уизли в бешенстве. Ко мне явятся с минуты на минуту.
- Тебе надо уходить отсюда, Айс. Того и гляди, гости нагрянут.
Ответить он не успел. Нарси даже не потрудилась спуститься по лестнице, а самым бесцеремонным образом аппарировала рядом с нами, напугав меня внезапным хлопком. Айс только скривился.
- Люци! Почему вы не купили учебники? Мерлин! Что с тобой?!
Я растерялся. Раз она спрашивает, значит, Драко не рассказал ей про стычку с Уизли. Это он, конечно, молодец, только что мне теперь делать?
- Это мы тренируемся, - вдруг ответил за меня Айс. – Смотри, Нарси. Вот так синяка нет. А вот так есть. Вот опять нет. А вот есть. Тебе как больше нравится? Можно оставить один или добавить второй. По вкусу.
Пока он развлекался, я увидел, как Драко тихонько спускается по лестнице, в немом восхищении глядя на Айса.
- Ну что за ребячество, Сев! Почему они не купили учебники? И зачем ты ему мантию порвал?
Я посмотрел на Айса и чуть мотнул головой, давая понять, что с мантией его игры не получатся. Она слишком дорогая, чтобы ее можно было вернуть в первоначальный вид обычным заклинанием. И вообще французская.
Вряд ли он меня понял. Придется самому.
- Нарси, к нам сейчас гости придут, - я взял ее за плечо и развернул так, чтобы мы оказались к Айсу спиной. – Будь добра…
- Ты позвал гостей? И ничего мне не сказал?
Мерлин.
- Нет, - Айс, конечно, не мог не вклиниться в разговор. – Это хорошо знакомые нам гости. К их приходу у нас уже много лет все готово. В любое время дня и ночи.
- Ах, эти… - Нарси помрачнела и бросила взгляд на Драко.
- Вот-вот, - мягко произнес я, - вы бы пока сходили за учебниками.
- Ну хорошо… - расстроившись, Нарси пошла собираться, мимоходом взяв Драко за руку и уводя с собой.
- Фэйт, я надеюсь, ты вернул на место дневник Темного Лорда? – быстро проговорил Айс, как только они исчезли.
Так вот почему он такой нервный.
- Н-не совсем.
- То есть? Ты что, рехнулся?!
- Айс, его здесь нет. Тебя устроит такой ответ?
- Не устроит. Фэйт, ты что еще задумал?
- Да пустяки. Но от этого старого маразматика школу я избавлю. Вот увидишь.
- Это совершенно нереально.
- Посмотрим.
- Нечего мне зубы заговаривать! Где дневник?
- Я нашел ему применение.
Он часто заморгал и склонил голову набок.
- Продал? – наконец спросил он с несколько удивленным выражением лица.
Я не выдержал и засмеялся.
- Ну… можно и так сказать.
- Хорошо. Значит, я буду сопровождать Нарси и Драко на Диагон Аллею. На всякий случай. Мало ли. А ты сразу устраивай скандал. Это совершенно другое ведомство, и занимаются они не своим делом. Чем основательнее тебе удастся разораться, тем серьезнее у них будут проблемы. Как уйдут – сразу к Фаджу. Только перед этим черкни мне, что можно возвращаться. Не могу же я с твоим семейством до утра гулять.
В целом эту последовательность действий мы обсуждали уже много раз, и пока все шло по плану. Правда, мы не рассчитывали, что я не куплю учебники, но так даже лучше. В глазах Драко эта вынужденная прогулка будет выглядеть целесообразной. Потому что отправить его просто так проводить вечер вне дома в компании Айса и Нарциссы было бы несколько… необычно.
~*~*~*~
Поднявшись за Нарси наверх, я обнаружил ее на площадке второго этажа.
- Сев, - прошептала она, схватив меня за руку, - что опять случилось?
- Ничего. Ты бы следила получше за вашими домовиками.
Фэйту я решил ничего не говорить. А вот ей вполне можно. Она не станет зря его волновать.
- То есть?
- У вас есть эльф по имени Добби.
- Ах, этот. Я ничего не могу сделать. У него что-то с головой, по-моему.
- Может, его убить? Как ты думаешь, Люц заметит?
- Не заметит. Но наверняка узнает. Это же его эльф.
Дьявол. Вот об этом я и не подумал. Ладно, в следующий раз.
~*~*~*~
Они, естественно, ничего не нашли. Так и явились с тем же списком, что я Борджину показывал. Это же память какую надо иметь, чтобы вот так все запомнить. Вот что значит профессиональный стукач. У Айса тоже память хорошая.
Я не стал ждать, пока они уйдут, и сразу потребовал Фаджа. Так как полномочия у них были сомнительные, то Фаджа я получил очень быстро, заявил ему, что завтра дам интервью в «Ежедневный Пророк» о том, как меня, председателя Попечительского совета Хогвартса, преследуют по личным мотивам министерские работники. Фадж позеленел и прошипел, что если прямо вот сейчас, при нем, ничего не найдут, то он сотрет в порошок и того, кто написал донос, и тех, кто по этому доносу явился меня беспокоить. Они его, конечно, не особо испугались - это кем же надо быть, чтобы испугаться угроз нашего министра, - но искать принялись с утроенной энергией.
Я пока предложил Фаджу выпить и с любопытством наблюдал, как он переживает. Еще бы. Найдут – он окажется в очень двусмысленном положении, не найдут – тем более. Мне даже стало его немного жаль. Что бы с него стребовать, если он попросит не давать интервью?
Я все равно знал, что это ничем не кончится. Если завтра будет новый донос или просто подозрение, то они явятся снова. Но своего мы добились.
- Боже мой! – кричал Фадж, потрясая кулаками, когда они сообщили ему, что донос был ложным. – Из-за какого-то несчастного торговца! Вместо того чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, на что вы тратите время?! Беспокоите приличного человека!
~*~*~*~
Фэйт разошелся вовсю. Все-таки он слишком сильно ненавидит Артура Уизли. Хотел бы я знать за что. Просто так, скорее всего. Уизли не просто человек Дамблдора. Он человек Дамблдора в Министерстве.
И не только.
Вон, директор через него даже узнает о том, чем занимается малфоевский домовой эльф. Но это как раз беспокоило меня меньше всего. Может, Драко приказал сумасшедшему домовику пойти и запугать Поттера? Этот представлялось мне наиболее возможным вариантом. Волноваться по этому поводу я особо не стал, потому что был совершенно солидарен с Драко: в нашей школе Поттеру лучше не учиться. Но ведь эту четырехглазую бестолочь все равно ничем от Хогвартса не отгонишь. Как же. Он ведь у нас герой. А кто он у магглов?
~*~*~*~
Интервью получилось шикарное. А главное, мне удалось-таки поместить в него информацию о том, будто я узнал, что ложный донос на меня написал Борджин, от делавших обыск. Они, конечно, все отрицали, но кто же им поверит. Знаю же я это откуда-то. Не сам же торговец мне сказал.
Все. Больше они его информации доверять не станут. Фадж устроил им не только серьезный разнос, но и «финансовые последствия». А нарываться на неприятности, да еще и рисковать при этом своей мизерной зарплатой, там желающих мало. Кроме этого придурка Уизли, конечно.
~*~*~*~
- Ну, вы даете, - Кес стоял посреди Тревеса, держа в руках развернутую газету, и смеялся. – Очень грамотно сработали. Передай нашему родственничку мои поклоны.
Ну конечно.
Уже.
Передал.
Он и без поклонов уверен, что гений всех времен и народов.
- Не буду, - буркнул я, плохо понимая, отчего Кес так развеселился.
Ему что, нравится, когда у меня неприятности? Это, по его мнению, смешно?
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
20.08.1992
Кес, это просто безобразие. Больше никогда тебе ничего не расскажу. Чему ты их учишь?
Альбус Дамблдор.
~*~*~*~
Президенту Международной конфедерации магов.
Верховному чародею Уизенгамота.
Альбусу Персивалю Вульфрику Брайану Дамблдору.
Хогвартс.
20.08.1992
Вы там, господин Председатель, не только ложными доносами увлекаетесь, но и откровенной клеветой. Я совершенно ни при чем. Могу дать честное благородное слово старого инквизитора, если оно тебе нужно. Мальчики сами прекрасно справились.
С нижайшим поклоном, Клаус Каесид, Старейший Князь.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
20.08.1992
Ничего смешного тут нет. По твоим «мальчикам» хорошая камера в Азкабане плачет. Давно причем.
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
20.08.1992
А это уж как господину Председателю будет угодно. Меня это, сам понимаешь, совершенно не касается. Если ты не в состоянии уберечь своих людей от неприятностей, то я тут ни при чем. И нечего на мне злость срывать.
Кес.
P.S. Главное, позаботься о том, чтобы камера была действительно «хорошая», а дальше я сам разберусь. Самолично всех ваших дементоров передушу к чертовой матери. Ты же не забыл наши с тобой «Тридцать три способа уничтожения дементора без использования волшебной палочки»? Могу предложить вернуться к обсуждению вопроса, почему эти твари плодятся только в вашей богом забытой стране. У нас, например, их нет.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
20.08.1992
Уволь меня от обсуждения дементоров. Мало ли чего у вас там нет. У вас и змей нет. Нашел чем хвастаться. Ты, случаем, не святой Патрик?
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
20.08.1992
Не скажу.
Кес.

#11 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 07:00

Глава 10. Логическая пауза (часть 2)

Отправив наконец Драко в школу, я собрался провести первый за это лето тихий вечер у камина. С газетами в качестве собеседников. Все-таки последний месяц выдался очень беспокойным. Избавиться разом и от Шефа-подростка, и от Драко, и от Айса было слишком приятно, чтобы не отметить это.
Может, Эйва позвать? Отмечать.
Или не звать?
Или Уолли?
Да ну его. Если отмечать, то по-всякому лучше с Эйвом.
Я закрыл глаза.
«Но ты ведь хотел купить мне подарок...»
«Я обещал тебе метлу».
«Зачем она мне? Я же не играю за свою команду. В прошлом году Гарри Поттер…»
Это надо прекратить.
Я встал, завернулся на всякий непредвиденный случай в мантию-невидимку и отправился к Айсу. Советоваться.
~*~*~*~
- Альбус, он завалит программу! Вам мало, что в прошлом году защиту преподавал шизофреник? Теперь вы взяли просто идиота!
- Северус, перестань… Он весьма известный человек.
- Вы его видели?!
- Разумеется.
Он смотрит на меня и улыбается.
Издевается, конечно.
Я хотел было уйти, но тут в окно влетела сова и свалилась прямо на директорский стол. Дамблдор отвязал пергамент, пробежал его глазами и ринулся к окну, почему-то разглядывая небо. Потом посмотрел на большие часы над камином. Потом опять на небо.
Потом на меня.
- Что?
- Гарри…
- Умер?
- Северус!
Да пошутил я, пошутил. Просто он так странно на небо смотрел…
Альбус протянул мне только что доставленный совой пергамент.
«Гарри и Рон не сели в поезд. Куда делись - не знаю. Но, учитывая, что машины на месте не оказалось, могу предположить, что они воспользовались именно ею. Артур».
- Вы полагаете, что они приедут сюда на машине? Разве они знают дорогу?
Дамблдор молчал.
- Альбус! Они сюда неделю будут ехать. И все равно заблудятся. Их надо искать.
- Они не едут, Северус, - сказал он, тяжело вздохнув. – Они летят.
- На машине?
- Да. У Артура летающий автомобиль.
- Это еще откуда?
- Ну… он же его не возвращает обратно магглам.
- То есть он попросту заколдовал конфискованную у кого-то машину?
- Северус, я прошу.
Да мне все равно. Вот Фэйт бы обрадовался, узнав об этом. Такие дела пахнут хорошим служебным расследованием.
Я усмехнулся.
- Если предположения Уизли подтвердятся и эти ваши два избалованных вниманием юнца действительно решили таким образом прославиться, то вам все равно не удастся это скрыть. Вы полагаете, что никто не заметит летящий в небе через полстраны автомобиль?
- Кажется, на нем чары невидимости, но я не уверен.
- Это все ваши попустительства, Альбус. Вы весь прошлый год позволяли Поттеру делать все, что ему заблагорассудится. Вот вам результат.
Он молча смотрел мне в глаза, и я почувствовал некоторую неловкость. Кто я такой, чтобы читать ему морали?
- И дальше будет только хуже, - добавил я уже совсем неуверенно. – Альбус, их надо искать. Ведь это только предположение, что они летят на автомобиле. Мало ли, почему машины не оказалось на месте. Если Уизли действительно ее заколдовал, так она могла и сама… улететь.
- Да, конечно. Я немедленно свяжусь с Министерством.
В препаршивом настроении я отправился к себе в подземелья проверить еще раз, все ли у меня готово к новому учебному году.
Проверить мне ничего не удалось, потому что в моем кресле сидел Фэйт. Точнее, там сидела его верхняя часть. Мне потребовалась, наверное, целая секунда, чтобы сообразить, что он попросту держит на коленях свою идиотскую мантию-невидимку.
- Ну как так можно?! – рявкнул я на него. – Что тебе нужно?
~*~*~*~
Вот интересно, если бы хоть раз в жизни, хоть один единственный раз, я бы его так «нежно» встретил, ему бы понравилось? Ну, подожди, друг мой. Отольются кошке мышкины слезки. Когда-нибудь. Может быть.
- Ты занят?
- Да! Что ты хотел?
- Драко перешел на второй курс, и я бы хотел, чтобы он играл в квиддич.
Айс, по обыкновению, склонил голову набок и задумался.
- Кем?
- Я не знаю… Кем там можно? Кем хочет, тем пусть и играет.
- Только не ловцом.
- Почему?
- Потому что ему никогда не переиграть Поттера. У него рот поменьше.
И тут я вспомнил. Что-то Драко мне писал в прошлом году о том, как Поттер снитч поймал ртом.
- Он что, всегда его так ловит?
- Нет, - Айс засмеялся. – Нет, конечно. Но первый раз поймал именно так. А это, знаешь ли, запоминается.
- Айс, пусть он играет кем захочет. Если он выиграет у Поттера…
- Он не выиграет у Поттера.
- Ну, пусть попробует выиграть у других. А заодно научится тому, что нельзя выигрывать всегда. Это очень полезно. Впредь не станет браться за те дела, в которых заведомо не в состоянии добиться успеха.
~*~*~*~
Что-то я сильно сомневаюсь в целесообразности подобного шага. У меня глаз наметан. Пока Поттер в команде, не видать нам кубка как своих ушей. Шесть лет еще. Драко ни разу не выиграет. Если только этого четырехглазого обезвреживать по мере необходимости…
- А сколько в слизеринской команде человек? - неожиданно спросил Фэйт.
- Столько же, сколько во всех остальных. - Как, ради Мерлина, можно этого не знать? - Семеро.
- Я куплю им метлы. Какие там самые новые?
- Всем?! Фэйт, это дорого.
- Ничего. Пусть выигрывают.
- Это бессмысленно.
- Давай попробуем. Вдруг нам повезет. Фортуна вовсе не обязательно должна быть на стороне самой тренированной команды. Игра – это не война. Всегда есть место случайностям.
- А на войне нет места случайностям?
Он ухмыльнулся:
- Просто есть старая поговорка. О том, что бог всегда на стороне более сильной армии.
~*~*~*~
Чтобы не тянуть время, за метлами я отправился сразу же. Выяснить, какая модель самая новая, особого труда не составило, и к вечеру я принес их Айсу.
- Что это? – он сидел у себя за столом с таким видом, будто у него болели зубы, и читал газету.
- Это метлы. Просто они уменьшенные. У нас неприятности?
Дело в том, что читающий газету Айс - картина совершенно немыслимая. Не помню, видел ли я вообще хоть раз что-нибудь подобное.
- Все в порядке, - он быстро ее свернул, положил на стол, поставил сверху подсвечник и зачем-то пояснил: – Это чтобы стол не закапать.
Нет, mon cher ami, врать ты будешь кому-нибудь другому. Мне не надо. Совершенно бессмысленно. Но уличать его я, конечно, не стал. Все равно я скоро попаду домой и узнаю, что он там от меня прячет в своей газете.
Я задвинул коробку с метлами к нему под стол, пожал плечами и направился обратно к камину.
- Заблокировано на выход, - резко сказал он.
Он предлагает мне тащиться в Хогсмид?!
- Так открой. Айс, я не пойду пешком.
- До ворот сам не дойдешь?
- До ворот?! Пешком?! Я?!
~*~*~*~
Нет, я!
- Лорд Малфой ногами не ходит? – зашипел я сквозь зубы.
- Нет.
Он вздернул подбородок и выпрямил спину. Просто-таки монумент оскорбленному достоинству.
Я так нервничал из-за статей про летящий весь день на север автомобиль, что совершенно не был готов решать проблемы Фэйта. Дамблдор блокирует камины по своему усмотрению в любое время и в любой форме. Управление каминами – это элемент защиты Хогвартса. И я ни в каком случае не стану объяснять Фэйту, как все это работает. Он, конечно, председатель Попечительского совета и вообще личность во всех отношениях выдающаяся, но это знание для него совершенно лишнее. Мало ли…
Хотя я всегда подозревал, что Альбус с помощью этого нехитрого трюка не только охраняет школу, но и решает ряд других, менее важных задач. Вот зачем нормальному человеку может понадобиться открыть Каминную сеть на вход и закрыть на выход? Я так понимаю, что заманил кого-то и боится, что гость сбежит раньше времени. Ну-ну… Даже Поттера меня просил пойти встретить. Еще неизвестно, через сколько эти гриффиндорские тупицы прилетят.
И прилетят ли вообще.
- Хорошо, - сказал Фэйт непривычно высоким голосом, заворачиваясь в мантию-невидимку. – Тогда я пошел.
Отпускать его, конечно, нельзя. На улице холодно, он на меня надулся, и вообще...
~*~*~*~
Я ужасно на него обиделся. Что ему стоит разблокировать камин?! Почему надо заставлять меня тащиться пешком в такое время и в такую погоду? Он действительно думает, что я газету не прочту?!
- Фэйт, давай портключ сделаем.
Я рванул дверь. Она не открылась.
- Твой чокнутый директор не узнает, если мы используем портключ?
- А мы на улицу выйдем.
Опять на улицу! Ладно. Тебе меня лечить.
Пока Айс прикидывал, что ему не жалко превратить в портключ, я думал о том, что он мог бы позаботиться об этом заранее. Если у них тут такие проблемы…
- Это у нас проблемы? – злобно огрызнулся он, извлекая из шкафа ржавый подсвечник. – Это у тебя проблемы, три шага до ворот сделать!
Не пойду. Принципиально. Я уселся в его кресло, решив, что впредь надо быть аккуратнее и размышления свои не озвучивать.
~*~*~*~
Этот мерзавец не только отказался дойти до ворот Хогвартса, но и не стал помогать мне с портключом.
Даже не подошел.
Вместо этого он развалился в кресле и начал барабанить пальцами по подлокотнику, действуя мне на нервы.
~*~*~*~
На самом деле я изводил его нарочно. Он здорово нервничал, явно чего-то ждал, да еще посмел спрятать от меня газету. Как будто я не узнаю через пятнадцать минут, что в ней написано.
- Айс, я хочу домой.
Ржавый подсвечник пролетел в полудюйме от моего виска и врезался в стеклянный шкаф у двери. Шкаф исчез.
У Айса был настолько несчастный вид, что, подавив желание вытащить палочку и сделать с этим психом что-нибудь нехорошее, я просто встал, подошел к тому месту, где только что стоял шкаф, потыкал носком ботинка битые стекла и сказал:
- А вот если бы ты в меня попал, так я был бы уже дома. А теперь там только твой изуродованный шкаф. Какие будут предложения?
- Встань, пожалуйста, вон в тот угол, - ровным голосом произнес он, указывая, куда именно мне следует отойти.
В эту секунду я внезапно понял, что сейчас произойдет, и поспешно выполнил его на первый взгляд странную просьбу, забившись в нишу за камином.
- Северус, что это было? – раздался в комнате голос, который я всегда не любил, а с прошлого года так просто ненавидел.
- Случайно, - ответил Айс, глядя в камин. – Я подсвечник уронил. Вот… без шкафа остался.
~*~*~*~
Дамблдор с сомнением посмотрел на битые стекла и усмехнулся:
- Я хотел тебе напомнить, что скоро распределение.
Фэйту удалось так меня разозлить, что я почти забыл про Поттера.
- Да, я помню. Сейчас иду,
- Отлично.
Торчащая из камина голова исчезла, а я поднял с пола подсвечник. Ничего не произошло.
Придется взять что-то другое. Второй раз сделать портключ из уже использованного таким образом предмета можно, конечно, но я, честно говоря, не уверен в результате. Не стоит рисковать.
~*~*~*~
Айс с задумчивым видом разглядывал свой ржавый подсвечник, и я испугался, что он сейчас начнет колдовать над ним заново. Слышал я когда-то, что это очень опасно. На себе пусть экспериментирует.
- Айс, вот это вполне подойдет, - я отстегнул пряжку от своего плаща и протянул ему. – И давай быстрее, а то ты опоздаешь на это ваше распределение.
Через десять минут мы вышли на улицу и медленно направились в сторону озера. Я мог активизировать портключ в любой момент и поэтому не торопился. Айс все время молчал, но мне не хотелось просто так его бросать. Какой-то он сегодня странный.
Было темно. Я оглянулся на ярко освещенные окна замка, не увидел ничего опасного и снял капюшон мантии-невидимки.
Мы остановились.
- Спасибо за метлы, - тихо сказал Айс, разглядывая собственные ботинки.
Не нравится мне, что он так расстроился.
- Айс, ты ведь не попал. В чем проблема?
- Такой день неудачный… все вкривь и вкось.
- Это ты жалеешь, что промазал?
- Да, - он улыбнулся, и я вздохнул с облегчением.
- Ты мне так и не скажешь, что у вас случилось?
- Поттер…
Нет, это уже ни в какие ворота не лезет!
- Айс, ты о чем-нибудь кроме Поттера можешь думать?
- Сегодня – нет, - усмехнулся он. – Знал бы ты, как я ненавижу это маленькое, наглое, самоуверенное чудовище. Он абсолютно такой же, каким был его отец. Понимаешь?
- Ну… - честно говоря, я понимал его плохо, а потому не знал, что тут можно ответить. – Айс, нельзя воспринимать ребенка как равного. Ты взрослый человек.
- Это да, - пробормотал он, глянув на меня довольно зло. - Все, Фэйт. Я должен быть на распределении. Где портключ?
Тут мы услышали странный гудящий звук, и что-то - судя по всему очень большое - с силой врезалось в верхушку расположенной неподалеку Дракучей ивы.
- Боже мой, Айс! Что это у вас тут… летает?
- Понятия не имею. Капюшон накинь.
- Пойдем посмотрим.
- Хочешь, чтобы она тебя прибила? Стой здесь. А еще лучше, отправляйся-ка ты домой. Холодно.
Вот еще. Мне тоже интересно, что это было. К тому же нет никого, все в замке, и идея оставить здесь Айса одного не нравилась мне в принципе. Мало ли…
- Я никуда не тороплюсь.
- Тогда давай отойдем немного.
Он напряженно вглядывался в темноту, и я тоже увидел две приближающиеся к замку фигуры небольшого роста. Дети, наверное. Тащат что-то тяжелое.
Я оглянулся на Айса и никого не обнаружил. Он уже успел куда-то спрятаться. Всегда поражался его умению внезапно и неслышно исчезать.
Два мальчишки тащили волоком по траве явно тяжелые для них сундуки. Когда они подошли совсем близко, я разглядел, что это Поттер и младший сын Артура Уизли.
Так вот почему Айс так нервничал!
Уизли бросил свой сундук у самой лестницы, тихонько ступая, подошел к ярко освещенному окну Большого зала и, встав на цыпочки, заглянул внутрь.
- Наверное, пир уже давно начался… Эй! Смотри-ка, Гарри! Это же сортировка!
Поттер тоже бросил сундук, подбежал к окну и, встав рядом с Уизли, принялся наблюдать за происходящим в зале.
Я снова огляделся в поисках Айса и увидел, как он неслышно крадется к мальчишкам. Остановившись примерно в десяти ярдах от них, он оглянулся и поманил меня рукой. Я подошел.
- Гляди, - прошептал Поттер. – За учительским столом одно место пустое. Снейпа нет. Интересно, где он?
- Может, он заболел? – в голосе Уизли явственно слышалась надежда.
- И умер, - одними губами произнес я прямо в ухо Айсу.
Но он не улыбнулся. Вот не умеет человек посмеяться. Поехидничать может, поиронизировать… А просто легко посмеяться – не умеет.
И кому от этого плохо? Только ему самому.
Сжав кулаки, Айс начал медленно и бесшумно приближаться к двум балбесам, так неосмотрительно позволившим нам их подслушивать.
- А может, совсем ушел? Из-за того, что место преподавателя защиты от Темных искусств опять досталось не ему?
Ой!
- Айс, - шепнул я, догнав его и ухватив за мантию. – Это просто дети…
- А может, его выгнали? Его все терпеть не могут…
Все. Доигрались.
- А может быть, - проговорил Айс ледяным голосом, выдернув полу своей мантии у меня из рук, - он сейчас стоит и ждет, когда вы двое расскажете ему, почему вернулись в школу не поездом.
Поттер мгновенно обернулся. Уизли сделал это медленно. На лицах – ужас. Айс улыбался. Совершенно отвратительно. Нет, он нормально тоже умеет. Но не любит. А при Поттере, судя по всему, и не может.
- Следуйте за мной, - процедил Айс сквозь зубы и направился в замок.
Я решил, что больше мне там делать нечего, и активизировал портключ.
~*~*~*~
В Большой зал я, конечно, их не пустил. В таком виде им там делать нечего. В холле тоже оставлять нельзя – сбегут. Ищи их потом. И я повел их вниз, в свой кабинет. Хорошо хоть Фэйт перед уходом стекла битые убрал.
Когда они вошли, я закрыл дверь и привалился к ней спиной.
- Итак, поезд недостаточно хорош для знаменитого Гарри Поттера и его верного спутника Уизли. Своим прибытием надо наделать как можно больше шуму, так, господа?
- Нет, сэр, мы просто не смогли пройти сквозь барьер на вокзале Кингс-Кросс...
Барьер виноват. Принял наших героев за магглов и не пустил на платформу. Неужели за целый день, что они летели, нельзя было придумать какого-нибудь приличного оправдания?
- Замолчите, - оборвал я его бездарное вранье. – Как вы заколдовали машину?
Они смотрели на меня очень испуганно и молчали. Но ведь Дамблдор все равно ничего им не сделает. Как всегда – ничего. Он и так уже испортил мальчишку дальше некуда. Такой избалованный и уверенный в собственной безнаказанности, что смотреть противно. А еще лицемерный. Изображать и страх, и непомерное раскаяние умеет уже прекрасно, поганка такая!
Стоит хотя бы попробовать донести до этих безмозглых тупиц, что, решив развлечься подобным образом, они не только заставили множество людей весь день нервничать и их искать, но и доставили массу проблем человеку, на которого им вроде как не должно быть совсем наплевать. Ведь у Артура Уизли будут теперь огромные неприятности. Особенно когда Фэйт доберется наконец до своих любимых газет и с радостью подключится к «разбирательству».
- Вас видели магглы, - я развернул газету у них перед глазами. – В Лондоне двое магглов уверяют, что видели, как над башней почты пролетел старенький фордик... в полдень в Норфолке миссис Хетти Бейлисс, развешивая во дворе белье... Мистер Ангус Флит из Пиблза сообщил в полицию... И таких сообщений шесть или семь.
Им было все равно. Они стояли и хлопали глазами. Ну как так можно!
- Если не ошибаюсь, твой отец работает в отделе неправомерного использования изобретений магглов, - попытался я довести до этих безмозглых кретинов, что именно они натворили. - Подумать только... его собственный сын...
Поттер понял. Все-таки он был посообразительнее. А может быть… нет, не может быть. Совести у него нет по определению. Ей просто неоткуда взяться.
Надо их по-другому напугать?
- При осмотре парка я обнаружил, что был нанесен значительный ущерб бесценной Дракучей иве, редчайшему экземпляру...
- Это ваша Дракучая ива нанесла нам ущерб! - выпалил Уизли.
Идиот!
- Молчать! К моему огромному сожалению, вы не на моем факультете и я не могу вас отчислить. Мне придется пойти и пригласить тех, кто обладает этими счастливыми полномочиями. А вы ждите здесь.
С этими словами я вышел из кабинета, захлопнув за собой дверь. Пусть хоть десять минут подумают о том, что натворили.
~*~*~*~
Первое, что я увидел, попав домой, – это разбитый шкаф Айса. К сожалению, бросив в него подсвечником, наш замечательный, но немного нервный декан не только выбил стеклянные дверцы, но и переколотил часть своих подозрительных пробирок. Все, что могло, из них вытекло, в ковре образовалась огромная дыра с обгорелыми краями, а запах стоял такой, что первым делом мне пришлось зажать нос, а уже потом оценивать масштабы разрушений.
Еще хорошо, что Нарси в моем кабинете почти не бывает.
~*~*~*~
Конечно, Альбус меня не послушал. Кто бы сомневался. Зачем, ради Мерлина, держать в школе эту ходячую катастрофу? В прошлом году чуть на тот свет не отправили, и в этом того же хочет? Но мне плевать. Если Дамблдору все равно, то мне тем более.
Мне нет дела до Поттера.
Никакого дела.
Значит, «его все терпеть не могут…»
- Другого бы исключили, хотя бы временно, - еле сдерживаясь, прошипел я, повернувшись к Альбусу.
- Предоставим профессору МакГонагалл решать вопрос об их наказании, - спокойно ответил Дамблдор.
Да, конечно. Опять в лес отправятся. Ночью. С Хагридом.
- Они учатся на ее факультете…
Да их счастье, что они не на моем факультете!
Или несчастье.
Потому что такое отношение никому еще пользы не приносило. Никогда.
- Я должен вернуться на праздник, Минерва. Мне нужно сделать кое-какие объявления. Пойдемте, Северус. Нас с вами ожидает великолепный торт.
Я не ем сладкого.
И тебе прекрасно это известно.
~*~*~*~
Немного придя в себя, я левитировал его несчастный шкаф в Ашфорд, присоединив к остальному мусору, которым была завалена спальня Айса. Ничего. Если ему что-то там нужно, потом сам разберется.
Примерно час я потратил на восстановление ковра и ликвидацию жуткой вони. В последнем преуспел. А вот ковер пришлось выбросить.
Покончив с этим, я вспомнил, как Айс прятал от меня газету, и вызвав эльфа, потребовал чаю. Потом уселся в кресло, развернул газету, пробежал глазами первую полосу и рассмеялся. Ничего-то Айс не понимает в нашей жизни. Таких, как этот Гарри Поттер, надо беречь и пылинки сдувать. Чтобы так подставить любимых друзей, нужен особый талант. Не каждому дано. А впрочем, это у него наследственное. Папочка ведь тоже не в одиночестве на тот свет отправился. И грязнокровку свою рыжую подставил, и дружков.
М-да… Такого замечательного дня, как сегодня, у меня давно не было. Очень давно. Ну, теперь держись, Артур Уизли.
~*~*~*~
- Северус, а что ты так переполошился из-за ивы? – спросил Альбус, пока мы шли по коридору.
- То есть как? Она нам совершенно необходима.
- Зачем?
- Вы уже перестали пристраивать в школу каждого встречного оборотня?
Он остановился так резко, что я чуть не врезался в него, и, обернувшись, смерил меня довольно неприятным взглядом.
- Я подумаю об этом, Северус. Замечательная идея.
- Вы опять… – я чего угодно ожидал, только не этого. – И ничего мне не сказали?!
Он глядел на меня так ласково, как никогда в жизни.
- Нет, нет, что ты. Если здесь появится больной ликантропией человек, ты узнаешь об этом первым. Обещаю.
И он, напевая, отправился в Большой зал.
Я постоял несколько секунд и поспешил за ним.
Ладно, буду пока условно считать, что он так пошутил. Ноги моей здесь не будет, если он посмеет опять принять в школу оборотня.
Исключено.
Абсолютно.
~*~*~*~
На маггловской машине прилетели. Молодцы. Служебное расследование по делу Артура Уизли, незаконно использующего изобретения так любимых им магглов, - это как раз то, что обеспечит нам два-три месяца спокойной жизни.
Теперь главное - не позволить Фаджу замять это дело.
Да, это главное.
Я уверен.
~*~*~*~
Драко совсем не похож на Фэйта. То есть очень похож. Но только внешне. Он наивнее. И меньше рассчитывает на себя. «Отец это, отец то...» Довольно глупо. А еще он цитирует. «Отец говорит...» - так начинаются почти все высказывания этого ребенка. Надо предупредить Фэйта, чтобы был поаккуратнее. Если Драко начнет носить в школу все, что его папаша «говорит», результаты мы можем получить весьма плачевные. А в свете последних событий – очень плачевные.
Такие, или примерно такие размышления одолевали меня, когда я узнал от Флинта о происшествии на квиддичном поле. Понятное дело, что гриффы взбесились, увидев новые метлы, и не сказать Драко гадость не могли. Что им еще оставалось делать? Но ведь это не причина, чтобы так ругаться. Откуда Драко вообще знает слово «грязнокровка»? Фэйт когда-нибудь доиграется. Зачем, например, было раздувать такой скандал из-за этого несчастного летающего автомобиля? Все равно Уизли отделается штрафом, а Фэйту будет только хуже. Настраивать Фаджа против лояльно относящихся к нашему директору сотрудников Министерства совершенно бессмысленно. Если Фэйт именно так пытается добиться увольнения Дамблдора, то ему жизни на это не хватит. Он даже как председатель Попечительского совета ничего сделать не смог. И никогда не сможет.
Но ведь отговорить его этим заниматься я все равно не смогу. Он когда упрется… К тому же в данном случае идея приняла не только маниакальный, но и социально-общественный характер. Фэйт действительно уверен, что Дамблдор для школы – страшное зло. С таким я столкнулся впервые, и как поведет себя мой бестолковый, но упрямый любитель шоколада, занявшись «служением обществу», представлял очень слабо.
~*~*~*~
Не могу сказать, что это было просто, но активная благотворительность, помноженная на постоянные уверения в вечной поддержке, давала потихоньку свои результаты. Не знаю, как там собирается действовать Шеф, но рассчитывать на него особо не приходится. У него никогда не получалось выполнять свои безусловно щедрые, но нереальные обещания. Так что я пока как-нибудь сам. А там – посмотрим.
~*~*~*~
Теоретически я всегда подозревал, что с появлением этой ходячей катастрофы, именуемой «Поттер», спокойная жизнь в нашей школе закончится. Хотя понятие «спокойная жизнь» у нас и так весьма условно. Но осенью было относительно тихо. Если не считать того, что я при первом удобном случае превращу Гилдероя Локхарта в какую-нибудь гадость. И Альбус наверняка не будет против. Потому что таких слабоумных дебилов, как наш новый преподаватель защиты, нет даже на гриффиндорском факультете.
Первый гром грянул на Хэллоуин. Но это уж так у нас повелось. Можно было и не сомневаться, что ночь на первое ноября мы без происшествий не переживем.
После праздничного ужина Дамблдор позвал нас с Минервой к себе в кабинет обсудить ряд неотложных вопросов. Локхарт увязался следом, беспрерывно тараторя. Сосредоточившись, я понял, что он выясняет у Минервы, почему она до сих пор не прочитала его книг. Я глянул на нее откровенно злорадно и ухмыльнулся. Так ей и надо. Взяли в школу придурка – отбивайтесь теперь.
На площадке третьего этажа образовалась толпа, протиснуться через которую не представлялось возможным, но Альбус, мгновенно сообразив, что толпа просто так не появляется, решительно потребовал дать нам пройти.
На стене, между двух окон, огромными буквами было написано: «Тайная комната снова открыта. Трепещите, враги Наследника!»
Враги кого?!
Мерлин…
Дамблдор бросил на меня короткий взгляд и усмехнулся.
Подавив дикое желание заявить прямо там, что понятия не имею, кто мог это написать, и вообще был на ужине, я подошел поближе. Весь пол в этой части коридора был залит водой, которая, судя по всему, натекла из расположенного рядом туалета, а на скобе для факела была подвешена за хвост дохлая кошка нашего завхоза. Нет, это точно не я. Я бы повесил Поттера. Какой смысл вешать кошку?
Кстати, мальчишка тоже оказался тут как тут. Разумеется, ни одно шоу без него не обходится. На него-то Филч и набросился.
- Это ты! Это ты убил мою кошку! Да я тебя самого…
- Успокойтесь, Аргус, - Дамблдор подошел к стене и осторожно снял кошку. – Идемте со мной, Аргус. Вы тоже, мистер Поттер, мистер Уизли и мисс Грейнджер.
Сияющий, как новый котел, Локхарт не мог выдержать, что на него больше пяти секунд никто не обращает внимания, и потащил Альбуса в свой кабинет. Мы с Минервой переглянулись и пошли следом.
Директор положил кошку на стол и принялся ее ощупывать, едва касаясь пальцами. Я отошел в дальний угол и с интересом наблюдал, как с развешанных по стенам кабинета портретов нашего штатного придурка разбегаются его изображения, все – с накрученными на бигуди волосами. Идиот!
«Враги Наследника…» Что же это может такое быть? Чья-то шутка дурацкая. Из-за какой-то кошки такой переполох. Хотя Филч так ее любит. Вон, аж расплакался. Какая же тварь это сделала?..
Пока Дамблдор, шепча что-то себе под нос, постукивал любимицу нашего завхоза палочкой, Локхарт бегал по кабинету и рассказывал о своих многочисленных подвигах. Зачем же Альбус принял его на работу? Все-таки я привык к тому, что откровенных глупостей наш директор не делает. Периодические заявления Фэйта, что старик давно выжил из ума, ничем пока не подтвердились, и доверять им не стоит. Тогда зачем?
Наконец Дамблдор выпрямился и задумчиво произнес:
- Она жива, Аргус.
Это короткое заявление имело целых два замечательных последствия. Во-первых, Филч перестал всхлипывать, а во-вторых, Локхарт хватанул воздух ртом и, слава Мерлину, заткнулся.
- Жива? – пробормотал завхоз. – Но ведь она окоченела…
- Оцепенела, - поправил его директор.
- Ясно как божий день! – опять встрял Локхарт.
- Отчего, я пока не знаю, - закончил Альбус.
- Вот кто знает! – Филч ткнул пальцем в Поттера. Тот попятился.
К сожалению, мальчишка явно ни при чем. Это я знаю точно. Кроме страха, ни одной эмоции. Не он.
- Ученику второго курса такое явно не под силу, - возразил директор. – Мы имеем дело с искуснейшей черной магией.
- Это он! Это он! – горячился Филч. – Вы же видели, что он написал на стене! Он видел у меня в комнате… Он знает… знает, что я сквиб.
Ну и что?
- Я пальцем не трогал Миссис Норрис, - слегка дрожащим голосом заявил Поттер. – А про сквибов я вообще никогда не слышал.
- Не ври! – зашипел Филч. – Ты видел у меня «Заочный курс для начинающих волшебников».
Если даже Поттер не виноват в этом, так он наверняка виноват в чем-нибудь другом. Можно и не сомневаться.
- Поттер и его друзья могли, конечно, случайно оказаться на месте преступления, - я решил развить эту тему, потому что все равно неясно, какого дьявола этой бестолочи понадобилось около очередного женского туалета. – Но вот что странно: для чего вообще они поднялись в этот коридор? И почему ушли с праздника привидений?
- Все привидения нас там видели! – в один голос завопили гриффиндорцы, отстаивая свою феноменальную честность.
- Но почему вы все-таки ушли? – я сразу понял, что с ответом на этот вопрос у них будут проблемы.
Скрывают они, конечно, какую-нибудь ерунду, но держаться станут до последнего. Грех этим не воспользоваться.
- Мы… мы… - мялся Поттер. – Мы очень устали и хотели спать.
Верю. Как самому себе.
- По-моему, господин директор, Поттер явно что-то скрывает. Я бы исключил его из команды по квиддичу, пока он не скажет правду.
Правду он не скажет все равно, а через неделю первый матч – Гриффиндор против Слизерина. Я, конечно, понимал, что мальчишке играть никто не запретит, но ради того, чтобы понаблюдать, как у Минервы вытянется лицо, можно было потрудиться.
- Так сразу и исключить! Кошку ведь не метлой по голове ударили! И вообще, нет доказательств, что на нее напал Поттер.
- Он невиновен, Северус, пока не доказано обратное, - ровным голосом сообщил мне Альбус, как будто мы находились в зале суда.
Виновен. Он виновен самим фактом своего существования.
Какие еще нужны доказательства?
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
01.11.1992
Кес, у нас вчера вечером произошла некоторая странность, и мне бы хотелось, чтобы ты на это взглянул.
Альбус.
~*~*~*~
Нападение на Миссис Норрис выглядело довольно комично, и я, честно говоря, был склонен считать это хулиганством каких-нибудь старшекурсников, начитавшихся «Истории Хогвартса». Филча и его кошку ненавидели почти все.
Но Альбус думал иначе, о чем я узнал совершенно случайно. Крис под большим секретом рассказал мне, что буквально на следующую ночь после происшествия в Хогвартс прилетал Кес, и они с Дамблдором, наложив на школу сонные чары, до утра обследовали злополучный коридор и расположенный рядом с ним женский туалет. Поэтому, когда директор собрал нас на экстренное совещание, я ничего хорошего не ожидал и только тихо порадовался, что он не пригласил Локхарта, хотя особо радоваться было нечему. Отсутствие этого придурка как раз говорило о том, что дело плохо.
- Ну что я могу вам сказать, друзья мои, - грустно произнес Дамблдор. – Похоже на то, что Тайная комната действительно существует.
- То есть это не чья-то глупая шутка? – тихо спросил Флитвик.
- Боюсь, что нет.
- И в замке действительно живет чудовище? Альбус, что это может быть?
- Пока не знаю, Минерва.
- И что? – нервно спросил я. – Закрываемся?
- Нет пока, - спокойно ответил Альбус. – Будем искать.
- А если оно нападет на детей? – с любопытством поинтересовался Флитвик, ничуть не испугавшись.
- Не должно.
- То есть как это «не должно»? – опешила Спраут. – Вы что такое говорите?
- Не надо так волноваться, Помона. Ситуация полностью контролируется.
- Кем контролируется? – не сдержался я, хотя и понимал, что нарываюсь.
- Мною, Северус, - он спокойно поглядел на меня. – И не только.
«И не только», очевидно, означало Филча. Наш завхоз поставил табурет под надписью, которую так и не смогли стереть, и дети сразу стали обходить это место за милю. Может, и правильное решение, но, на мой взгляд, несколько легкомысленное. Если директор уверен, что легенда основана на реальных событиях и Салазар Слизерин действительно создал комнату, спрятав там какое-то чудовище, то как, скажите на милость, Филч, являющийся сквибом, сможет эту тварь остановить? Наследником Слизерина называл себя наш Лорд. Значит, Дамблдор уверен, что Шеф опять пробрался в Хогвартс. Но в прошлом году он сказал мне об этом сразу. А сейчас я и про Кеса не узнал бы, если бы не Крис. Что-то мне это все не нравится.
Совсем не нравится.
~*~*~*~
Явившись как-то в начале ноября на Тревес, я обнаружил крайне обеспокоенного Кеса, рассеянно поглаживающего беспрерывно скулящего Хлюпа. Зачем я отправился в тот вечер в Ашфорд, я и сам толком не знал, но уж точно не затем, чтобы застать там злющего Айса.
- Кес, почему бы тебе не заткнуть эту пакость? – спросил он, увидев меня.
- Привет, Люци, - грустно вздохнул Кес. – Что-то он, бедный, скушал вчера… нехорошее, пока меня не было. Только вот не пойму что.
- Какое несчастье! – притворно ужаснулся Айс. – Смотри еще сдохнет.
У него был такой… оценивающий взгляд, что я мгновенно понял – это он вчера пытался отравить Хлюпа. А сейчас пришел посмотреть. На результат. Я сотни раз видел у него такой взгляд. В детстве.
Хлюп продолжал скулить и временами шипел, слабо помахивая в сторону Айса присоской. Все это было бы невероятно смешно, если бы Кес так не расстраивался. Каким образом, интересно, Айсу удалось такое сделать? Напоить это создание ядом невозможно. У него нет рта. Ему можно… можно подсунуть отравленную книгу.
Прелесть какая. Я помнил, что Айс Хлюпа терпеть не может, но он ведь знает, как его любит Кес. Неужели этого недостаточно?
- Что же ты такое съел?.. – растерянно пробормотал Кес.
- Да все что угодно, - сочувственно подсказал Айс. – Он же у тебя жрет все подряд. И как только не подавится.
- Не скажи, Севочка. Он, бедняжка, мог отравиться только информацией. Химический состав пергамента ему повредить не может. А у нас тут нет некачественных книг. Так что я даже не знаю, что и думать…
- Может, он просто обожрался? – беспечно предположил Айс.
- Ш-ш-ш-ш! – Хлюп даже попытался на него кинуться, но Кес его удержал, продолжая ласково поглаживать.
Ну точно. Айса работа. И Хлюп это знает. Неужели Кес не видит? Хотя что он может сделать? Хватит того, что он поселил в замке зверя, который раздражает законного хозяина.
Но Кес, судя по всему, все прекрасно понимал, потому что поглядывал на Айса, как всегда, чуть насмешливо и задумчиво, как будто пытаясь определить, что же Айс все-таки сделал с несчастным животным.
- Странно, странно… Чистый пергамент бедняжка не ест, - вслух рассуждал Кес, хитро улыбаясь. – Исписанный, но лишенный информационной нагрузки - тоже. Соответственно, это должно было быть что-то на первый вкус вполне съедобное, иначе бы он и не притронулся. Как думаешь, Севочка?
- Представить не могу, - развел руками Айс, даже меня поражая своей искренностью. – Жалко, что он сказать не может.
Лицемер.
Я подошел и тоже погладил несчастного зверька. Он замурлыкал и ткнулся присоской мне в руку. Ничего. Переварит. От маггловских книг ему тоже поначалу плохо было, а потом вроде обошлось. Привык.
~*~*~*~
И вовсе я не хотел травить этого генетического урода. Мне просто было интересно, как он отреагирует на книги Локхарта. Кес ничего не сказал, конечно, но ведь наверняка все понял и обиделся. Ну и пусть. Подумаешь.
Первый в этом году матч с Гриффиндором нам пришлось играть в холодный дождливый день. Я бы и не пошел на него, да нехорошо как-то. Разумеется, я оказался прав, потому что я прав всегда, и никакого снитча Драко не поймал. Расстроен он был ужасно. По-моему, зря Фэйт все это затеял. Очень зря. Что за радость мальчишке проигрывать? Хотя команда играла прекрасно, и по очкам мы, может быть, еще сможем… А впрочем, рано загадывать.
На следующее утро оказалось, что ночью произошло еще одно нападение. На этот раз пострадал уже ребенок, и дело приняло очень серьезный оборот. К тому же ребенок этот был магглорожденным волшебником. Это подтверждало легенду и убивало последнюю надежду, что кошку Филча заколдовали из мести ненавистному завхозу.
Дамблдор рано утром созвал деканов, коротко поведал нам о том, как обнаружил ночью на лестнице окаменевшего гриффиндорского первокурсника, тяжело вздохнул и заявил:
- Теперь могу сказать совершенно точно, друзья мои, что у нас по школе ползает василиск.
О боже!..
- Мерлин… - прошептала Минерва.
- Откуда? – выдохнул я.
- Видимо, из Тайной комнаты.
- Тогда почему мальчик не умер? – тихо спросил Флитвик.
- Потому что он смотрел на чудовище через линзы фотоаппарата. И Миссис Норрис, видимо, тоже самого василиска не видела. Только его отражение в воде, залившей коридор.
- Кошмар какой… - пробормотала профессор Спраут.
- И что? – повторил я вопрос, который задавал ему неделю назад. – Закрываемся?
- Пока нет, - уже не так спокойно, как в прошлый раз, ответил Альбус. – Будем искать.
- Он уже нападает на детей, Альбус, – усмехнулся Флитвик, видимо тоже вспомнив нашу первую беседу на эту тему. – Может быть, лучше было бы все-таки распустить студентов по домам, а самим заняться поисками комнаты?
- Нам никогда не найти ее, Филиус, - устало ответил Дамблдор. – Ее потому и не нашел никто за столько лет, что для этого надо говорить на парселтанге.
- Но ведь ее кто-то открывал пятьдесят лет назад! – возмутилась МакГонагалл.
- Том Риддл открывал, Минерва. Том Риддл.
- О боже… - тихо простонала она. – Тогда все сходится.
- К сожалению, - директор обвел нас грустным взглядом. – Именно Волдеморт считал себя наследником Слизерина, и он владел парселтангом. То есть, очевидно, и нашел комнату, и смог ее открыть.
- Тогда погибла девушка. Я помню. Я училась на шестом курсе и…
- Да, Минерва. Это, безусловно, сделал Том. А потом обвинил в преступлении Хагрида.
Ну какая им разница, что там было пятьдесят лет назад!
- Это все, конечно, очень интересно, Альбус, но сейчас-то у нас что происходит? Вы считаете, что Темный Лорд опять прячется в школе?
- До сегодняшней ночи, Северус, я, к своему стыду, подозревал Гарри…
- Поттера?! – ахнула МакГонагалл.
- Да, Минерва. Шрам у него на лбу, скорее всего, каким-то образом связывает его с Волдемортом.
Если он еще раз назовет это имя, я просто встану и уйду.
- Но Поттер не мог!..
- Вот именно. Сегодня ночью Гарри никак не мог открыть Тайную комнату. Он был в Больничном крыле.
- Тогда кто?..
- Я вам уже говорил, Минерва. Нам сейчас совершенно не важно - кто. Мы должны понять – как.
И он вдруг посмотрел на меня в упор.
А что на меня смотреть? Смотри, не смотри, - мне без разницы. А комнату открыть можно и лежа в Больничном крыле. Мы же не знаем, как она открывается.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
08.11.1992
Кес, ты случайно не знаешь, Северус говорит на парселтанге?
Альбус.
~*~*~*~
- Севочка, расскажи, пожалуйста, что там опять случилось в вашей школе. Если можно, ничего не… изменяя.
Я так понял, что это он постеснялся озвучить банальное «не ври». Так как скрывать мне от него на этот раз было совершенно нечего, то я рассказал. Слушал он меня, как всегда, молча, но вид имел мрачноватый, а потом как бы даже и сочувствующий.
- Тут мне Альба письмо написал, - вздохнул он, когда я закончил. – Тебе наверняка будет интересно.
Я взял протянутый им пергамент.
И потерял дар речи.
Я не могу в это поверить…
Дамблдор подозревает… меня?!
После всего… и после прошлого года… он подозревает… меня?!
- Ты только не расстраивайся, - я и не заметил, как Кес тихо подошел сзади и положил руки мне на плечи. – Это все такие пустяки…
- У тебя все пустяки, - ответил я, не узнавая своего голоса.
- Вряд ли он действительно думает на тебя. Просто уточняет. На всякий случай.
- И что ты ему ответил?
На самом деле мне вовсе не было это интересно. Но нельзя же все время молчать. Надо хоть что-то говорить.
- Я еще не ответил.
Если я брошу школу и этого мерзкого двуличного негодяя, то куда я пойду? Куда?
~*~*~*~
Айс явился во вторник вечером и выглядел очень плохо.
Но если он на протяжении многих лет лечил меня разными способами, то я «лечил» его всегда одинаково. Через час такого «лечения» он заплетающимся языком рассказал мне, что Дамблдор смертельно его обидел и больше он в Хогвартс ни ногой.
Что значит «ни ногой»? А как же Драко?
Профессор. Декан. Который всегда прав.
Как ребенок, честное слово.
Уложив Айса спать, я неожиданно обнаружил, что, слишком увлекшись его «лечением», совсем позабыл о своем собственном. Наверстав упущенное, я занялся анализом.
Много времени мне на это не потребовалось. Такое я уже видел. Ерунда все это. Никуда он из школы не денется. А Дамблдор… Ну что такое Дамблдор? Вот если все-таки удастся от него избавиться, то Айсу прямая дорога в директора. Кому там еще быть директором? МакГонагалл? Которая детей за уши таскает? Это несерьезно. Флитвика Попечительский совет никогда не утвердит. У него гоблины в роду. Да дело даже и не в этом. А вот профессор Снейп...
В целом, очень хорошая идея.
И Драко понравится.
~*~*~*~
Я точно знаю, за что я так люблю Фэйта. За то, что он умеет не задавать вопросов. Ну что я мог ему рассказать? Как всегда – ничего. Объяснять, что из Хогвартса мне деваться некуда, я все равно не стану. Этого, кроме Альбуса, и не знает никто.
Альбус…
Как он мог?..
Что я ему сделал, чтобы подозревать меня в таких вещах? Я хоть раз его обманул? Подвел?
- Сев, ты его обманул и подвел столько раз, сколько у тебя вообще была такая возможность, - злорадно прозвучал у меня над ухом голос Гильгамеша. - Об этом даже рассуждать смешно. И его, и…
- Иди отсюда, - устало огрызнулся я.
- И нечего из себя девицу строить, - фыркнул он. – Никто не хотел тебя обидеть. Он сейчас всех подозревает. И спорить могу, что твой старый аккару ничего ему не ответит. Пойди и поговори с длинноносым сам. Скажи, что читал письмо. Ему станет стыдно.
- Если ему станет стыдно, значит, есть за что. А ты уверяешь, что он не хотел меня обидеть.
- Для того чтобы нормальному человеку стало стыдно, Сев, он вовсе не обязательно должен сделать какую-нибудь гадость. Впрочем, тебе это бесполезно объяснять. Очкастый и так понимает, что очень тебя расстроил. Его письмо явно не предназначалось для твоих глаз. А вот зачем аккару тебе его показал – это уже совсем другой вопрос.
После этих слов Гильгамеш исчез, оставив меня в полной растерянности.
А ведь так оно и есть. Кес попросту пытался поссорить меня с Дамблдором. А директор… он сейчас в таком сложном положении… Конечно, он подозревает всех. Я ведь там единственный Упивающийся Смертью. На парселтанге никто, кроме Шефа, не говорит. Это очень редкий дар. Значит, если не Поттер, то я. Больше ни у кого в нашей школе с Лордом связи нет. Да еще и эта надпись идиотская: «Трепещите, враги Наследника!» Может, Шеф нарочно хотел меня подставить? Неужели опять в кого-нибудь… вселился? Если уж в прошлом году взрослого человека обольстил, то ребенка обмануть ему вообще ничего не стоит. Он умеет быть очень… убедительным. И понимающим.
Я вспомнил, с каким «пониманием» он отнесся к моей «проблеме», тонко намекая, что пора бы избавиться от Кеса, и меня затошнило. Ведь вполне мог кого-нибудь окрутить. Того же Поттера. Мальчишка-то совсем дурак.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
10.11.1992
Вот зачем было так делать, а? Тебе нравится его изводить?
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
10.11.1992
Извини, Альба, но я хочу, чтобы он знал, с кем имеет дело, и не обольщался.
Кес.
~*~*~*~
К Дамблдору я не пошел и говорить ему ничего не стал. Он и так мгновенно понял, что я видел его письмо.
Вот и отлично.
Пусть мучается.
В конце концов, он же сам сказал, что сначала подозревал Поттера. А раз уж этого своего любимого гриффиндорского наглеца подозревал, то мне не на что обижаться. Только я так и не понял, с какой стати директор был уверен, что мальчишка не мог открыть комнату из Больничного крыла. Теоретически, все правильно. Раз не я, то наверняка он.
Иначе быть не может.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
10.11.1992
Я просто тебя спросил, чтобы точно знать. Что в этом такого?
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
10.11.1992
Я тоже считаю, что ничего «такого» в этом нет, и не понимаю, почему ты так возмущен. Севочка тоже должен «точно знать», что к чему, и с кем он общается. Раз ты ему не доверяешь, значит, твоего доверия он не заслужил. Ему полезно будет подумать, почему именно.
Кес.
P.S. А если тебе не нравится, что у него теперь будет повод об этом подумать, так это твои проблемы, а не наши.
~*~*~*~
Что там творилось, в этой их школе, понять было совершенно невозможно. Айс, когда мне удавалось его увидеть, выглядел мрачнее ночи и отвечать на мои вопросы все равно бы не стал. Я и не спрашивал.
Обдумав информацию, полученную от Драко, Крэбба, Гойла и Нотта, я пришел к выводу, что Шеф зря времени не теряет. Наследник Слизерина – это он, естественно, а значит, нашим детям ничего не грозит. Зачем только он с кошки начал – непонятно. Нападал бы уж сразу на Дамблдора. Хотя, с точки зрения стратегии, нагнетание паники – дело хорошее. Если так дальше пойдет, то я снятие этого выжившего из ума старика просто проведу через Попечительский совет. Но сейчас еще рано.
~*~*~*~
Люциусу Малфою.
Имение Малфоев.
09.12.1992
Ра, я на Рождество домой не поеду, и Винс с Грегом не поедут. Так что все подарки присылайте с мамой сюда. И не подумай, пожалуйста, что я остаюсь из-за Поттера, мы остаемся просто так, потому что тут Рождество встречают очень интересно, и мы будем искать Наследника Слизерина, а когда найдем, то будем ему помогать. И Поттер тут вовсе ни при чем.
Твой сын Драко.
~*~*~*~
Да уж. Поттер тут явно ни при чем. Он просто мимо проходил. Точнее, проходит. Постоянно.
Они с Айсом меня с ума сведут.
А Шеф все равно молодец. Совершенно неясно, что и как он делает, но это хорошо, что никто не умер. Все-таки там наши дети. Мало ли… Попадут под горячую руку. Всякое бывает. Жалко только, что Драко так интересуется происходящим. Я, конечно, ему написал, чтобы он держался от всего этого подальше, да куда там. Ребенок же. Но то, что он остается в школе на Рождество, даже хорошо, а не плохо. У меня опять был обыск. И когда им надоест? Все равно ведь ничего не находят.
~*~*~*~
На моем уроке в четверг Драко потихоньку кидался в Поттера сушеными рыбьими глазами, и я все ждал, что эта очкастая бестолочь хоть как-то выразит свое неудовольствие. Я бы мигом снял с него баллов двадцать. Должен же я сравнять счет после выигранного у нас матча.
Но Поттер упорно пытался варить Раздувающее зелье и наши ожидания не оправдал. А Драко все равно молодец. Не получилось в этот раз - в следующий получится. Зато никакого Раздувающего зелья у Поттера, конечно, не вышло. А вышла у него какая-то дрянь жидкая. Ну-ну.
- Что это у вас за водичка получилась? – спросил я, проходя мимо его котла. - Гриффиндорский вариант?
Мальчишка поджал губы и опять промолчал. Ничего, ты мне еще ответишь.
Когда я добрался до Лонгботтома, за моей спиной раздался взрыв. Что, ради Мерлина, можно умудриться взорвать при таких ингредиентах?
На этот раз отличился Гойл, поэтому особо возмущаться я не стал, а занялся Драко, которому зелье попало на лицо. Пострадавших оказалось почти полкласса: у кого рука раздулась, у кого губы, а самому Гойлу залило глаза, и зрелище это, надо сказать, было не из приятных. Что могло случиться? Вот бестолковый. Когда все успокоились, я подошел к его котлу и… выудил оттуда кусок обгоревшей хлопушки.
Придурки!
Я резко обернулся к Поттеру. У него сделались такие невинные глаза, что я мог и не разбираться дальше. Я просто знал, что это он.
- Тот, кто это сделал, может распрощаться со школой.
Точно он. Испугался. Но тут прозвенел звонок. Мальчишка схватил рюкзак и бегом устремился из класса.
Совсем дурак. Весь в папочку. Такой же был недоумок. Хлопушки в котлы кидать – это как раз для них. Хотел бы я знать, о чем Альбус думает.
В довершение неприятностей, зайдя после этого урока в свой кабинет, я почти сразу понял, что кто-то успел покопаться в моем шкафу с ингредиентами. Разозлившись, я вспомнил, что в последнее время с этим шкафом вообще творятся странные вещи. Путешествие в Имение и Ашфорд явно не прошло для него бесследно. Так что, может, и не трогал никто. Хотя Гильгамеш вполне мог заинтересоваться его содержимым. Он временами любопытен бывает не в меру.
~*~*~*~
Клаусу Каесиду.
Ашфорд.
Ирландия.
12.12.1992
Не найдем. Змееуст нужен. Есть идеи?
Альбус.
~*~*~*~
Альбусу Дамблдору.
Хогвартс.
14.12.1992
Так это ты в прошлом месяце змееуста искал? Так бы сразу и сказал. Твои мотивы всегда столь безукоризненны, Альба, что мне почти страшно.
Кес.
~*~*~*~
Хуже обычного идиота может быть только идиот деятельный. В середине декабря Локхарт решил организовать «Дуэльный клуб». Идея эта имела грандиозный успех у недоразвитой части младшекурсников, и перед первым занятием ни о чем другом студенты говорить не могли.
Флитвик, который в свое время был замечательным дуэлянтом, от участия в этом безобразии отказался наотрез, заявив Дамблдору, что дуэли на волшебных палочках – это высокое искусство и опошлять его подобным образом – форменное кощунство. Меня такая пылкость позабавила, тем более что «высоким искусством» я это никак не считал. А вот средством обороны - пожалуй. Но при том, что за дело взялся Локхарт, ничего путного ждать не приходилось. Поэтому просьба Дамблдора пойти проконтролировать, что там на первом занятии будет, здорово меня рассердила. Я уже хотел было сослаться на какие-нибудь неотложные домашние обязанности, но вспомнил, как Драко распинался утром у доски с объявлением, какой он распрекрасный дуэлянт. Пришлось скорчить Альбусу недовольную гримасу и согласиться.
Первое занятие Локхарт назначил на восемь часов вечера. В Большой зал я входил с твердым решением отбить у него охоту к подобным развлечениям навсегда. Обеденные столы оттуда убрали, а вдоль стены возвели золотые подмостки. Интересно, почему не бриллиантовые?
Локхарт помахал рукой, требуя тишины, и прокричал:
- Подходите ближе, подходите! Всем меня видно? Всем меня слышно? Превосходно! Начнем, пожалуй! Профессор Дамблдор одобрил мое предложение основать в школе этот небольшой Дуэльный клуб, чтобы научить вас защищать себя, если того потребуют обстоятельства. Мой жизненный опыт подсказывает, что такие обстоятельства не редкость, о чем вы можете прочитать в моих книгах.
Дети притихли и внимательно слушали этого пустозвона.
- Позвольте мне представить моего ассистента, профессора Снейпа. Он признался, что немного разбирается в дуэлях, и любезно согласился помочь мне кое-что вам продемонстрировать, прежде чем мы начнем заниматься.
О да. В дуэлях я почти не разбираюсь. Я разбираюсь совсем в других вещах. Глядя на широко улыбающегося Локхарта, я представлял, как было бы здорово наложить на него Cruciatus. И забыть снять. Так бы он тут деток наших и развлекал. Пока Дамблдор бы не прибежал. А я бы потом сказал директору, что сделал это рефлекторно. Испугался, например. Кстати, чисто по-человечески. Он же мне до сих пор долдонит, что я должен реагировать по-человечески. Такой нехитрой «человеческой реакцией» можно навсегда отбить интерес к дуэлям не только у Локхарта, но и у студентов. Подобное шоу они будут помнить вечно.
Эх, мечты…
- Не беспокойтесь, мои юные друзья, я верну вам профессора зельеварения в целости и сохранности.
С этими словами придурок повернулся ко мне и сделал реверанс. Я не выдержал и усмехнулся. Ты ведь уже как минимум трижды покойник, друг мой. Это в лучшем случае.
- Обратите внимание, как держат палочки в такой позиции, - разглагольствовал мой убогий противник. – На счет «три» произносятся заклинания. Раз, два, три…
Для детей я выкрикнул «Expelliarmus», а про себя добавил хороший сногсшибатель. Локхарт не только лишился палочки, но и отлетел к стене. Ударился об нее и сполз на пол. Эффектно, на самом деле. Мне всегда нравились малиновые лучи.
С трудом поднявшись, Локхарт рысцой взбежал обратно на подмостки и радостно объявил:
- Что ж, вот пожалуйста! Это было Разоружающее заклятие, и, как видите, я потерял палочку. Благодарю вас, мисс Браун. Браво, профессор Снейп, браво! Вы уж простите меня, проще простого было разгадать ваш замысел и отразить удар. Однако я счел необходимым показать ребятам этот прием...
Нет, решительно надо было начинать с Crucio. А для убедительности режущее добавить. Вот это был бы «прием». Всем приемам прием. Все равно этому дураку до конца года не дожить. Какая, собственно, разница.
- Достаточно демонстраций! Теперь я разобью вас на пары. Профессор Снейп, будьте любезны, помогите мне.
В этот момент у меня возникла забавная идея, и я пошел прямо к Поттеру и Уизли. Если все получится, то сразу решим массу важных вопросов.
- Не пора ли разбить неразлучную парочку? Уизли, вашим партнером будет Финниган. Поттер...
Мальчишка шарахнулся к своей лохматой подруге.
- Ничего подобного, - я улыбнулся. - Мистер Малфой, подойдите сюда. Давайте посмотрим, что вы сможете сделать с нашей знаменитостью. А вы, мисс Грейнджер, встаньте напротив мисс Балстроуд.
Драко, гордо ухмыляясь, подошел чересчур, на мой взгляд, развязной походкой. Так Фэйт тоже не делал. У нашего мальчика все-таки с чувством самосохранения небольшие проблемы. Но это не беда. Главное, что не боится. Остальное нарастет. Со временем.
- Обменяйтесь приветствиями! – скомандовал с подмостков Локхарт.
Драко и Поттер, не сводя друг с друга настороженных взглядов, чуть заметно кивнули.
А может, я и не прав. Не осталось у Драко беспечности. И ухмыляться перестал. Все как надо.
- Палочки наизготовку! – надрывался наш клоун. – На счет «три» попытайтесь разоружить противника. Только разоружить! Раз, два…
Драко, не дожидаясь «три», залепил в Поттера какой-то странной модификацией сногсшибателя и гордо улыбнулся. Я оторву Фэйту голову.
Поттер пошатнулся, но устоял на ногах и тут же выкрикнул:
- Rictusempra!
Серебряный луч ударил Драко в живот.
Локхарт увидел, как мальчик начал медленно оседать на пол, и заорал:
- Я сказал, только разоружить!
М-да… Он действительно полагает, что они теперь станут его слушать?..
Драко ловил воздух ртом, безуспешно пытаясь сдержать истерический хохот, потом изловчился и, направив палочку на ноги зазевавшегося Поттера, крикнул:
- Tarantallegra!
Как же любил Фэйт в свое время это заклинание. Я бы так и смотрел до вечера, как Поттер нам пляшет. Только Драко в таком режиме до вечера не доживет, к тому же, в целом, все с ними ясно. С обоими. Совсем дети.
- Прекратите! Сейчас же прекратите! – надрывался Локхарт вместо того, чтобы прекратить это самостоятельно.
- Finite Incantatem! – громко произнес я, направив палочку на обоих мальчишек.
Стоило оглядеться. Перепуганный Финниган парил в воздухе, Миллисента с Грейнджер побросали палочки и давно перешли к рукопашной, у кого-то дошло и до крови.
- Дорогие мои, что же это! - восклицал Локхарт, бегая меж дуэлянтами и взирая на последствия сражения.
Идиот.
- Пожалуй, лучше начать с защиты?.. – он растерянно взглянул на меня, но я в ответ только усмехнулся. Тогда он, справившись с собой, твердо произнес:
- Приглашаю двоих добровольцев. Лонгботтом, Финч-Флетчли, не хотите ли попробовать?
Нет, это совсем будет скучно. И совершенно бессмысленно.
- Это плохая идея, профессор Локхарт, - я подошел поближе. - Лонгботтом способен разрушить всё кругом с помощью элементарнейших заклинаний. Нам придется отправлять в больницу то, что останется от Финч-Флетчли, в спичечном коробке. Как насчет Малфоя и Поттера?
- Прекрасная мысль! - обрадовался Локхарт, жестом приглашая Драко и Поттера на середину зала. - Смотри, Гарри, когда Драко нацелит на тебя палочку, сделай вот так.
Тут он попытался нарисовать в воздухе узор и уронил волшебную палочку. Потом подобрал ее и укоризненно покачал головой:
- Как расшалилась сегодня! Ишь, проказница!
Я наклонился к Драко и подсказал ему, что сейчас нужно будет сделать. Он прекрасно меня понял и, улыбнувшись, кивнул.
Поттер это заметил и быстро попросил Локхарта:
- Профессор, покажите мне, пожалуйста, еще раз эту блокировку.
- Струсил? - вполголоса проговорил Драко так, чтобы Локхарт его не услышал.
- Размечтался, - прошипел Поттер уголком рта.
Локхарт ободряюще потрепал мальчишку по плечу:
- Делай как я тебе показал, и всё будет в порядке!
Да не то слово.
- Что делать? – отчаянно и в то же время невероятно высокомерно поинтересовался Поттер. - Уронить палочку?
Однако мальчишка быстро понял, с кем дело имеет. Ладно, сейчас проверим кое-что. Нет никаких доказательств, что Тайную комнату нельзя открыть, лежа в Больничном крыле. Никаких.
- Три, два, один! - скомандовал Локхарт.
На этот раз, видимо, проникнувшись важностью задачи, Драко дождался нужного момента и, пока Поттер продолжал раздумывать о своей горькой судьбе, выкрикнул:
- Serpensortia!
Из палочки вылетела длинная черная змея и шлепнулась практически под ноги Поттеру. Зрители шарахнулись назад, раздались крики ужаса.
Мальчишка молчал. Стоял с совершенно потерянным видом и молчал. Не то чтобы я особо ждал чего-то, но разочарование было довольно сильное. Если бы он мог с ней справиться, то обязательно похвастался бы перед нами своими способностями.
Значит, не может.
- Стойте смирно, Поттер, - бросил я ему. - Сейчас я ее уберу.
- Нет уж, позвольте мне! - выкрикнул Локхарт и направил на змею свою палочку.
Она никуда не делась. Взмыла в воздух и затем звучно шлепнулась на пол. Зашипела, скользнула к Финч-Флетчли, поднялась на хвосте, разинула пасть и приготовилась к нападению.
Поттер метнулся к разозлившейся после глупостей Локхарта змее и… зашипел. Она послушно опустилась на пол, свернулась кольцом и уставилась на мальчишку неподвижным взглядом.
Вот и все.
Так умел делать только Темный Лорд.
- Устроили тут представление! – чуть не плача выкрикнул Финч-Флетчли и опрометью бросился вон из зала.
Я взмахнул палочкой, и змея растворилась в воздухе, став небольшим облачком черного дыма. Опустив руку в карман, я нащупал свой перстень, но потом передумал. Бессмысленно. Полный зал насмерть перепуганных детей, которые прекрасно знают, что такое змееуст. И кто такой «Наследник Слизерина», многие знают тоже.
Но у меня все равно было четкое ощущение, что Поттер сам не понимает, как такое могло случиться.
Вот Альбус обрадуется.
И Тайную комнату из Больничного крыла прекрасно можно открыть. Скучно, видать, было всю ночь в одиночестве кости растить. И обидно.
А я оказался прав.
Я всегда прав.
~*~*~*~
В декабре дела наконец наладились. Фадж не то чтобы был особо упрям или плохо убеждаем. Нет. Скорее, просто ленив. Он слишком оберегал себя от неприятных новостей, терпеть не мог принимать мало-мальски важные решения и был готов буквально заболеть от любых волнений.
А еще он двумя руками держался за свое кресло. И ногами, пожалуй, тоже. И эту его милую слабость глупо было не использовать. Периодические напоминания председателя Попечительского совета Хогвартса о том, что Дамблдор развел в подведомственной ему школе незнамо что, приводили министра в состояние, близкое к панике.
- Но, Люциус, если Дамблдор не справится с ситуацией, то с ней не справится уже никто!
- Почему же? Неужели вам некому поручить такой ответственный пост? У нас много лет не было такого знающего министра, как вы, Фадж. Мы уверены, что вы не оставите без внимания тяжелое положение школы.
- Да… - мямлил он. – Но Попечительский совет…
- Попечительский совет поддержит любое ваше решение!
Беседы о том, что Артур Уизли своим легкомысленным, а временами преступным поведением подрывает репутацию Министерства, тоже приносили свои плоды. Фадж ныл и сомневался, но дело о «магических манипуляциях с маггловским автомобилем» Дамблдору приостановить не удалось. Хотя он и пытался. Машина была разбита на территории школы, и я не собирался позволить министру так просто об этом забыть.
- Ведь могли пострадать дети!
- Да, Люциус, конечно, я понимаю…
- Гарри Поттер! Наш герой! Надежда всех честных людей! И кого бы потом обвинили в трагедии?
- Кого?..
- Сотрудников Министерства магии.
- Мерлин… Именно так и могло произойти!
- Разве такого человека можно допускать к составлению законов? Ведь мы живем по этим законам, Фадж. В итоге посмотрите что творится! Уизли, являющийся главой Отдела по противозаконному использованию изобретений магглов, занимается именно тем, с чем он должен бороться. И чему мы тогда удивляемся, когда тот же Уизли предлагает законопроект о защите магглов и тут же в Хогвартсе начинаются нападения на г… гениальных, пусть и магглорожденных детей.
М-да… Слово «грязнокровки» было бы явно лишним.

#12 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 07:01

Глава 11. Логическая пауза (часть 3)

Доказательство не свидетельствует ни о чем, кроме
наличия доказательств. А это ничего не доказывает.
Роберт Шелли.

Все-таки я был здорово обижен на директора за его подозрения. Так обижен, что от непомерного злорадства у меня опять разболелась нога.
И когда я наконец доковылял до его кабинета, чтобы рассказать о случившемся в Дуэльном клубе, мысль у меня в голове осталась только одна – как бы побыстрее куда-нибудь сесть.
- Поттер ваш - змееуст, - без каких-либо вступлений брякнул я, падая в кресло и по привычке вытягивая левую ногу, хотя и знал, что это не поможет. Злорадствовать меньше надо.
- Откуда это известно? – быстро спросил он, привстав со своего кресла.
- Да только что. В Дуэльном клубе. Полшколы свидетелей, раз уж моего слова вам мало.
Он пропустил шпильку мимо ушей и потребовал подробного рассказа. Я рассказал.
- Нет никаких оснований предполагать, - задумчиво проговорил он, дослушав меня до конца, - что это именно Гарри выпускает василиска.
- Это вероятнее всего. Поттер наверняка каким-то образом связан с Темным Лордом. Посредством своего сомнительного украшения. - Тут меня одарили весьма укоризненным взглядом. - И я не удивлюсь, если…
- А я удивлюсь, - отрезал он.
Значит, меня подозревать можно! А эту поганку очкастую – нельзя!
- Мне больше нечего вам сказать, - я встал и, не добавив ни слова, вышел в коридор.
Настроение испортилось.
Зато нога прошла.
Очередное нападение произошло буквально на следующий день. Ребенок опять не погиб, а только окаменел, потому что между ним и чудовищем оказался Почти Безголовый Ник. Гриффиндорское привидение, скорее всего, патрулировало коридоры не просто так, а по просьбе директора. Они вообще любили быть полезными. Услышав, что и там Поттер оказался первым на месте преступления, я снова пошел к Дамблдору. Ругаться. Потому что его попустительство просто переходит всякие границы.
- Утром у Хагрида опять задушили петуха, - начал он издалека, прекрасно понимая, что я пришел к нему не о петухах разговаривать. - То, что это василиск, не вызывает никаких сомнений.
- Это новость?
- Это еще одно подтверждение, - вздохнул он.
- Что собираетесь делать?
- Да ничего не собираюсь, - беспечно отмахнулся он, наливая чай. – Прошу, Северус?
- Благодарю. Как это «ничего»?
- Да меня все равно скоро снимут с поста директора, - он беззвучно смеялся.
То есть?
- Альбус, что вы такое говорите?
- Это не я говорю. Это говорит председатель Попечительского совета нашей школы.
Фэйт рехнулся…
- Вам говорит?!
- Нет, ну что ты.
- Вы находите это смешным?!
- Я нахожу это забавным.
- И вы, конечно, не откажетесь от идеи покрывать Поттера?
- Северус, это не он.
- Это он.
- Я разговаривал с ним.
- Он может не осознавать, что является орудием в руках Темного Лорда.
- Такой вариант представляется мне очень маловероятным.
- Но он говорит на парселтанге!
- Это еще ничего не значит. Знание языка как раз могло достаться ему вместе со шрамом.
Могло, конечно…
- Неизвестно, что там было, - ответил я, задумавшись. - Наши тогда вообще были уверены, что Темный Лорд попросту переселился в мальчишку.
- Могу «ваших» крупно разочаровать, Северус, - холодно произнес Дамблдор. – Не переселился.
Что за дурацкая привычка ловить меня за язык!
- Это я и сам уже понял. Ему до Темного Лорда, как головастику до орла.
- Ну что ты так рассердился? – директор вдруг улыбнулся. – Это не Гарри, уверяю тебя. А в том, что мальчик оказался змееустом, есть неоспоримая польза.
- Польза?
- Он может найти комнату, Северус. Никто из нас не может, а он может. Понимаешь?
Вообще-то не очень. Дамблдор предлагает использовать мальчишку в качестве миноискателя? В прошлом году роль живца он исполнил очень даже неплохо. В лесу, во всяком случае.
- Вы позволите двенадцатилетнему ребенку искать Тайную комнату, в которой живет василиск?
- А чем ему так уж опасен василиск, если он прекрасно умеет находить со змеями общий язык? Они ведь, как я понял из твоего рассказа, даже его слушаются.
- Мне так показалось… - неохотно промямлил я. – Альбус, все это крайне опасно. Мальчишка совершенно не умеет себя вести. И самосохранение на нуле.
- Мы все равно не сможем его остановить, Северус. Ты ведь летом пытался.
Тут я вспомнил Кеса. И то, что он мне сказал после истории с философским камнем. Зачем, зачем я опять во все это лезу? У меня что, своих проблем мало?
- Действительно, - ответил я как можно равнодушнее. – Пусть ищет.
В совершенно отвратительном настроении я спускался к себе в подземелья, когда услышал до боли знакомый голос, не менее знакомым хвастливым тоном вещавший всем желающим его слушать:
- Отец говорит, что Дамблдор дольше Рождества на директорском посту не продержится. Попечительский совет обязательно его отстранит. Ничего хуже Дамблдора просто быть не может. Вы же помните, что мой отец - председатель Попечительского совета. И он точно знает, кто Наследник Слизерина. Грязнокровкам не место в Хогвартсе.
Мерлин! Так вот откуда у Дамблдора такие сведения!
~*~*~*~
- Несчастный идиот!
Айс ворвался так неожиданно, что я даже испугался. Что за дикие выходки? Где он этому научился? Уж точно не у Кеса.
- Чем я имел несчастье опять не угодить вашей профессорской милости?
- Ты! У тебя вообще мозгов нет!
- Айс, прекрати орать. Сию минуту прекрати. Или убирайся к дьяволу.
- Зачем ты рассказываешь Драко о своих делах?
- Ты совсем рехнулся?
- Это ты рехнулся! Он на всю школу трендит, что ты знаешь, кто Наследник Слизерина.
- Это все знают. Темный Лорд, естественно.
- Кто «все»? Фэйт, ты дурак?
- Люци, не обращай внимания, он сам дурак.
- Пошел вон!
Ну, начинается… Эта парочка меня доконает. Ненавижу, когда Айс орет. А теперь их еще и двое. Я-то один.
- Я хочу, чтобы ты запомнил, Фэйт. Все, что ты говоришь Драко, разносится по школе. Неужели это так трудно понять?! Он же ребенок! Не смей с ним разговаривать!
- Вообще?
- Ты считаешь, что это смешно?!
- Я считаю, что ты преувеличиваешь.
- Он в курсе всех твоих дел. Зачем?! Ты не понимаешь, как это опасно?
- Он мой сын.
- Он ребенок!
- Он Малфой.
- Это я как раз заметил! Дури ему не занимать!
Все. Мое терпение кончилось. Я про его странное семейство, именуемое в просторечии цыганским табором, в жизни слова дурного не сказал.
Что он себе позволяет?!
~*~*~*~
Фэйт замер на секунду, потом встал, совершенно спокойно с ничего не выражающим лицом подошел ко мне, сгреб меня за ворот мантии и очень тихо сказал:
- Если ты позволишь себе еще хоть раз сказать гадость о моей семье, я снимаю с себя всякую ответственность за то, что потом с тобой случится. Тебе ясно?
От неожиданности я… не то чтобы испугался, это все-таки Фэйт, но стало мне здорово не по себе. Он даже в школе со мной не дрался. И никогда не разговаривал таким тоном. С другими – сколько угодно. Но мне всегда казалось, что он делает это нарочно… как бы не по-настоящему. Я вообще считал его великим артистом. Но в тот момент… И не смотрел он на меня так ни разу. Я впервые подумал, что он может меня убить. Запросто. И не поморщится даже. И не вспомнит потом.
А еще мне захотелось оказаться от него подальше.
И никогда больше не приближаться.
~*~*~*~
Я ужасно боялся, что он засмеется.
Или скажет какую-нибудь из своих многочисленных гадостей, на которые никогда не знаешь, что ответить.
Или просто пошлет меня подальше.
Но он ничего такого не сделал и, кажется, даже обиделся.
Ну и пускай. Я тоже не могу терпеть его выходки до бесконечности. Ладно еще я, но если дело касается Драко…
Нет уж.
Хватит.
~*~*~*~
Я никогда не считал свою жизнь веселой и приятной. Но так мерзко, как в тот вечер, мне не было давно.
Я все время думал о том, какой у него был взгляд. И какой голос. И впервые по-настоящему понял, почему его боялись в нашей организации. И за что его ценил Лорд...
Я просто привык над ним смеяться. С первой встречи я решил, что он немного дурной, бестолковый, самовлюбленный павлин, и больше ни разу не возвращался к этому вопросу. Это я воображал, что его изучаю, а сам просто пользовался его обществом и всегда мог рассчитывать на его защиту.
Меня обуревало дикое желание пойти и извиниться. За все. За то, что пугал его в детстве, за то, что считал бестолочью, за то, что ни разу не сказал спасибо, за то, что всегда над ним смеялся, за то, что ничего не понимал.
За то, что не говорил ему, что он гений, хотя знал об этом с нашей первой встречи.
За все.
Я не хочу. Я точно не хочу, чтобы он еще когда-нибудь говорил со мной подобным тоном. И чтобы смотрел так, не хочу тоже. У него был настолько… нехороший взгляд, что я вообще позабыл обо всем на свете и только думал, что это мой Фэйт и что он никогда не должен так со мной поступать. Неужели я настолько сильно его обидел?!
Промучившись до утра, я сделал то единственное, что вообще можно было сделать в данной ситуации, не растеряв при этом остатки самоуважения. Я пошел к Кесу. Просто захотелось послушать, как он посмеется.
Он посмеялся.
- Ты, Севочка, вообще много ругаешься. Я всегда говорил, что это некрасиво, но ты же не слушаешь. А Люци – эстет. Ему неприятно. Вот и вся ваша проблема. А остальное – твоя больная фантазия.
- Ты просто не видел, какие у него глаза были.
- Глаза у всех одинаковые. Когда в стаканах плавают.
Кажется, за этим я сюда и пришел. Вот именно за этим. Тогда почему мне неприятно?
- Не говори так.
- С научной точки зрения – абсолютно все одинаковые. А у тебя сплошные эмоции. Если они приносят тебе радость, тогда конечно. Но зачем допускать лишние эмоции, если это неприятно?
Пожалуй, он прав.
- Ты полагаешь, он не хотел меня напугать?
- Думаю, он хотел, чтобы ты понял, как для него важен вопрос семьи. Он же не говорит ничего плохого про нас. Так почему ты себе позволяешь подобные вещи?
- Потому что он идиот! Он доиграется! Его посадят в Азкабан! И все!
- Что «все»?
- Кес, ты ничего не понимаешь! Я провел там почти неделю. Это место не для него. Он там не выживет.
- У тебя, Севочка, больное воображение. Это все оттого, что вы василиска поймать не можете.
- Да невозможно его поймать! Комнату искали много раз. Никто не нашел. И мы не можем. Школу, того и гляди, закроют. Что тогда будет?
- Слушай, тебе точно пора лечиться. Какие еще ужасы населяют твое воображение? Давай. Выкладывай смелее. Люци может тебя убить, его самого сожрут дементоры, а Хогвартс сожрет василиск старика Салли. Еще есть?
Я пришел сюда посмеяться. Я пришел сюда посмеяться. Я пришел сюда посмеяться...
- Не смей надо мной смеяться!
А вот это я зря сказал.
- Севочка! Ты бы себя послушал!
- Кес, мне нехорошо.
- Может, тебя опять спать положить? Месяца на два?
- Нет, ты что! Там в школе такое творится!
- Ты мне совсем не нравишься, - Кес вдруг резко перестал веселиться. – Если угодно, с Малфоем я поговорю. Я этого пижона так напугаю, что навсегда отобью охоту заниматься твоим воспитанием. Хочешь?
- Нет, конечно! Еще не хватало! Он и так… нет. Даже не думай. Я сам ему нагрубил и... и сам разберусь.
- Хорошо. Но учти, тебе все это показалось от расстройства. Он ничего такого не хотел. Можешь мне поверить.
Я поверил, конечно.
Ведь это было именно то, что я хотел услышать.
~*~*~*~
Я так понял, что Айс все-таки обиделся. Уж больно быстро он вчера сбежал. Но я ведь ничего ему не сказал, хотя любому другому я бы голову за такое оторвал.
Ладно, ничего пока не случилось.
К моему невероятному удивлению, Айс явился рано утром. Плюхнулся в кресло и молча уставился на огонь в камине. Очень романтично. Хоть бы сказал, чего хочет.
- Ну, тогда пошли завтракать.
- Я не хочу. Ты иди. Я здесь посижу.
- Я тогда тоже не пойду.
Честно говоря, это был шантаж. Я знал, что он разозлится.
- Ну что ты за бестолочь такая, Фэйт?! Я просто не хочу.
- Я тоже не хочу, - с этими словами я уселся на ковер рядом с его креслом. – Что у тебя опять случилось? Или это продолжение вчерашнего концерта?
- Мы не договорили. Про Драко.
- У тебя есть что сказать, кроме того, что он глупый, потому что Малфой?
- Я… я не хотел так сказать.
- А как ты хотел сказать? Я с огромным интересом послушаю альтернативный вариант.
Я очень старался, чтобы он посильнее разозлился и ответил какую-нибудь гадость. Лучше уж я буду на него обижаться. Мне так привычнее.
И спокойнее.
- Я сказал… глупость. И нечего было цепляться.
- Ты же всегда прав. Или уже нет?
- Это вообще не имеет отношения к вчерашнему разговору!
- Да ну?
- Прекрати!
~*~*~*~
Я и не заметил, что уже стою и вовсю ору на него, в то время как он продолжает спокойно сидеть на ковре. И как он умудряется так выглядеть, как будто это он стоит, а я сижу у его ног. Мерзавец!
Я хочу его разозлить.
Я хочу разозлить его, как вчера, и посмотреть, действительно ли он сможет меня прикончить.
Я хочу точно это знать.
Раньше я не умел, а вот со вчерашнего дня прекрасно знаю, как это сделать.
- Твой сын маленькое, глупое, бестолковое создание. Если у него и есть крупица мозгов, то он ею не пользуется. Этим он весь в тебя. Мерзкий, злобный и мелочный пакостник, который...
Больше я ничего сказать не успел. Меня как-то очень мягко и незаметно развернули физиономией к камину, заломив руки за спину, и, наградив сильнейшим пинком под зад, молча отправили головой в огонь.
Хорошо, что Джойн все-таки не имеет ничего общего с Каминной сетью, потому что порох он бы точно мне не бросил.
Что этот негодяй себе позволяет, а?..
~*~*~*~
Пожалев, что у меня под рукой не оказалось чего-нибудь более неприятного, чем камин, чтобы ткнуть Айса туда головой, я крепко задумался о том, что услышал.
Он, конечно, был прав. Главным во всей этой истории, без сомнения, является то, что Драко много болтает.
В принципе, я могу его понять. В школе я тоже неимоверно гордился своим отцом. И нет ничего плохого в том, что Драко…
А Айс все-таки сволочь.
~*~*~*~
После обеда этот нахал заявился ко мне в школу. Это я сглупил. Надо было перекрыть камин. Хочет - приходит, хочет - уходит. Как к себе домой.
Но по большому счету мне было уже все равно. Утром я выяснил, что Кес был прав. Вся вчерашняя ерунда мне просто от расстройства пригрезилась.
~*~*~*~
Выходя из камина в хогвартском кабинете Айса, я споткнулся о спящую на ковре «тень Гильгамеша» и был с воодушевлением поприветствован на неизвестном мне языке.
Хоть камин не перекрыли, и на том спасибо.
Айс сидел за столом и сосредоточенно строчил что-то, практически уткнувшись носом в пергамент.
- Ты так ослепнешь.
- Что вам здесь нужно, лорд Малфой?
Ну, начинается.
- Айс, давай мы с тобой сначала обсудим вопрос, который не можем обсудить третий день, а поругаемся на этот раз уже после. Для разнообразия.
Даже на флоббер-червя он бы обратил больше внимания. Ладно. Сейчас тебе станет не до шуток.
Я сел в кресло и, наплевав на полное игнорирование моей выдающейся личности, стал излагать свои соображения.
- Я поговорил с Драко, и сложилось у меня впечатление, что все не так просто, как тебе представляется, Айс.
Перо замерло над пергаментом, и я отчетливо увидел великолепную каплю чернил, которая медленно и неотвратимо превратилась в замечательную кляксу.
Так тебе и надо.
- Драко говорит, что никому, кроме Крэбба и Гойла, ничего не рассказывает.
Айс фыркнул.
- Мы можем, конечно, ему не верить, но понимаешь какая штука… Если, не дай бог, так оно и есть…
Вот тут он понял.
И глаза у него стали, наверное, раза в два больше, чем обычно.
- Это невозможно! – выдохнул он.
~*~*~*~
Мне такой кошмар просто в голову не приходил. Ведь это я привел их к Фэйту! И я подсунул их сыновей Драко в друзья, чтобы они охраняли мальчишку в школе.
Помню, все смотрел я на него, смотрел и думал, что вот если будет он таким же, как Фэйт, то очень ему дети этих бугаев пригодятся. Я потому и подобрал тогда именно Гойла, Нотта и Крэбба, чтобы их сыновья в один год с нашим мальчиком в школу пошли. Драко еще и двух лет не было.
А теперь что получается? Что я к Фэйту в дом самолично стукачей привел?
- Фэйт… я не верю…
~*~*~*~
Я не ожидал, что Айс так расстроится. Подумаешь. Мы просто убьем того из них, кто стучит, и все. Было бы о чем переживать.
- Ты дослушай, что я тебе скажу, а потом решим. Я велел Драко рассказать им при случае о тайнике в гостиной.
- Зачем? Безобразный тайник. Одно название.
- Естественно. Но как только Драко расскажет об этом своим друзьям, мы с тобой сразу узнаем, работают их отцы на Министерство или нет.
- То есть… к тебе сразу придут. Фэйт, ты что?!
- Ко мне и так все время ходят. Толку-то?
~*~*~*~
Нервничал я просто ужасно. У нас не будет никаких оснований подозревать кого-то одного. Значит, придется убить обоих. Может, просто… Но ведь я теперь даже не имею права вмешиваться. Они не моего сына окрутили, не на меня стучат, и не ко мне по их наводке приходят с обысками.
Хорошо. Я все равно выясню правду. Множество способов. И веритасерум у меня прекрасный есть…
Все расскажут, мерзавцы!
А там посмотрим.
~*~*~*~
Пришли ко мне в первую же ночь. Только сова от Драко прилетела, через пару часов уже и гости пожаловали. Все полы в гостиной повскрывали.
М-да…
Бедный Айс.
~*~*~*~
Разговор с Крэббом и Гойлом Драко слил в думоотвод. И честно говоря, все это показалось мне очень странным. Если они и передают информацию своим отцам, то оба. Они как про тайник услышали, так вместе помчались куда-то, чуть ли не бегом.
Ясно куда. В совятню, естественно. Папочкам сов отправлять.
Ой, какой кошмар!..
Ну не верю я в лицемерных придурков. Не верю. Не может быть, чтобы эти два баобаба работали на Министерство.
Фэйт мрачнее ночи. Позвал Макнейра с Ноттом и все им рассказал. Нотт перепугался, а Макнейру-то все равно. Он Крэбба с Гойлом терпеть не может. Что Фэйт скажет, то и сделает.
~*~*~*~
- Я клянусь! Малфой! Как ты можешь?!
Не выношу разборки. И какого черта Айс не позволил просто их убить?
~*~*~*~
Гойлу, как всегда, повезло быть первым. Ничего такого. Напугали просто. Зачем нам проблемы? Потом веритасерумом напоили. Ни сном ни духом. Ничего он не знает.
Ну, в общем, если из них двоих выбирать, то Крэбб, конечно, посообразительнее будет. На него и подозрений больше.
~*~*~*~
Гойлу мы память стерли и домой его отправили. Ясно, что Крэбб остался. Больше-то некому.
И тут разразился скандал.
Уолли кричал, что и думать не о чем: прикончить предателя, и весь разговор. Нотт возражал, что так нельзя. Мы, как минимум, обязаны выслушать Крэбба так же, как выслушали Гойла. Айс сидел молча, опустив голову на руки, и вид имел весьма несчастный. Я так понял, что его нервировал этот разговор о предателях в принципе. Ну, так не молчал бы. Сказал бы хоть что-нибудь.
- Можно позвать Эйвери. Его голос будет пятым, - решительно произнес я, прекрасно понимая, что Эйв выскажется против нас с Уолом.
Айс посмотрел на меня с благодарностью и опять промолчал.
Когда Уолли вернулся с Эйвом, скандал разгорелся с новой силой.
- Вы что, совсем ополоумели? – удивленно спросил вновь прибывший, когда я ввел его в курс дела. – Сев, что ты молчишь?
- А что я могу сказать?
- Да это просто совпадение!
Ну вот. У меня такая мысль, конечно, тоже была, но, честно говоря, очень уж странное было бы «совпадение».
- Ты совсем дурак? – возмутился Уол.
Ой, как нехорошо. Что же он ничему не научился? За столько-то лет.
- Если вы, мистер Макнейр, обладая интеллектом недоразвитого орангутанга, предлагаете вынести на повестку дня вопрос о том, кто здесь «совсем дурак», то я с удовольствием просвещу вас на эту увлекательную тему, - проворковал Айс, с нежностью глядя на свою вечную жертву.
Нотт к таким разговорам не привык, потому что с годами они становились очень редки, и глядел полными ужаса глазами, как вмиг побледневший Уол выхватил палочку. Айс, естественно, успел раньше и, склонив голову набок, премерзко улыбался, глядя на взбешенного противника.
- Ну? – тихо и ласково произнес Айс.
- Сев, хочешь, я ему так шею сверну? Без всяких этих ваших глупых деревяшек.
Я не сдержался и беззвучно засмеялся. Айс вздрогнул.
- Что, Снейп, занервничал? – сдуру спросил торжествующий Уол, естественно, не поняв причину, по которой Айса так передернуло.
- Он еще хамит! - возмущение Гильгамеша было вполне искренним. – Сейчас я с ним разберусь.
С этими словами наш царь подошел к Уолли сзади и, положив обе руки тому на виски, слегка надавил. Уол задохнулся, из носа брызнула кровь.
- С ума сошел! – я рванулся к ним, пытаясь на ходу сообразить, как мне оттаскивать «тень», которую никто, кроме нас с Айсом, не видит. Совсем некстати вспомнилось, что однажды я с ним уже дрался. И чем та драка закончилась - вспомнилось тоже.
- Да нужны вы мне очень! Я помочь хотел, - обиженно глядя на меня, пробормотал Гильгамеш и растворился в воздухе.
Прелесть какая!
Уол стоял, обхватив голову руками, а Эйв, забыв про палочку и укоризненно глядя на Айса, прижимал свой платок к его продолжавшему кровоточить носу.
- Вопрос решен большинством голосов, - вздохнув, объявил я.
~*~*~*~
Пусть это противно логике, зато не так противно.
А. Жвалевский, И. Мытько.
9 подвигов Сена Аесли.

Крэбб тоже оказался совершенно не в курсе занимающих нас вопросов.
Макнейр в бешенстве.
Фэйт непроницаем.
Нотт трясется.
Эйву весело.
- Я же говорил, что совпадение, - жизнерадостно заявил он.
Но на самом деле все очень плохо. Таких совпадений не бывает. Совершенно точно. Если к Фэйту пришли с обыском через два часа после того, как Драко рассказал приятелям о тайнике в гостиной, значит… значит, это слышал кто-то еще. Но там ведь никого не было.
И тут я вспомнил, что виденное в думоотводе сразу показалось мне странным. Тогда я решил посмотреть еще раз.
И еще раз.
И еще.
И…
О боже!..
~*~*~*~
Ну и напились мы с Эйвом в тот вечер. Сказать страшно. Под утро явилась его бабка, обозвала меня «развратником» и забрала внука домой.
А потом пришел Айс.
И стало совсем плохо.
~*~*~*~
Взявшись за руки, как два законченных придурка, мы пятнадцать раз ходили по слизеринской гостиной и наблюдали, как у Винсента Крэбба рыжеет челка. Винить Драко в том, что он этого не заметил, было невозможно. Я сам с пятого раза внимание обратил. И то только потому, что искал какие-нибудь… несоответствия.
Но предупредить нашего мальчика было необходимо.
И делать это пришлось мне.
Потому что Фэйт, когда понял, как все это произошло, совсем плох стал. Я испугался, что у него удар случится.
- Айс, что в этой вашей школе творится, а?
- Ну…
- Два второкурсника запросто пробираются в слизеринскую гостиную, потом стучат своим родителям…
- Если Поттер настучит родителям и у них возникнет желание с тобой объясняться, то очередным обыском ты не отделаешься, - попытался пошутить я, прекрасно понимая, что сову отцу поторопился отправить Уизли.
- Айс, что им надо от моего сына?
- Они, судя по всему, решили, что Драко и есть Наследник Слизерина. Ты же слышал, о чем они его спрашивали.
- Слышал... Ты это так оставишь?
- А что я могу сделать? Все равно Альбус Поттеру и слова не скажет.
~*~*~*~
Хорошо.
Недолго осталось.
Айс прав. С окончательно впавшим в маразм Дамблдором говорить не о чем. Достаточно посмотреть, во что он превратил школу.
~*~*~*~
Значит, сварили оборотное зелье. Вот и понятно теперь, кто мой шкаф распотрошил. Дружно сработали детки. Ни Поттеру, ни Уизли зелья, конечно, не сварить, а Грейнджер не станет красть. Хотя кто ее знает. Поджечь мне мантию у нее наглости вполне хватило. Гриффиндорцы…
Рассуждая таким образом, я дошел до библиотеки и обратился со своими вопросами к мадам Пинс.
- «Сильнодействующие зелья»? Выдавала.
- Когда и кому?
- Сейчас… - она принялась рыться в ящиках своего стола. – Шестого ноября. Гермионе Грейнджер. Гриффиндор.
- Второкурснице?!
- Она принесла разрешение. Вот, пожалуйста.
Я схватил протянутую бумагу, торопясь посмотреть, какой же недоумок подписал девчонке разрешение на эту книгу. Гилдерой Локхарт. Действительно, чего я, собственно, ожидал. Недоумок у нас тут один.
Я убью его.
А Грейнджер так и надо. Будет знать, как в оборотное зелье кошачьи волосы класть, маленькая бестолочь.
Я даже ходил на нее посмотреть, хоть мадам Помфри и ругалась. Уж больно интересно было, как это выглядит, а то я только на картинках видел. Ночью приходил. Днем Поппи не пустила. Сказала, что «у девочки и так шок». Как же. Шок у этой поганки. Ни за что не поверю. Но смотрелась она шикарно. У меня так поднялось настроение, что опять нога разболелась. Правда, несильно.
~*~*~*~
Нападения в Хогвартсе прекратились почти на четыре месяца, и это сильно осложняло дело. Я даже начал уже анализировать иные пути изгнания из школы этого сумасшедшего старика, но восьмого мая неизвестное чудовище атаковало сразу двух грязнокровок.
Действовать надо было быстро. Как только у них поспеют мандрагоры, о которых рассказывал мне еще зимой Айс, и всех пострадавших вернут в классы, Дамблдора уже не своротить. Так и останется. А пока четыре магглорожденных ребенка лежат окаменевшими в Больничном крыле, можно практически все.
Главное - сделать это дело прямо сегодня. Сейчас. Если понадобится, можно даже вспомнить, кто я такой и как от меня шарахались в Министерстве десять лет назад.
А кое-кто до сих пор шарахается.
~*~*~*~
После Рождества в Хогвартсе было так спокойно, что самой серьезной проблемой оставался Гилдерой Локхарт. В наших условиях это можно было считать почти идиллией.
Мне всегда представлялось, что переплюнуть в самодовольстве Фэйта практически невозможно. В кои-то веки я оказался неправ.
Все-таки у Фэйта есть мозги. У него даже есть вкус. Наверное. Потому что я не очень в этом разбираюсь, но Кес как-то сказал, что у Малфоя есть стиль.
Хотя у Локхарта стиль был тоже. От его стиля дурно становилось даже студентам, а после того, что этот слабоумный устроил в феврале, наводнив замок розовыми сердечками, и самые стойкие влюбленные дурочки поняли, с чем имеют дело. Учитывая, что все это время в Больничном крыле лежали два окаменевших мальчика, можно смело сказать, что остаток зимы и почти всю весну мы провели вполне безмятежно.
Очередное нападение произошло в начале мая. Перед самым квиддичным матчем от василиска пострадали две девицы. Что они делали в опустевшей школе, когда все уже отправились на стадион, было совершенно непонятно, но нашли их у дверей библиотеки. Дело приняло очень серьезный оборот. Матч отменили, Альбуса вызвали в Лондон, а Минерва, чуть не плача, собрала нас в учительской и раздала пергаменты, которые следовало зачитать студентам.
- Вводим в школе особое положение, - сделав скорбное лицо, мрачно сообщила она. - Альбус… все очень плохо…
На этом разошлись.
Я спустился вниз и зачитал в слизеринской гостиной этот документ:
- «Все ученики возвращаются в гостиные своих факультетов до шести часов вечера и больше их не покидают».
А смысл? Из всех нападений только первое было совершено ночью, остальные - вечером и днем.
- «На уроки будете ходить в сопровождении преподавателя. Никто не пользуется туалетной комнатой без провожатого…»
- Это как? – тихо спросила Эмма Лоренс, темноволосая шестикурсница с чуть вздернутым носиком. Кстати, магглорожденная.
- Мы с Флинтом будем тебя сопровождать, - засмеялся Эдриан Пьюси.
Что-то Минерва перемудрила. Понятно, что ребята просто не должны нигде ходить поодиночке, но ведь сегодня девушкам это не помогло. Они были вдвоем. И обе лежат теперь в Больничном крыле.
- Вам лучше помолчать, мистер Пьюси. «Все матчи и тренировки временно отменяются». Если кто-то из вас чего-то не понял, то спрашивайте сразу. Я не потерплю, если вы потеряете баллы, шляясь по школе в неположенное время.
Это они знали и так, а потому притихли, и ответа я не дождался.
~*~*~*~
Фадж был совершенно уверен, что за нападения в школе несет ответственность Хагрид.
- Что-то подобное в Хогвартсе уже было, Люциус! Дамблдор тут совершенно ни при чем. Мне придется арестовать лесничего, и если…
Нет, это меня совершенно не устраивало. Хагрид-то чем помешал? Глупость какая.
Пришлось поговорить с попечителями. С каждым по отдельности. Это дело сильно затянулось, и в школу я попал только к ночи. Зато с нужным документом в руках.
Министр уже был там. Сражался с Дамблдором за великана-убийцу.
- Вы уже здесь, Фадж, - поприветствовал я его, входя в хижину Хагрида. - Превосходно!
Надо все закончить как можно быстрее. Даже хорошо, что мне придется вручать директору решение об отстранении от должности при свидетелях.
- А вы… вам… что здесь надо? – заорало на меня это волосатое чудовище. – Вон… да! То есть… прочь из моего дома!
Какой агрессивный великан. Как моего ребенка в Запретный лес по ночам таскать, так это можно. Да если бы не Айс, я бы от тебя еще год назад мокрое место оставил.
- Мне не доставляет ни малейшего удовольствия пребывание в этом, - я с плохо сдерживаемым отвращением оглядел его грязную лачугу, - с позволения сказать, доме. Я искал директора, и мне сообщили, что он у вас.
- Что вы от меня хотите, Люциус? – подчеркнуто вежливо спросил Дамблдор, и я вдруг отчетливо вспомнил сразу все, за что я его ненавижу.
Абсолютно все. Начиная с тех двух писем, которые он написал моему отцу, как только я приехал в школу. И заканчивая тем, что даже сейчас он смеет называть меня просто по имени.
Надо успокоиться. Иначе неинтересно.
Я усмехнулся.
Кончилось твое царство.
- Ужасное известие, Дамблдор, - я протянул ему свиток пергамента. – Попечители решили, что вам пора покинуть пост директора. Вот приказ о вашем временном отстранении. На нем все двенадцать подписей.
Фадж буквально позеленел от ужаса. Пришлось сделать некоторые разъяснения. Специально для него.
- Боюсь, вы перестали владеть ситуацией, Дамблдор. Сколько уже было жертв? Сегодня еще две, не так ли? Если преступника не остановить, то в Хогвартсе скоро вообще не останется полукровок.
- Отстранение Дамблдора? Это невозможно! – к министру наконец вернулся дар речи. – Это уже совсем крайность… Послушайте, Люциус…
- Назначение или отстранение директора – прерогатива Попечительского совета, Фадж, - отчеканил я, чтобы он получше это запомнил. – И раз Дамблдор не в силах справиться с разгулом преступности…
- Дамблдор не в силах?! А кто же тогда в силах?!
Да никто. Никто с нашим Лордом не справится. И говорить не о чем.
- Это мы скоро увидим, - я улыбнулся. – Обратите внимание, проголосовали все двенадцать…
Еще бы они не проголосовали.
Хагрид вскочил на ноги, чуть не ткнувшись головой в крышу своей убогой лачуги.
- А-а! – взревел он. – Скольким же вы… вам пришлось…
Не пришлось. Вот не поверишь. На этот раз ни сикля не заплатил. Никому. Сам удивился.
- Вы надавили… напугали, и люди согласились!
А что тут такого, хотел бы я знать. Раз согласились – вопрос закрыт. Если бы Дамблдора любили и уважали так сильно, как тут некоторые пытаются изображать, то не получилось бы у меня все настолько легко и быстро. Этот мерзкий старик тоже свои дела не просто так ведет. Вон как Айса обработал - смотреть противно. Мы с ним на равных играем. И нечего тут сопли возить. Поборник добра и справедливости. Великан, исключенный из школы за убийство. Не смешите мои ботинки.
- Смотрите, голубчик, как бы такой бойкий характер не довел вас до беды, - сказал я максимально сочувствующим тоном и напомнил про дементоров, чтобы немного переключить его внимание: – Не советую так кричать на стражу в Азкабане. Им это чрезвычайно не понравится.
- Выкинуть Дамблдора! – гигант орал так, что даже его собственная собака заскулила от ужаса. – Ну, выкинете, и полукровкам спасения не будет!
Конечно не будет. А зачем в Хогвартсе грязнокровки? Разве кому-то нужны? Для того директора и меняем, чтобы их тут не было.
- Да! Не будет! – продолжал вопить гигант. – Всех укокошат!
- Успокойся, Хагрид, - Дамблдор не сводил с меня пристального взгляда. – Разумеется, Люциус, раз Попечительский совет требует моего отстранения, я должен подчиниться.
А то бы ты не подчинился! Он еще и угрожает!
- Однако заметьте себе, - он начал четче выговаривать слова, - я не уйду из школы, пока здесь останется хоть один человек, который будет мне доверять.
Да мне и не надо, чтобы ты уходил. Главное, что с должности тебя сняли. Теперь хоть поселись тут. Тебя вон Айс с удовольствием приютит в своих подземельях. Самое тебе там место.
- И еще запомните, - продолжал он, - здесь, в Хогвартсе, тот, кто просил помощи, всегда ее получал.
Вот как! Хочешь меня уверить, что Айс просил у тебя помощи?..
Не может такого быть.
Не верю.
И не поверю никогда. Ты просто поймал его на чем-то. Поймал и не отпускаешь от себя, как ты не отпускаешь никого, кто имел неосторожность попасться в твои сети. Сидишь тут как старый отвратительный паук и плетешь свою паутину над всеми нами. Но сегодня я тебя свалил. И я не Айс. Мне задурить голову не так-то просто. Это он кого угодно готов слушать. Все чего-то ищет. А я ничего не ищу. У меня все есть. А чего нет, так мне того и не надо. Так что меня можешь не обольщать. Зря тратишь время. Все равно не выйдет.
- Мысли, достойные восхищения, - я отвесил ему насмешливый поклон. – Нам всем будет очень не хватать ваших… как бы поточнее выразиться… весьма своеобразных взглядов на обязанности руководителя. Остается лишь уповать, что ваш преемник сумеет навести порядок и полукровок… «укокошивать» не будут.
Я подошел к двери, открыл ее и с повторным поклоном проводил Дамблдора на улицу. Он, не оборачиваясь, пошел в сторону замка, а я решил подождать Фаджа.
Вот и все.
Навестить, что ли, Айса…
«Не под силу даже Великому Мерлину!»
Мерлину, может, и не под силу, mon cher ami.
Ну так я не Мерлин.
Я Малфой.
~*~*~*~
У меня нет предубеждений. Я ненавижу всех.

Вот этого я как-то совсем не ожидал. Каким образом Фэйт умудрился получить единогласное решение попечителей, долго оставалось для меня совершенно непостижимым. Но он его получил. Дамблдор, в соответствии с этим сомнительным документом, Хогвартс покинул, студенты боялись ходить по коридорам, и общее настроение было на очень низком уровне. Что детям, как правило, несвойственно.
Почти три недели после отстранения Дамблдора я даже дома не бывал. Минерва так нервничала, что не хотелось ее оставлять. Мало ли. Но домой мне было необходимо. Потому что тень Гильгамеша вела себя довольно странно. Он появлялся в самые неподходящие моменты, например посреди уроков, тыкал в меня пальцем, ржал и исчезал.
И так постоянно.
Это наводило на крайне неприятные размышления о том, что Кес опять что-то затеял. Или Хлюп этот его уродский снова мою библиотеку жрет. Или еще что-нибудь происходит.
Но Хогвартс важнее. Пока, во всяком случае.
Зато Драко чувствовал себя отлично. Чем невероятно напоминал мне Фэйта, которого тоже никогда ничто не смущало. Только вид этого самодовольного недоразумения и скрашивал мне те дни. Но, к сожалению, ни мои воспитательные беседы, ни письма Фэйта на Драко никак не действовали. Он даже не пытался держать язык за зубами.
- Я всегда знал, что отец – единственный, кому под силу вытурить Дамблдора, - вещал этот мелкий павлин номер два прямо на моем уроке. – Может, теперь у нас будет настоящий директор. Не испугается Тайной комнаты и не станет ее закрывать. МакГонагалл долго не просидит, она просто так, замещает…
Хоть бы голос понизил. Для гриффиндорцев, что ли, старается.
- Сев, я сейчас ему наподдам.
«Только попробуй! – я до смерти перепугался, вспомнив, как он на Рождество «разобрался» с Макнейром. - Даже приближаться к нему не смей!»
- Тогда я расскажу Люцу, как этот болван его подставляет.
«Расскажи. Вот прямо сейчас пойди и расскажи. Хотя это не поможет…»
- Это смотря сколько раз сказать. Если очень долго говорить одно и то же, то рано или поздно…
Безусловно, он прав. Это правило действует всегда. В отношении абсолютно всех.
Кроме Малфоев.
- Сэр, - обратился Драко ко мне через весь класс, - почему бы вам не предложить свою кандидатуру на пост директора?
Рехнулся?! Что мне здесь делать без Дамблдора?
- А почему бы тебе не заткнуться, щенок! – прошипел Гильгамеш, подходя к Драко.
Тот чуть заметно вздрогнул, но продолжал смотреть на меня, как будто ничего не случилось.
И тут я с ужасом понял, что ведь Драко его видит. И слышит.
У меня подогнулись ноги.
Он никогда, никогда не показывал, что знает об этом безобразии. Ни разу.
- Не вашего ума это дело, Малфой, - я попытался улыбнуться. – Профессор Дамблдор лишь временно отстранен попечителями. Возьму на себя смелость утверждать, что он скоро снова будет с нами.
А я еще думал, что он не умеет держать язык за зубами… Почему он… Ему Фэйт запретил. Совершенно точно. Запретил показывать мне, что он это видит. Не то чтобы Драко часто сталкивался с моей тенью, но все равно. Судя по тому, что он так успешно его игнорирует, явно не первый раз.
Мерлин…
- Как бы не так! – не унимался Драко. – Я думаю, сэр, мой отец поддержит вашу кандидатуру. Я ему скажу, что вы самый лучший профессор в школе.
Как трогательно. Так бы тебя и придушил на месте.
- Придушить? – с готовностью спросил Гильгамеш, продолжавший стоять рядом с мальчишкой.
Я в отчаянии мотнул головой, и тут прозвенел спасительный звонок.
- Поторопитесь, - рявкнул я на весь класс, – я отведу вас на травологию.
Остаток дня я думал о Драко. Спросить у Фэйта?
Или у Кеса?
Нет, лучше у Фэйта.
- Ты рассказывал Драко про тень Гильгамеша?
- Да, он его еще до школы у меня видел. Так странно. Никто, кроме нас с тобой, не видит, а Драко видит. Он и тех трикстеров твоих ловил, помнишь?
Помню. Фэйт никогда не изменится.
- Действительно странно. Его даже Дамблдор не видит.
- Ну, твой Дамблдор, положим, ничего дальше своего длинного носа не видит…
- Перестань! Я не знаю, как тебе удалось уговорить Попечительский совет проголосовать подобным образом, но могу поспорить: Альбуса тебе не одолеть. Его даже Шеф боялся.
- А что мне его бояться? – невозмутимо отозвался Фэйт. – Причем тут Шеф? Я ничего такого не делаю. А снять его с должности - дело хорошее. Школа не зоопарк. Одна отправка Драко в лес в прошлом году чего стоит.
- Ну что ты прицепился?! – я разозлился. – Вот прицепился к единственному случаю и нудишь второй год. Это было один раз.
- Одного раза вполне достаточно, Айс. Директор, который допускает такие вещи, с детьми работать не должен. Просто ты пристрастен.
- А ты – нет!
Ну не нахал?!
Но сложной ситуацией в школе он воспользовался мастерски, чего уж там. Только ведь с каждым днем становится все хуже. Вот куда Альбус делся в такое тяжелое время? Хотя это как раз Кес наверняка знает.
Вернувшись после разговора с Фэйтом в Хогвартс, я едва дождался окончания ужина и помчался к себе. Когда я вышел на Тревес из Западного камина, за моим столом в гордом одиночестве восседал Дамблдор, читая какую-то огромную книгу.
Как же я был рад его видеть.
- Альбус!
- Эльф по имени Добби принадлежит Малфоям, - без всякого вступления начал он. - Почему ты не сказал мне об этом, Северус?
- Откуда я мог знать?
- Мы не будем сейчас обсуждать, откуда ты мог это знать, - он смотрел на меня почти с презрением. – Достаточно того, что ты не мог не знать. Вопрос в том, почему ты не сказал мне.
Даже так? Вот если ты такой умный, то и догадайся с трех раз, почему я тебе не сказал.
- Я не знал. Ваши обвинения бездоказательны и, честно говоря…
- Северус!
- Да?! Вам мало того, что вы решили, будто это я выпустил василиска?!
- Я никогда не обвинял тебя в этом.
- Замечательно! Не обвиняли! Но вы так подумали!
Фэйт считал, что лучший способ защиты – нападение. И, общаясь всю жизнь с Кесом, я не мог с этим не согласиться. Довольно бессмысленный, надо сказать, способ. Но лучший. На людей относительно порядочных обычно действует.
- Северус, успокойся, пожалуйста.
Как он посмел?! Как он вообще смеет так со мной обращаться?! Это мой дом!
- Северус, я прошу тебя успокоиться.
- Успокоиться?! В чем еще вы не успели меня заподозрить, господин директор? Давайте! Не стесняйтесь!
- Прекрати.
- Прекратить?! А что вы вообще здесь делаете?!
- Мне уйти?
- Нет, - я испугался и мгновенно перестал на него орать.
Он усмехнулся. Пришлось опуститься напротив него на стул. Ведь я его обидел…
- Так почему ты не сказал мне?
- Я не знал.
- Неправда.
Очень мягко.
- Правда.
Интересно, что он хочет от меня услышать?
- Ты совершенно зря обижаешься, Северус. И напрасно не сказал мне про эльфа. Сначала я, безусловно, подозревал Гарри. Но когда он попал в больничное крыло, стало ясно, что это не он.
- Не вижу связи.
- Комнату нельзя открыть с большого расстояния. Необходимо присутствие живого человека, Северус. Даже если этот человек не осознает свои действия. Энергия нужна, что тут непонятного?
А вот об этом я как-то не подумал…
- Кроме Гарри и тебя в школе нет человека, так или иначе связанного с Волдемортом. Теперь возвращаемся к эльфу Добби.
Может, не надо? При чем тут сумасшедший эльф? Фэйт уверен, что у него с головой непорядок…
- Вы считаете, что на сей раз Темный Лорд вселился в домового эльфа?
- Не знаю. Это-то как раз вряд ли. Но этого Добби видели в школе наши хогвартские эльфы. Вполне достаточно для серьезных подозрений. Я почти с самого начала был уверен, что хозяева чужого эльфа причастны к нашим неприятностям. Связь с Волдемортом каким-то образом установлена, а посторонние домовики просто так не появляются. Понимаешь?
Добби открывает Тайную комнату? Но зачем?.. Вот Фэйт обалдеет, если это правда. Но ведь получается, что Дамблдор… подозревает Фэйта? Моего Фэйта?
- В школе обязательно должен быть какой-то предмет, посредством которого Волдеморт управляет тем, кто открывает комнату. Естественно, я сразу подумал о шраме Гарри. Потом о твоей метке. А малфоевский эльф… Может быть, какой-то предмет… Не знаю. Но теперь я практически уверен. У Люциуса, должно быть, остались какие-нибудь вещи Волдеморта. Добби мог их найти. Это, конечно, только теории…
Я уже его не слышал. Я перестал его слушать на словах «какие-нибудь вещи Волдеморта». Совсем перестал. Потому что я все понял.
К счастью, я сидел.
«Фэйт, я надеюсь, ты вернул на место дневник Темного Лорда?»
«Н-не совсем...»
«То есть? Ты что, рехнулся?!»
«Айс, его здесь нет. Тебя устроит такой ответ?»
«Не устроит. Фэйт, ты что еще задумал?»
Я же тогда почти догадался… Почти! Я идиот!
«Да пустяки. Но от этого старого маразматика школу я избавлю. Вот увидишь».
«Это совершенно нереально».
«Посмотрим».
Посмотрели уже. Ведь я знал, я точно знал, что если он вобьет себе что-нибудь в голову, то спорить бессмысленно. Но я считал, что ему с Дамблдором не просто не справиться, а не справиться вообще. То есть абсолютно.
«Нечего мне зубы заговаривать! Где дневник?»
«Я нашел ему применение».
«Продал?»
«Ну… можно и так сказать».
Что же теперь делать?..
Спокойно. Фэйт не может знать про василиска. Иначе он не оставил бы там Драко. Ни за что бы не оставил. Совершенно точно. Шеф просто ему голову заморочил. Надо пойти… пойти к Фэйту и выяснить, что он все-таки сделал с дневником. А заодно рассказать ему, что Добби шляется по Хогвартсу.
Я встал.
- Мне нужно… в школу пора.
- Что-то случилось? Северус? Тебе нехорошо?
- Я устал немного. Все в порядке. Доброй ночи, Альбус.
- Ты бы хоть Кеса дождался.
- Я потом. Зайду к нему. Потом.
~*~*~*~
- Фэйт, где детский дневник Шефа?
Я растерялся. Он последний раз спрашивал меня об этом, кажется, в августе. Зачем ему?
- Где-нибудь в Ашфорде... наверное…
- Пойдем искать.
Пошли искать. Не помню, когда еще я чувствовал себя так же глупо. Айс искал, а я присел на край его постели и думал о том, что все равно придется сказать ему правду. Слишком уж активно он «ищет».
Не выношу, когда Айс на меня орет. Мне сразу становится плохо. То ли дело, если доводить его нарочно. А так…
~*~*~*~
Конечно, я оказался прав.
Я всегда прав.
Даже забавно было наблюдать, как этот идиот сидел на моей кровати и тихо сам с собою решал, пора ему наконец прекратить морочить мне голову или еще рано.
Выслушав невнятное сообщение о том, что он переправил дневник Шефа в Хогвартс, я рассказал ему о василиске.
- Василиск?! Айс, почему же Дамблдор не закрыл школу?! Вы все с ума посходили?!
А вот когда я ему сообщил, что, кроме всего прочего, по Хогвартсу еще с осени бегает его спятивший домовик и Альбус знает об этом, на него стало страшно смотреть.
– Его выпускает Добби? – прошептал он побелевшими губами.
- Зови этого урода, сейчас разберемся. Он может быть сколько угодно сумасшедшим, но ты пока что его хозяин. Он обязан тебя подчиняться.
Решив, что эльф будет намного откровеннее, если меня не увидит, я надел свой перстень и отошел к камину. Сейчас послушаем, что это ничтожество расскажет, а потом оттащу его к Дамблдору. Придется придерживаться версии, что Фэйт про дневник вообще ничего не знал и Добби нашел его сам.
- Что ты читал в тетрадке?
- Тетрадка мой друг. Она сама так сказала.
- Это я уже понял. Что еще она говорила? Отвечай! Я приказываю!
- Говорила, что история повторяется, - хныкало это убожество.
- Какая история?
- История чудовища…
- Какого чудовища?
- Говорила, что чудовище выгонит из Хогвартса всех грязнокровок.
- Как?
- Убьет. И выгонит.
Так я и понял, что сначала убьет, а потом выгонит.
- Дальше!
- Говорила, что она и хозяин очистят Хогвартс от зла.
- А ты тут при чем?
- Добби не сказал, что он Добби.
- То есть?
- Добби сказал, что он хозяин...
- Я убью его! – орет Фэйт, несясь вниз по лестнице за пищащим эльфом. – Stupefy! Incendio!
Мы с Нарси бежим за ними. Она спотыкается на этой чертовой лестнице, с которой однажды уже падала, и смертельно бледнеет. Я подхватываю ее под руку…
- Impedimenta! Diffendo!
Ой, это он что-то перемудрил. Хорошо, что опять промазал. И где только этот маленький гаденыш так петлять научился?
- Furnunculus!
Попал. Эльф завизжал и, свернувшись калачиком, закатился под стол, беспрерывно поскуливая.
- Avada Kedav…
- Expelliarmus!
Вот этого уже никак нельзя было допускать. Поиграли в новую разновидность забытой нами «Кукушки» и хватит. Тут уж попадет, не попадет – неважно. Зафиксируют в Министерстве запрещенное заклятие - доказывай потом, что на эльфа охотился. Это с Фэйтовой-то репутацией.
- Верни немедленно!
- Успокойся.
- Люци, пойдем, - Нарси подошла и мягко, но настойчиво потянула Фэйта прочь. – Ну его. Пусть там сидит.
- Сев, отдай мою палочку! Сейчас же!
- На, возьми. И пойдем наверх. Быстро. Нет времени. Совсем.
Да уж, к Альбусу я Добби, конечно, не потащу. Все оказалось гораздо хуже, чем я предполагал. Прежде всего надо найти дневник. Это может занять не один день. Вовсе не факт, что он до сих пор у этой рыжей дуры Уизли.
~*~*~*~
Он разговаривал с Лордом… Этот несчастный знал и про василиска, и про Тайную комнату, и про то, что Том Риддл уже выпускал чудовище. И о том, что они убили девочку, еще когда Шеф учился в школе…
Это Айс виноват! Это он не дал мне сжечь дневник! А с Добби что взять? Еще счастье, что никто не погиб, а то бы мне уже не выкрутиться. Дневник мой, спятивший эльф мой и обнаглевший сыночек, который весь год болтает в школе, что я знаю, кто наследник Слизерина, – тоже мой.
Ой, какой кошмар…

#13 Lucius

    Кардинал

  • Администраторы
  • PipPipPip
  • 201 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:стоящий у солнца
  • Факультет:Слизерин

Отправлено 17 Сентябрь 2009 - 07:02

Глава 12. Логическая пауза (часть 4)

В жизни всегда есть место подвигу.
Надо только быть подальше от этого места.

Утром заниматься поисками дневника было невозможно, все-таки я еще и уроки иногда вел. А после полудня стало ясно, что я попросту опоздал.
- Всем учащимся немедленно пройти в гостиные своих факультетов, - эхом отдавался по замку усиленный голос МакГонагалл. - Всем преподавателям собраться в учительской. Прошу вас, как можно скорее.
С очень недобрыми предчувствиями я отправился в учительскую. Там уже собрались растерянные и напуганные коллеги. Все мы прекрасно понимали, что может означать подобное распоряжение. Последней пришла Минерва.
- Это опять случилось, - сказала она в наступившей тишине. – Чудовище напало на ученицу, на этот раз - утащив ее в Тайную комнату.
Вот и все. У нас гарантированный труп. Фэйт убил ребенка.
Надо… надо… надо подставить кого-нибудь...
Я так вцепился в спинку стула, что чуть не переломал пальцы.
Необходимо успокоиться. Немедленно. Может, жива еще... Хотя вряд ли, конечно. Но этому мерзавцу всегда везло… Не то что мне... Вдруг и сегодня…
- Откуда такая уверенность? – спросил я у Минервы.
- Наследник Слизерина оставил еще одну надпись на стене, прямо под первой: "Её скелет будет пребывать в Тайной комнате вечно".
Флитвик заплакал.
Идиот какой-то этот наследник. Судя по тому, насколько пафосное и глупое послание он нам оставил, действительно похоже, что эльф писал.
- Кто на этот раз? - выкрикнула Роланда, в бессилии опускаясь в кресло.
- Джинни Уизли, - ответила МакГонагалл. - Завтра будем отправлять студентов по домам. Хогвартс на грани закрытия. Дамблдор всегда говорил...
Дверь учительской распахнулась, и на пороге возник сияющий Локхарт.
- Простите, что опоздал! Сплю на ходу! Пропустил что-то важное?
Нет, почему же, как раз вовремя.
- Вот тот, кто нам нужен! - я подошел к нему. – Послушайте, Локхарт, чудовище похитило девочку и утащило ее в Тайную комнату. Наконец пробил ваш час, коллега.
Он побледнел и попятился от меня к двери.
- В самом деле, Гилдерой, - поддакнула мне профессор Спраут. – Разве не вы говорили вчера, что вам доподлинно известно, как войти в Тайную комнату?
- Я... Ну да... Я… - залепетало это убожество.
- Вы меня уверяли не далее как вчера, - несмотря на вполне искреннее горе, не смог остаться в стороне Флитвик, - что абсолютно точно знаете, кто там обитает.
- Разве? Я не пом...
Ах, ты не помнишь! Сейчас будем вспоминать. Все вместе.
Что-то в этой комнате слишком много страха. Больше, чем людей…
- А вот я абсолютно точно помню, - надо его добить, чтобы сбежал и хоть под ногами не путался, - как вы сетовали, что вам не уд