Перейти к содержимому

IP.Board Themes© Fisana
 

Гарри Поттер и осколок души


В этой теме нет ответов

#1 DearKobra

    Новичок

  • Пользователи
  • Pip
  • 1 сообщений

Отправлено 29 Июль 2009 - 04:31

Название:Гарри Поттер и осколок души
Автор: Кобра (epidemic92@mail.ru)
Бета: нет
Рейтинг: PG
Персонажи: Гарри Поттер, Северус Снейп
Жанр: AU/общий
Саммари: Гарри Поттер рос тихим, мрачным ребенком, уже в то время реально оценивающим свои способности. Он привык добиваться всего… Привык побеждать, но он ли это?
Предупреждение: не слеш
Размер: миди
Статус: в процессе
Дисклаймер: все герои принадлежат Роулинг, идея – мне. Полное АУ, и ООС персонажей.

— Я ведь тебя убил.
— Нет. Всего лишь забрал жизнь.

Декстер (Dexter)

Пролог

Крестраж.

Слышишь меня? Конечно, слышишь. Ты не можешь ответить, я понимаю. Ведь я – не голос, я лишь поток сознания. Ты даже не понимаешь, что я внутри тебя. Возможно, когда-нибудь, ты поймешь. Я допустил глупую ошибку, и теперь расплачиваюсь. Твоя воля меня подавляет. Но это не значит, что меня не будет. Я – это ты. Отныне мы одно целое. Ты не помнишь моей жизни. Не помнишь магловский приют, отца – магла, который бросил мою мать и меня… Ты не знаешь обо мне, но я – это ты. Мы одно целое. Ты получил мою силу, и стал равным мне… Я сам тебя сделал равным себе. Я сделал тебя собой. Если бы я знал полное содержание пророчества… Возможно, я мог бы что-нибудь изменить. Я даже не знаю точно, как на тебе скажется мое пребывание. Скорее всего, ты станешь похожим на меня. Но если мне удастся возродиться, то ты должен будешь умереть…или я. Нельзя допустить, что бы оба крестража жили… Я помню про равновесие, и оно не допустит появления в мире двух Темных Лордов… Ни один не сможет жить, пока жив другой…


Глава 1. Голубая ленточка.

Гарри Поттер тихо, чтобы не разбудить никого, повернул ручку двери. Дверь поддалась и тихонько скрипнула. Гарри подошел к зеркалу, и начал придирчиво себя осматривать. Если бы зеркало было магическим, оно бы непременно показало мальчику язык. Но увы, зеркало в доме Дурслей было самым обычным из всех самых обычных.
Конечно, Гарри не часто так делал. Чаще всего ему было глубоко плевать на свой внешний вид. Но нельзя же выглядеть глупо перед Эмилией. Она такого жеста не оценит.
Гарри придирчиво осматривал в зеркале свое отражение.
Черные волосы. Немного длинные. Собранные в хвост. Собственно волосы как волосы. Никаких претензий.
Зеленые глаза... Гарри всегда размышлял над тем, на кого он больше похож, на маму или на папу? Но так как ни первого ни второго мальчик не знал, то размышления его утыкались в тупик. Тетя Петунья говорила, что Лили и Джеймс, родители Гарри, погибли в автокатастрофе, а Гарри чудом спасся, получив замысловатый шрам в виде молнии. Шрам Гарри нравился и не нравился одновременно. С одной стороны, такого шрама больше ни у кого нет, вроде бы... С другой, все всегда спрашивают, откуда шрам. А в школе иногда даже обзываются.
Как-то обреченно вздохнув, Гарри развернулся и вышел из ванной. Он целенаправленно поплелся в сторону холодильника. Все это не потому что мальчика не кормили. Его очень даже кормили. Но ночью чувствовалась какая-то таинственность,.. вызывающая аппетит.
Гарри Поттер жил в Литл-Уиндинге со своими дядей и тетей, а так же кузеном. Нельзя с уверенностью сказать, что мальчик был счастлив, но до определенного момента он не жаловался на жизнь. Дом номер четыре по Тисовой улице вполне устраивал ребенка своей обычностью: он был похож на все дома в округе. Аккуратно подстриженная лужайка, крашеный забор, очищенная от листьев дорожка, и деревянные ступеньки к дому. Такая идиллия редко чем нарушалась. Говорят, что когда-то, десять лет назад, на Тисовой улице погасли все фонари… Но разве следует верить всяким бредням? Сумасшедших во все времена хватало! Вон, посмотрите на миссис Фиг. Скажете, обычная старушка-кошатница? Не тут-то было! Но секреты свои она никому не раскрывает да и стоит ли нарушать тишину здешних мест?
Вернемся к дому номер четыре, по Тисовой улице. Сейчас лето. Немного облачно, немного душно, но солнечная активность превысила все допустимые нормы именно в тот день, когда Петунья Дурсль заставила Гарри полоть цветы.
Кем же был Гарри Поттер? Только маленьким десятилетним мальчиком, со своими странностями, со своими причудами. Рос он тихим, спокойным, немного мрачным. Иногда он казался слишком взрослым для своих лет. Резкие черты лица делали его довольно-таки привлекательным. Зеленые глаза завораживали, но в тоже время пугали. А те, кто хорошо знали мальчика с уверенностью заявляли, что в глазах его тьма… И что сам он темный. Чаще всех об этом заявляла Мардж Дурсль, сестра Вернона. Каждый раз, приезжая в гости к брату, она напоминала Дурслям, что Гарри Поттер – порождение зла, антихрист и еще что-то в этом роде. Мардж была толстой женщиной средних лет, которая до смерти любила собак. Своих «слюнявых» она не забывала каждый раз приводить в дом Дурслей. Конечно, Петунье это не нравилось, а уж Гарри и подавно… Догадайтесь, кто прибирал дом после пребывания в нем этих шавок? Именно – Гарри.
Но вернемся к прополке. Зеленая майка давно была отброшена на зеленую, идеально выстриженную лужайку. Правая рука то и дело вытирала пот со лба, а пальчики нащупывали шрам в виде молнии.
Гарри Поттеру завтра в полночь исполнится одиннадцать.
Он с остервенением выдергивал сорняки из земли, что бы поскорей смыться к своей подруге. Она была у него одна единственная и неповторимая - Эмилия Венс.
За что Эмилия любила Гарри Поттера? За его необычность, мрачность, своеобразное мышление, которое не раз спасало их от полицейских и вредных старушек.
Внешность мальчика ее так же притягивала, но и отталкивала в то же время. Он не был милым, и не обладал ангельской внешностью. Резкие черты лица придавали ему какую-то аристократичность, а усмешка получалась более чем впечатляющей.
Петунья Дурстль всего пару раз видела Джеймса Поттера, отца Гарри. И она с уверенностью могла сказать, что мальчик на него не похож. Нет той вечной растрепанной шевелюры, присущей Джеймсу Поттеру, нет глупых круглых очков, и веселого блеска в глазах.
Петунья и Вернон с опаской относились к племяннику. И если сказать честно, то они побаивались его не без причины. Мальчик очень тихо перемещался по дому, мог стоять за спиной минут десять и оставаться не замеченным, чем вводил в ужас Петунью, когда она готовила и обнаруживала племянника за спиной. Холодными, ничего не выражающими глазами, он наблюдал за ними.
Дадли и вовсе перестал обращать внимание на кузена и обходил его стороной. Толстячок Дадли когда-то любил доставать Гарри, бить его, всячески унижать. Но дело в том, что Гарри никогда не плакал, что сильно бесило кузена. В конце концов, какой прок пинать дерево, если оно в ответ даже не шелохнется?
Вернемся к мисс Венс. За что ее полюбил Гарри? За золотые волосы, вечный смех и бредовые идеи. Она с пеленок умела чертовски хорошо воровать. И поспешила обучить этому нелегкому искусству и Гарри. Мальчик по началу даже думать не хотел о таких не хороших вещах, а делать их…спаси его Мерлин! В прочем, вскоре он (не Мерлин, Гарри) вошел во вкус… На полученные деньги они ходили в местное кафе, где пристрастились есть карамельное мороженое. Хозяйка заведения, Джулия Престон, души не чаяла в двух чертятах, зависавших у нее почти каждый день.
Так же Гарри обновил себе гардероб. Хорошие качественные вещи покупала себе и мисс Венс. Она до жути любила все кожаное и синее… В кожаных синих штанах она бродила по центру Лондона, куда они с Гарри часто приезжали за покупками, и пугала своим вульгарным видом старушек. Гарри мог только стоять в сторонке и загибаться со смеху.
Чем еще обычно занимались эти двое? Бегали по лужам в дождь, пугали птиц, засиживались у мисс Венс в доме… О, это был ужасный дом, очень ветхий, с протекшей крышей и тонкими хрупкими половицами. Дом стоял в конце улицы, за высоким деревянным забором. В заборе была щель, скрытая деревяшкой, которая с легкостью отодвигалась.
Еще в доме жил Эрни…дядя Эрни. Никто толком не знает, родной ли он, для мисс Венс, дядя, но живет он в этом доме сколько себя Эмилия помнит. Эрни много пьет…никогда не закусывает, постоянно дерется, иногда бьет Эми…. Собственно, это все терпимо. Гарри и Эми редко бывают у последней в доме, так что не волнуются по этому поводу.
- Гарри, иди обедать! – позвала тетя мальчика. Гарри облегченно вздохну и пошел мыть руки. Футболка одиноко осталась лежать на лужайке. На обед Петунья приготовила лазанью. Гарри, как всегда, достался маленький кусочек, Дадли – почти вся сковородка. Кузен жадно впился зубами в блюдо, разбрызгивая жир. Гарри скривился. Обед проходи в молчании, под звуки Дадлиного чавканья.
- Петунья, добавки, пожалуйста. – Пробормотал дядя Вернон, практически слизывая тарелку. Жир с тарелки медленно стекал на его брюхо, впитываясь в белую рубашку. – Ох, что ж это я… - начал мямлить толстячек, вытирая живот полотенцем.
У Гарри в конец пропал аппетит. И буркнув «спасибо», он помыл тарелку и удалился полоть цветы.
После его ухода, Дурсли вздохнули спокойно, и началась беседа, на тему дядиных дрелей.

Но вернемся к не прополотым цветам… Хотя, уже прополотым. В саду снова пусто, зеленая футболка куда-то исчезла… И солнце исчезло. Почти мгновенно подул ледяной ветер, пригнав черные дождевые тучи. Ливень не заставил себя ждать. Такой ливень был достоин муссонных дождей Индонезии…
Гарри Поттер шел по мокрой скользкой дорожке, в своей намокшей зеленой футболке. Сквозь ветер, сквозь непогоду он рвался к мисс Венс. К деревянному домику, скрипучим половицам…
Дождь лил и лил, бил нещадно в лицо, по рукам. Ветер буквально сдувал с места, кожа стала почти гусиной – Гарри продрог до костей. В лицо летели фантики, пакетики, бумажечки… - все, что ветер с немалым трудом высвободил из мусорных баков.
Деревянный забор, за которым находился дом Эмили, почти лежал на мокром асфальте, и под ним пробраться бы не удалось – пришлось перелазить. А пока перелазил, напоролся рукой на гвоздь, и теперь дождь старательно смывал реки крови…
Прижимая к груди руку, Гарри зашагал к домику. В ботинках хлюпал североатлантический океан, в носу хлюпали…ну, не важно. Главное то, что простуда на завтра обеспечена.Сквозь шум раскачивающихся деревьев, завывания ветра, Гарри четко услышал девичий крик. Затем, какой-то невнятный хрип, стук, звон бьющегося стекла. Не долго думая, он ринулся к двери и забарабанил по ней кулаками.
- Эми! Эми, открой!
Но ответом ему был цветочный горшок, вылетевший из окна. Потом снова крик, а за ним тишина…
- Эми! – с еще большим остервенением начал колотить дверь мальчик. Он знал, что Эми часто доставала дядю, что тот иногда поколачивал ее…
Гарри перестал барабанить, и подошел к разбитому окну. Взобравшись на подоконник и оказавшись в сыром помещении, Гарри в ужасе остановился. Эми лежала раскинув руки на полу. Ее безжизненное тело было избито, из под него растекалась лужа крови… Лицо закрывали пряди вьющихся золотых волос, изо рта стекала струйка крови.
Рядом лежали разбитая тарелка, ваза, опрокинутый столик.
Гарри, не в силах стоять, сел на пол. Лицо его побледнело, в глазах стоял ужас…он не смел оторвать от нее взгляда.
- Ее больше нет. – Раздался голос, прорезавший тишину. Гарри усилием воли оторвал взгляд от тела, и устремил его на дядю Эрни. Он стоял возле ее тела, весь поцарапанный, с разбитым носом. Руки его были в крови, взгляд пьян. Он, даже не взглянув на то, что сделал, поплелся вверх, на второй этаж.
Гарри запустил руки в волосы Эмили, и попытался ее приподнять. Такая легкая, такая безжизненная…
Голубая ленточка с ее волос зацепилась за пальцы его рук. Дрожащими руками он поднес ленту к глазам. На ней были пятнышки крови.

----------(от лица Гарри Поттера)---
Я не мог пошевелиться, не мог кричать или плакать. Я потерял возможность соображать. Я не мог понять, что вообще произошло. Эрни поднялся наверх. Я проследил за ним взглядом, и вновь уставился на Эмилию… Мертва? Что за глупость! Что значит, мертва? Ушла из жизни? Больше не вернется? А записку оставить? И куда ушла? Стало трудно дышать…в комнате исчез кислород? Нет, нет…Эми, вставай! Хватит издеваться, я знаю твои шуточки, вставай! Что же ты лежишь, как труп?...труп?...труп?
Я схватился руками за голову, надеясь, что она мне поможет. Но голова взяла бессрочный отпуск, мозги уехали на Таити… На четвереньках я подполз к ее телу…телу…телу…
На моих руках кровь…я весь в крови. Я испачкал футболку – тетя Петунья расстроится…
Ее глаза закрыты… Ну же, открой! Люди так не умирают! А как они умирают? Я не знаю, как умирают люди. Что я вообще могу знать?
------------
Гарри сидел около тела девочки, и раскачивался взад вперед, как ребенок из коррекционного класса. Знаете какие там дети? Вот они все дружно сидят и раскачиваются, устремив взгляд в пустоту. А иногда у них проскакивает… Например, сидит девочка, в такт всем раскачивается…. Потом бац! Она встает с места, и начинает петь! Минут пять она поет, затем садится, и как ни в чем не бывало, опять раскачивается!
Но Гарри ведь не из таких? Тогда почему же он раскачивается? Мальчик перестал раскачиваться и драть волосы на голове. Его взгляд упал на нож. Да, да, на тот самый ржавый нож, который используют по-всякому, кроме прямого назначения. Гарри встал, схватил нож, и отправился вслед за дядей Эрном… Идиотская лестница скрипела с каждым новым шагом… Неужели нельзя заменить?!?
Вот он, жирный боров, сидит с бутылкой, пялится в дрожащий экран старого черно-белого телевизора.
- И что ты собрался с этим делать, мальчик? – пьяно спросил Эрни, и хрипло расхохотался, поднося горлышко бутылки ко рту.
Блеск! И вот ржавый нож в крови, а дядя Эрни зажимает рукой горло….там сейчас такая неровная полоска… Бутылка со стуком упала на пол и покатилась.
Гарри бросил нож, и кинулся вниз. И куда? – в ванную! Кран, мыло…не оттирается. Теперь она (кровь) не только на футболке, или на коже, она внутри….впиталась в плоть.
Бессильно пнув раковину, Гарри вышел, оперся спиной на стенку, и медленно по ней скатился. Поджал ноги к груди, и тупо уставился на…ее тело.
Господи! Да светится имя твое, да прибудет царствие твое… Гарри не помнил дальше, да и вовсе не знал, как там правильно молиться.
Наверху что-то упало, и уже через пять минут это что-то доползло до лестницы. Оно хрипело, выплевывало кровь, и безумными глазами смотрело на Гарри… Мальчик в ужасе вжался в стенку. Дядя Эрни дополз до одной лесенке, и с грохотом покатился вниз. Когда его тело было доставлено на первый этаж, признаков жизни оно больше не подавало.
Гарри встал, сделал шаг по направлению двери, но упал, забывшись…
Великое забвение! Как редко ты к нам приходишь! Но как вовремя!
Гарри открыл глаза. Лоб болел. Болела коленка. Он лежал на мокром сыром полу. Все это ему приснилось…все это ему приснилось… рука угодила в какую-то лужу…крови? Гарри резко вскочил и огляделся. Нет, все было по настоящему. Труп Эмили, труп дяди… Дождь прекратился. За окном вновь выглянуло солнышко.
Что делать? Здесь где-то была газовая плитка… Шторка горит, но неохотно. Она все еще сырая. Скоро огонь доберется до баллона с газом и тогда…
Гарри быстро ретировался на улицу. Уже отойдя от дома на приличное расстояние, Гарри услышал взрыв…
А голубая ленточка все так же была сжата в его руке.

* * *

Десятый километр от Литл-Уиндинга, шестой час со времени смерти Эмили, и пустота…всепоглощающая, прожорливая бездна, тянущая все живое и светлое в свой обитель. Гарри остановился. Он медленно стал оседать на землю, в конечном счете, заплакав. Он никогда так не плакал. Так горько и так безнадежно. Только сейчас он понял, что потерял верную подругу, единственного человека, которого он любил, который был его семьей. Теперь он один. Один на этой длинной пыльной трассе.
И снова дождь. Гарри брел по трассе уже битый час, а может и больше, а может и меньше…
- Эй, парень, подвезти? – крикнула молодая женщина, подъехав на своем красном авто. В марках Гарри был не силен, и мало что мог сказать по этому поводу.
Девушка лучезарно улыбалась своими белыми зубами. Она чем-то смахивала на акулу.
Гарри остановился. Посмотрел на дорогу впереди себя, и, не увидев ничего, кроме далекого горизонта, кивнул, садясь в машину.
Автомобиль тронулся, и на Гарри посыпались вопросы.
- Куда направляешься то?
- Не знаю.
- Я вот в Литтл-Хэнглтон направляюсь.
- Значит, я тоже.
- А чего у тебя футболка-то в пятнах красных? Небось, убил кого? – решила пошутить девица, смотря на Гарри через зеркало.
- Угу. – Буркнул Гарри.
Больше девушка у Гарри ничего не спрашивала. Она болтала всю дорогу, рассказывая о себе. Ее звали Бет Гарден, и в Литтл-Хенглтоне ее семья жила с начала двадцатого столетия.
- Знаешь, у нас очень интересны город. И много интересных историй о нем. Ну, например, загадочная история семьи Реддлов. О, ты не поверишь, что там случилось! Реддлы были уж очень зажиточной семьей, особенно для тех времен. Это знаешь ли двадцатые годы нашего с тобой столетия. Ух, что там случилось! Про Реддлов нужно детективы писать! А жили Реддлы в таком потрясающем особняке, он самый симпатичный в округе. Я тебе его даже покажу, когда мимо проезжать будем. Заходить я туда не хочу. Слухами, знаешь ли, земля полнится. А слухи об этом месте не самые привлекательные. В общем, Томас Реддл был помолвлен с Сесилией, как помню, мне бабка рассказывала. И ты представь себе! Эту, как говорила моя бабка, милую привлекательную девушку, из благополучной семьи Реддл променял на Меропу Мракс. О Мраксах у нас, знаешь ли, тоже не самые хорошие слухи ходят, но то все слухи… Говорят, что Мраксы – темные волшебники! Ты представляешь?! Волшебники! Это ж надо такое придумать! Но вернемся к Меропе. Мраксы были очень бедны. Никогда не вылезали из своей конуры на свет Божий…черти, одним словом. – Бет даже забыла, что рассказывает обо всем десятилетнему мальчику. Она углубилась в воспоминания. Видно, что эти рассказы доставляют ей огромное удовольствие. – В общем, Меропа забеременела от Реддла, у нее родился сын. Но к тому времени Реддл ее бросил и вернулся к семье. До сих пор никто не знает, почему так случилось. Реддл даже не вспоминал о своей жене и сыне… Но дальше – интересней. А интересна смерть Реддла. Летом 1943 года его нашли мертвым в гостиной собственног дома. Знаешь, как он был убит? Вот и я не знаю! И бабка моя не знает! Никто не знает. Никаких внешних или внутренних повреждений! Волшебство какое-то!
- Может, отравили? – предположил Гарри, невольно заслушавшись рассказом. Том Реддл ему явно не понравился. Он не понимал, как можно бросить беременную жену? Что-то внутри мальчика зашевелилось. Какой-то забытый…гнев? Он не мог ненавидеть Реддла, ведь он раньше не знал его истории. Но почему-то эта история была смутна знакома?
- Нет. Эксперты даже не смогли установить причину смерти. Списали все на сердце… Хотя местные обвинили во всем садовника Реддлов Фрэнка Брайса, недавно вернувшегося с войны. Он, кстати, и сейчас живет рядом с особняком, ухаживает за ним. Местные детишки любят туда залазить, рассказывать страшилки… ну, ты и сам ребенок, можешь их понять! – Увлекательно рассказывая, продолжала девушка. Гарри отвечать не стал, хотя подумал, что он такими делами никогда не занимался. Жизнь – итак сплошная страшилка. Стоит ли она нелепых россказней?
- А Меропа и ее сын?
- А что Меропа? О! Она умерла, родив на пороге приюта Томаса Марволо Реддла! Она назвала ребенка в честь своего супруга и отца, кажется.
- А Мраксы? – настроение у Гарри в конец упало. Ему стало как-то жалко незнакомого Тома Марволо Реддла. А Гарри думал, что это с ним судьба обошлась паршиво.
- Да кто их знает! Этих Мраксов. Но, вроде бы, после того события...я имею ввиду, смерти Реддла, все Мраксы разом испарились!
- Как это, испарились?
- Ну, исчезли. О них, в общем-то, все забыли. Я думаю, они уехали.
Так они доехали до Литтл-Хенглтона.
Вскоре, Гарри действительно увидел особняк Реддлов. Он возвышался над остальными домами, стоя на холмике. Особняк выглядел жутковато и угловато.
- Остановите здесь, пожалуйста. – Попросил Гарри. У него появилось жуткое желание проникнуть в особняк. Жизнь Реддлов и его заинтересовала. Он надеялся, узнать что-нибудь еще.
- Я завтра возвращаюсь в Литтл-Уиндинг. Подвести?
- Угу.

* * *

Подходя к особняку, Гарри замедлил шаг. От этого места действительно веяло чем-то…темным. Но отогнав глупые мысли, Гарри уверенно зашагал по направлению парадной двери. Удивительно, но она не была заперта. Схватившись за ручку, покрытую сусальным золотом, Гарри ее повернул. Двустворчатые двери неохотно поддались, и Гарри оказался в широком помещении.
Пол был покрыт толстым слоем пыли. Это означало одно, здесь очень давно никого не было. Или дом хорошо скрывает их пребывание.
Холл был просторным, с боку располагалась лестница. Древесина на полу давно просела и местами провалилась в подвал, куда Гарри лезть не пожелала, посчитав, что там могут оказаться подземелья. На потолке паук строил свое жилище и заманивал в него жертв. Глупые мухи и мотыльки в одно мгновение попадались в хорошую ловушку. Гарри невольно подумал, что будь он мухой, наверное, тоже бы попался так нелепо – паутина была повсюду.
Эмилия…Эмилия….тебе бы понравилась эта история. Ты ведь их до смерти любишь.
Неуверенно шагая по скрипучим половицам, Гарри подошел к лестнице. Она вела на второй этаж, но более всего Гарри удивила полоска на лестнице. Длинная толстая полоска. Кто-то недавно тут прополз…
- Мальчиш-шка! – нечто возмущенно зашипело в метре от Гарри. Мальчик в ужасе отскочил, уставившись на виновника. Им оказалась длинная толстая черная змея. Она раскрыла капюшон и старательно шипела, обнажая острые зубы.
- Извините. Я не знал, что здесь кто-то есть. – Виновато ответил Гарри, пятясь к двери.
- Говорящ-щий?! – удивилась змея, перестав угрожающе раздувать капюшон.
Гарри понял, что змея крайне удивлена. Тогда как змея из зоопарка вполне терпимо отнеслась к этому факту. А вот Гарри и не знал, как к этому относиться. Когда он рассказал про змею из зоопарка, Эми только рассмеялась, сказав, что эта очередная байка в ее длиннющем списке.
- А что в этом такого?
- Мой х-хозяин говорящ-щий! – гордливо ответила змея, вновь раздувая капюшон.
Из этого ответа Гарри понял, что кто-то кроме него тоже разговаривает со змеями. Надо бы выяснить, кто это.
- И кто твой хозяин? – чуть приближаясь к змее, задал вопрос Гарри. Он вовсе не хотел, что бы змея его съела. Но что-то в этой змее его притягивало. Возможно родство?
- Великий Темный Лорд!
Гарри этот ответ мало что дал. За окном уже было темно. Луна висела высоко в небе, освещая местное кладбище. В лике луны Гарри видела ее…Эми…
Возвращаться домой Гарри не хотел. Придется пройтись мимо дома Эми, а это выше его сил. Плюс ко всему, там сейчас проходят разбирательства по делу. Гарри решил, что не стоит лезть в пекло.
- Можно мне здесь на ночь остаться? Кстати, как тебя зовут?
- Нагини, говорящий…ты можешь остаться… - ответила змея, и поползла на второй этаж. Гарри последовал за ней, и вскоре оказался в небольшой комнатке. У стены виднелся камин, заросший пылью и паутиной. На против стояли два красных кресла, а в углу диван. Расположившись на диване, мальчик укрылся пледом, и почти мгновенно заснул. Нагини, кольцами свернувшись, лежала рядом на полу.
Эми…Эми…снилась ему. Ее звонкий смех, золотые волосы…и ленточка в крови…и дядя Эрни…
Что же он наделал? Убил? Он убийца?
Гарри проснулся. Было темно. Проспал он максимум час-два.
Время было за полночь. Теперь Гарри одиннадцать.
Он решил, раз уж не спиться. То можно побродить по дому.
Особняк, хоть и был старым, но оказался очень красивым. От него веяло какой-то…античностью. Наверняка здесь прожило не одно поколение Реддлов. На стенах висели обшарпанные, выцветшие картины.
- Это Том Реддл…глупый магл! – раздалось рядом шипение Нагини. Гарри не услышал как она подползла, и дернулся.
Мальчик посмотрел на портрет, о котором говорила Нагини. На нем был изображен приятной наружности мужчина. Его смело можно было назвать красивым.
И почему магл? – подумал Гарри. Но спрашивать не стал, списав все на змеиные ругательства.
До самого утра Гарри бродил из комнаты в комнату. Нагини сопровождала его, но вскоре уползла, как она сказала, обедать. Гарри даже думать не хотел, чем она собралась питаться.
Около четырех часов утра. На Гарри вновь накатила дрема. Вернувшись к потрепанному дивану, он лег спать. И проспал почти до полудня.
Как оказалось, Нагини лежала рядом, свернувшись кольцами. Гарри почему-то подумал, что змее грустно без ее хозяина.
Мысли опять вернулись к Эми. Глаза предательски защипало. Нет, Гарри. Ты никогда не плакал...до этого. Так не стоит продолжать. Достаточно…
Гарри помотал головой. Это были его мысли?

* * *
Обвязав голубой ленточкой свое запястье, Гарри вышел на улицу. Недалеко стоял домик. Видимо он принадлежал смотрителю.
По знакомой тропинке Гарри добрался до дороги, и побрел по направлению Литл-Уиндинга.
- Хей! Я же сказала, что тебя подвезу! – крикнула недавняя знакомая Гарри. Мальчик даже улыбнулся, обрадовавшись, что пешком возвращаться не будет.

* * *
- Что значит со вчерашнего дня нет дома?! – шипел на Дурслей высокий мрачный человек, в черной мантии, сальными волосами, спадающими на его бледное лицо и крючковатый нос. Черные, как омут глаза прожигали в чете Друслей дырку.
Дадли давно убежал к себе в комнату, оставив родителей на растерзание жуткому типу.
- Ну, он должен был, скорее всего, пойти к своей подружке…- начала мямлить Петнуья, в ужасе смотря на то, во что превратился друг детства Лили, ее сестры.
- Адрес! – крикнул Северус Снейп, а это был именно он. Северус Снейп – бывалый Пожиратель Смерти, ужас всего Хогвартса и кошмар учеников.
- Она живет на этой же улице, в двадцатом доме…это в конце…кажется…
Дослушивать их Северус не стал, и пулей вылетел на улицу. Пока он шел к намеченному месту, то шипел себе под нос проклятья в сторону Гарри Поттера, Альбуса Дамблдора и Хагрида, который не потрудился заняться поисками мальчишки.
Дойдя до цели, Северус Снейп в недоумении остановился, глядя на обгоревшие останки дома.
- Ужасная трагедия, сэр! Говорят, баллон с газом взорвался. Пожар почти мгновенно обхватил все два этажа. Бедная девочка…- покачала головой подошедшая пожилая леди. Северус внимательно на нее посмотрел.
- А кто-нибудь еще?..
- Да, ее дядя.
Гроза Хогвартса вздохнул с облегчением, прошептав «хвала Мерлину». Старушка не поняла его радости и в возмущении на него уставилась.
- То есть… К ней должен был прийти мой…племянник…э…- ляпнул первое, что пришло в голову Северус. Старушка сменила гнев на милость, понимающе кивнув.
- Это вы про Гарри Поттера? – как-то странно спросила она, сморщив нос, и поджав губы. – Его, между прочим, вся полиция ищет. Говорят, что он был тогда, там. Но ведь тела-то нету! А значит, мальчик – первый подозреваемый. Хотя, я, лично, так не думаю. Вон, у Джулии спросите. Эти двое часто у нее засиживались. Она подтвердит, что Гарри и Эми были не разлей вода. Он не мог этого сделать! – она томно вздохнула, и ушла, что-то бормоча себе под нос. Северус еще раз взглянул на развалины.
Он не знал, что именно представлял из себя Гарри Поттер. Скорее всего он копия своего отца…- Северус невольно скривился, вспоминая школьные годы. Он ненавидел Джеймса Поттера каждой клеточкой тела. Но как бы Северус не относился к Джеймсу Поттеру, нельзя допустить, что бы с его сыном что-то случилось.





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анононимных

Copyright © 2018 Your Company Name